Ссылки для упрощенного доступа

"Меня били как врага народа"


Осужденный за убийство дагестанец заявил, что нападавшие собирались расправиться с его семьей

Верховный суд России оставил в силе приговор Краснодарского краевого суда, которым 30-летний дагестанец Магомедрасул Абдулмеджидов приговорен к 24 годам колонии за убийство трех человек. Осужденный настаивает, что оборонялся и убил не намеренно.

До начала судебного заседания в Верховном суде России отец осужденного Магомедсултан Абдулмеджидов рассказал корреспонденту "Кавказ.Реалии", что его сын заступился за женщину с детьми, сделав замечание местному жителю. Тому замечание не понравилось, а спустя день, 30 марта 2017 года, он позвонил сыну и позвал, чтобы уладить конфликт. Сын поехал со своим знакомым, а с другой стороны приехало около тридцати человек. Они избили Магомедрасула до полусмерти и собирались поехать к ним домой. Отец рассказал, что толпа, которая избила сына это организованная группировка, которая известна местным как "Казанская".

Во время судебного заседания, Магомедрасул Абдулмеджидов, выступая по видеосвязи из СИЗО Краснодара, рассказал, что его обманули, сказав, что зовут "выпить чай и примириться".

"Я пришел туда и меня били как врага народа, топтали, говорили очень много оскорбительного, очень много неприятного касаясь всего, начиная с национальности, места жительства, родных задевали, мать задевали. Говорили, уезжай отсюда, это наш город. Били меня предметами, пистолетом и кастетом. Они сели в машины и собирались ехать за мной",рассказал осужденный.

Избитый Абдулмеджидов
Избитый Абдулмеджидов

По его словам, он делал предупредительные выстрелы в воздух и в землю, давая понять, что готов постоять за семью и в знак того, что не нужно за ним ехать. В результате выстрелов погибли трое: Мелконян И., Мелконян В., Цурмудян Ю. Как рассказал осужденный, с места происшествия он поехал в отдел полиции, дал показания и попросил увезти его семью из города (Кропоткино).

"Я хотел показать, что не надо ехать ко мне домой. У меня дома сестры и племянницы, родители. Я был уверен, что они сделают что-нибудь, потому что их знают в городе. У них у всех статьи 111 [УК, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью] или 105 [убийство]. Они или бьют, ломают или убивают. У них в этом плане нет морали, их все знают в городе и за это их боятся. Они кровожадные и я на себе испытал это. Они сказали, что придут за мной следом, что не дадут мне покоя. Эти слова подтверждаются их свидетелями", сказал Абдулмеджидов.

Защита Абдулмеджидова пыталась доказать, что пули, которые убили трех человек, попали в них в результате рикошета от дорожного покрытия. Об этом, по их мнению, свидетельствует характер ранений, которые описал эксперт.

Один из его адвокатов Сергей Патынко просил Верховный суд назначить повторные судебно-медицинскую и психолого-психиатрическую экспертизы. Защита пыталась доказать, что у Абдулмеджидова не было умысла убивать, а трагедия произошла в результате самообороны. Об этом, по их мнению, свидетельствовал его внешний вид. Первая судебно-медицинская экспертиза решила, что тяжесть повреждений на теле Абдулмеджидова "не оценивается", а вторая констатировала легкий вред здоровью.

Во время допроса в суде первой инстанции эксперт сказал, что вред здоровью можно оценить, как средней тяжести. Однако в повторной экспертизе Краснодарский суд отказал. Эксперт, который оценивал психологическое состояние Абдулмеджидова, по словам адвокатов, не смог его оценить, потому что ему предоставили ненадлежащий материал. ВС так же отказал в повторных экспертизах.

Дагестанца приговорили к 24 годам тюрьмы. Защита утверждает: он оборонялся
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:27 0:00

По словам Абдулмеджидова, он изначально хотел, чтобы это дело рассматривали присяжные в надежде, что они оценят его «как люди». Однако судья Краснодарского суда Игорь Мацко в разговоре один на один убедил его и его родителей, отказаться от этой идеи, сославшись на то, что он не сможет "довести до присяжных ситуацию". Он согласился на единоличное рассмотрение дела, но, когда процесс начался, понял, что он идет "не в ту степь". Абдулмеджидов заявил отвод судье, но судья себя не отвёл.

В последнем слове Абдулмеджидов, сказал, что понимает, что люди погибли из-за его выстрелов и готов понести ответственность, но не за умышленное убийство.

"У них погибшие. Я и на суде не раз высказывал соболезнования и извинения родителям. Один из отцов сказал: «Вот ты здесь стоишь живой, здоровый, а мой сын погиб». Я промолчал. А потом он рассказал, что его сыну позвонили и позвали на разборки при нем. Сын ушел и не вернулся. Прокурор ему сказал, почему вы это не говорите тому, кто вызвал вашего сына». Я настолько думаю постоянно, что лучше бы они там меня забили и ничего бы этого не случилось. Меня бы похоронили и мои руки не запачкались", – сказал Абдулмеджидов.

Защита планирует обжаловать решение ВС в кассационном порядке.

Смотреть комментарии (4)

XS
SM
MD
LG