Ссылки для упрощенного доступа

"К многоженству у нас адаптируются"


Скульптура женщины, Северная Осетия

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова намерена организовать дискуссионную площадку для обсуждения прав женщин в России. Работать она начнет со следующего года. "Кавказ.Реалии" спросил женщин из республик Северного Кавказа о том, какие проблемы они бы вынесли на обсуждение.

Без детей и права голоса

Адвокат Малика Абубакарова, неоднократно представлявшая интересы женщин в спорах об опеке, полагает, что необходимо обсуждать исполнение судебных решений.

"Надо обсуждать проблему абсолютного бездействия службы судебных приставов по исполнению решений судов по определения места жительства детей. Важно пригласить на дискуссию именно представителей этой службы", – считает она.

Мысль развивает ингушка Лейла Муружева, которой семья бывшего мужа уже пять лет не дает встретиться с сыном, а приставы игнорируют решения судов (включая ЕСПЧ) о передаче ей ребенка.

"Во-первых, надо побороть молчание и обсудить вариант привлечения специалистов извне, – перечисляет Муружева. – Дать понять женщинам, что проблема будет именно решаться, а не 'мертвецки' существовать на бумаге, как множество решений в мою пользу. На Кавказе женщинам вступать в тяжбу по опеке в разы сложнее, а в Ингушетии и вовсе проще повеситься. У нас родственные связи и дружеские отношения выше законов и норм морали. Дети по традиции остаются с отцом, об этом мне даже говорили в московских инстанциях. Женщина осознает, что решать проблемы придётся в одиночку, и поэтому проще молчать и сживаться с тем, что имеет".

Член совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова считает, что ее республика в этой дискуссии будет выглядеть своеобразно на фоне других регионов, так как там жители, по ее словам, строго придерживаются традиций.

Хеда Саратова
Хеда Саратова

"В чем особенность? Например, у нас часто встречается многоженство, но женщины к этому адаптируются, однако нередки споры по детям. Мне кажется важным привлекать к обсуждению теологов, религиозных авторитетов с Кавказа и брать в расчет все особенности", – заявила Саратова "Кавказ.Реалии".

На данный момент, говорит Саратова, споры по детям в республике решаются при участии муфтията и родственников с двух сторон. Впрочем, процесс этот нередко затягивается.

Замуж после девятого класса

Ольга Гнездилова, адвокат проекта "Правовая инициатива", ведущего, в том числе, дела жительниц Кавказа, отмечает, что необходимо принять эффективный закон против домашнего насилия:

"Вот это и стоит обсуждать, какие особенности есть на Кавказе, каким сделать охранный ордер, чтобы он исполнялся, пойдут ли кавказские женщины в шелтеры или необходим запрет нарушителю приближаться к дому, как решить вопрос воспитания детей в случае насилия в семье и так далее".

Руководитель дагестанской региональной общественной организации "Мать и дитя" Маликат Джабирова двадцать лет работает в женской консультации. По ее мнению, обсуждать стоит, в первую очередь, здоровье женщин.

"Святая женщина была". В Махачкале вручили премию имени Айшат Магомедовой
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:07 0:00

"В Дагестане большой процент многорожающих, – говорит Джабирова. – В связи с тем, что беременности идут подряд, женщины не успевают восстановиться, проявляется очень много хронических заболеваний, онкологических, даже среди молодых женщин. Кроме того, участились ранние браки. Девочки приходят становиться на учет в 15-16 лет, иногда в 14. Все чаще после девятого класса замуж отдают, в селах и того раньше. В итоге женщины в регионе недополучают образования".

Джабирова напоминает и о том, сколько женщин гибнут от агрессии мужей каждый год. Между тем закон о домашнем насилии в России по-прежнему не принят.

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG