Ссылки для упрощенного доступа

Детей боевиков взяли "на карандаш"


Школьниц в хиджабах, как оказалось, в Махачкале заносят в списки "потенциально опасных". Иллюстративное фото

Как противостоять вовлечению молодежи в ряды боевиков – этот вопрос обсуждали на днях в дагестанском правительстве на заседании антитеррористической комиссии. Прозвучавшие на совещании предложения и существующая работа государственных органов вызывает сомнения, считают местные эксперты.

Приоритетное внимание в регионе уделяется "работе по возвращению детей из семей, находящихся на территории Сирии и Ирака, и их социальной реабилитации", заявил и.о. министра внутренних дел по региону Дмитрий Гутыря.

При этом он не уточнил, что именно в этом направлении делается. Может, он имеет в виду, что матери-дагестанки, которые вернулись на родину c детьми, сразу были арестованы? Потом их осудили, но в тюрьму сажать сразу не стали: решено было дождаться совершеннолетия их детей, а потом отправить женщин за решетку. Хотя женщинам изначально обещали, что не будет уголовного преследования.

Взявшая слово следом за главой МВД министр образования и науки Уммупазиль Омарова уточнила, что на сегодняшний день в республике находится 53 несовершеннолетних ребенка, вернувшихся из Сирии и Ирака.

Омарова, к слову, не стала скрывать, что в республике ведется учет школьников, потенциальных экстремистов. Она отметила, что дети из "группы риска" вовлечены в некое дополнительное образование, а еще в этом году 35 детей членов незаконных вооруженных формирований были отправлены в лагерь под Кизляром.

Добавим, что ранее в Дагестане разгорелся скандал: родители обнаружили, что в социальные паспорта классов нескольких махачкалинских школ был введен пункт о том, носит ли ребенок хиджаб. Эта графа, утверждали учителя, появилась по требованию инспекции по делам несовершеннолетних.

В Минобразования и МВД отмахнулись от паспортов, заявив, что это инициатива самих учебных заведений. После выступления Омаровой абсолютно очевиден факт: в республике есть не только "профилактический учет" салафитов, но и аналогичные списки детей.

По словам адвоката Саният Магомедовой, к ней несколько раз обращались за помощью родственники нескольких женщин, которые хотели бы вернуться из Ирака домой.

"Речь идет о четырех женщинах. У всех по трое-четверо детей. Что я говорю их родственникам, которые пришли ко мне? Говорю им правду: не стоит надеяться, что в Дагестане их ждут, что тут примут их с распростертыми объятиями, что помогут с детьми. Уголовные дела – вот что их ждет. И я советую искать пути отъезда в третьи страны", – делится юрист.

Комментируя же прошедшее в Махачкале заседание, собеседница отметила: самая лучшая профилактика терроризма среди молодежи – это создание "социальных условий": "Сделайте так, чтобы у студентов была возможность учиться без взяток. Сделайте так, чтобы после университета они могли устроиться на работу по профилю, а не таксовали, например. Создайте условия нормальные. Конечно, чиновникам ходить в школы и вузы и рассказывать, что «терроризм – плохо» – легче, чем выполнять свои прямые обязанности".

Дагестанская правозащитница Светлана Исаева же не доверяет отчетам чиновников, прозвучавшим на совещании: "Эта информация, на мой взгляд, сомнительна. Например, заявлялось, что более полумиллиона детей были охвачены некой, внимание, работой по формированию у населения антитеррористического сознания. Это что вообще? Что за работа? И даже там если и есть что-то вразумительное, то откуда цифра в полмиллиона? Как считали? Или же глава МВД заявил о 10 тысячах встречах в школах и вузах. Допустим, что эти встречи были. Но что на них говорилось? Насколько они были эффективны? Вкратце, у меня много вопросов ко всей этой деятельность а-ля профилактика терроризма и экстремизма среди молодежи. Но ответов мне на них не найти".

Смотреть комментарии (11)

XS
SM
MD
LG