Ссылки для упрощенного доступа

"Мама, нас бомбят!"


У кабинета Уполномоченного при главе Дагестана по защите семьи, материнства и прав ребенка

Дагестанцы просят правительство вернуть их женщин и детей из Сирии и Ирака

27 января в Махачкале родственники жён и детей дагестанцев, уехавших воевать в Сирию, встречались с вице-премьерами регионального правительства и уполномоченным по правам ребенка. Речь шла о возвращении женщин и детей из иракских и сирийских тюрем. Чиновники ответили, что им помогут посредством специальной комиссии, созданной для таких целей еще в 2017 году.

"В Дагестане создана единая электронная база данных по обращениям граждан, связанным с возвращением несовершеннолетних на родину, в которой поставлено на учет 810 несовершеннолетних. Всего возвращен 91 ребенок, 76 детей на данный момент находятся в республике, 15 отбыли в другие регионы России, 2 – в Азербайджан и Турцию", - сообщается на сайте правительства Дагестана.

Среди просивших помощи у чиновников 27 января была Патимат из Кизилюрта. Она мать Алины, уехавшей в Сирию после убийства мужа в спецоперации в Дагестане. В середине января участковый инспектор полиции принёс их семье радостную весть: 20 января прилетит самолет с их внуками, находящимися в иракской тюрьме. Но этого не случилось.

На встрече представители регионального правительства заверили их, что самолет все-таки прилетит, но дату прибытия скрывают "в целях безопасности".

Некоторые выразили готовность отправиться в Ирак самостоятельно, чтобы забрать оттуда внуков. Однако вызволение детей из тюрем возможно лишь путём международных соглашений, объяснили им представители власти.

В последний раз Алина выходила на связь с матерью 11 февраля 2017 года из Мосула.

"Она сказала: 'Мама, нас бомбят! Иншаллах, встретимся на том свете'. С тех пор нет никаких вестей от дочери", - рассказывает "Кавказ.Реалии" Патимат.

В 2014 году Алина забрала в Сирию и троих малолетних детей (сына и двух дочерей). Таково было завещание её мужа: переехать в "халифат" с детьми после его смерти. Младшей дочери тогда было 8 месяцев.

Патимат вспоминает, что отговаривала дочь от переезда. И надеялась, что та откажется от своей идеи: ведь у дочери не было денег и загранпаспорта. Но Алина уехала уже через пару дней после разговора с матерью, не известив об этом родителей.

Мать подозревает, что у Алины был проводник.

"Возможно, я узнала бы, кто это, если бы посмотрела видеозаписи с камеры их соседа. Он сотрудник ФСБ. Но его семья не предоставила мне их, сказав, что камера не работает", - вспоминает Патимат.

В числе женщин, которых 27 января записали на прием к вице-премьерам РД Рамазану Джафарову и Анатолию Карибову, не было жительницы Махачкалы Гулишат. Это медсестра с 34-летним стажем, которой недавно глава республики Владимир Васильев вручил звание заслуженного работника здравоохранения. Представители правоохранительных органов обзывают её просто: "мать террориста". В ее доме неоднократно проводили обыски.

"Я хотела спросить у них, почему они не проверяют работу паспортных служб? Моей снохе заграничный паспорт сделали за три дня (тогда как официальный срок его изготовления – месяц с лишним)", - делится с "Кавказ.Реалии" Гулишат.

Ее сын уехал в Сирию в ноябре 2014, через два месяца вслед за ним отправилась и сноха с двумя детьми. Там у них родились еще двое. В момент последнего контакта с ними семья находилась в Багузе. Гулишат вспоминает, что сын выходил на связь 20 января 2019 года, просил прощения. С тех пор она с ним не говорила. А сноха с четырьмя детьми находится в лагере Аль-Хой ровно год. Женщина переживает, что в лагере полнейшая антисанитария и её внукам с матерью приходится там выживать. По ее информации, они были вынуждены там подбирать с пола зёрна пшеницы и есть траву.

По её словам, буквально через полгода сын со снохой поняли, что ошиблись в выборе страны, поэтому хотели выбраться оттуда. Однако им помешали, рассказывает Гулишат: сожгли документы.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG