Ссылки для упрощенного доступа

Не нашли справедливости в России


Европейский суд по правам человека присудил более 1,9 миллиона евро родственникам пропавших в ходе второй чеченской войны. Российские власти обязаны выплатить деньги по 21 делу о похищениях с 2000 по 2005 годы.

Проекта "Правовая инициатива" представлял интересы заявителей по пяти делам, они получили около 600 тысяч евро в качестве компенсации морального и материального ущерба. Других истцов представляли правозащитный центр "Мемориал", неправительственная организация "Матери Чечни" и отдельные адвокаты.

В 18 из 21 дела ЕСПЧ признал нарушение статьи 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и 13 (право на эффективное средство правовой защиты) Европейской конвенции по правам человека.

Суд отметил, что расследования по исчезновению людей так и не были завершены, хотя имелись доказательства, что к этому причастны военные.

Так, 3 мая 2000 года в селе Автуры был задержан Мухади Мальцагов. Рано утром во двор Мальцаговых ворвались десять силовиков, они застрелили лающую собаку хозяев дома, а когда на шум вышел сам Мальцагов, ему связали руки и вывели со двора, где ждали еще около 50 вооруженных людей.

Мужчину увезли на территорию бывшей местной птицефабрики, где в 2000 году располагалась российская военная база. Заявители — жена и дети Мальцагова утверждают, что похитители были славянской внешности и говорили на русском без акцента.

В тот же день родственники направились в штаб Шалинского военного командования, где им сообщили, что местные военнослужащие не арестовывали Мальцагова и у них нет информации о какой-либо спецоперации, проводимой в тот день. Уголовное дело о похищении было возбуждено лишь спустя семь месяцев, позже оно было приостановлено.

Утром 28 ноября 2002 года группа вооруженных людей в масках ворвалась в дом Абдулкеримовых в селе Эрсеной. Угрожая оружием, они вынудили главу семьи Ахмеда Абдулкеримова и его сына Абу-Шахида выйти на улицу, довели их до окраины села, где стояла колонна военной техники, а затем увезли в сторону военной части в Ведено. Следствие по факту похищения мужчин несколько раз приостанавливалось и возобновлялось, однако местонахождение Абдулкеримовых до сих пор неизвестно.

Жители Ингушетии Расухан Евлоев и Ибрагим Измайлов были похищены 11 марта 2004 года: на стационарном посту «Волга-14» их автомобиль блокировали военные и заставили выйти их машины. Затем на них надели наручники и увезли в сторону Назрани.

Сотрудник полиции, дежуривший на контрольно-пропускном пункте, попытался вмешаться, однако один из силовиков приказал ему держаться подальше, заявив, что он из Магасского управления ФСБ.

Из неофициальных источников родственники похищенных узнали, что мужчин действительно привезли в здание УФСБ в Магасе, но дальнейшая их судьба неизвестна. Через неделю после похищения было возбуждено уголовное дело, расследование ведется до сих пор.

"В настоящее время не наблюдается ничего, что могло бы внушить хотя бы умеренный оптимизм в том, что эти дела будут эффективно расследованы российскими правоохранительными органами".
"В настоящее время не наблюдается ничего, что могло бы внушить хотя бы умеренный оптимизм в том, что эти дела будут эффективно расследованы российскими правоохранительными органами".

По делу "Оздоев и Цечоев против России", интересы заявителей в котором представлял правозащитный центр "Мемориал", Европейский суд обязал Россию выплатить 170 тысяч евро в качестве компенсации морального и материального ущербов.

Старший помощник прокурора Ингушетии по надзору за деятельностью ФСБ Рашид Оздоев и его друг, активист Тамерлан Цечоев, были похищены 15 лет назад. Оздоев расследовал причастность сотрудников ФСБ к исчезновению людей в республике, напоминает "Мемориал". За несколько дней до похищения он отвез в Москву доклад на имя Генпрокурора о злоупотреблениях в ФСБ республики. В документе говорилось о причастности ингушской ФСБ и ее начальника Сергея Корякова к бесследным исчезновениям местных жителей, пыткам и внесудебным казням.

Оздоева и Цечоева похитили в тот же день и, предположительно, те же люди, что похитили Расухана Евлоева с Ибрагимом Измайловым. 11 марта 2004 года на трассе Назрань-Малгобек машину, в которой находились помощник прокурора и его спутник, блокировали вооруженные люди в камуфляжной форме и масках. Оздоева и Цечоева вытащили из автомобиля, затолкали в "Газель" без номеров и увезли в неизвестном направлении. Позже дела о похищении всех четверых мужчин были объединены.

Отец помощника прокурора, судья Малгобекского района Ингушетии Борис Оздоев провел собственное расследование. Он нашел участвовавшего в похищении сотрудника ФСБ, который рассказал, что приказ о похищении отдал начальник ведомства Сергей Коряков. Оздоев записал этот разговор и попытался передать его в силовые и надзорные структуры, однако в прокуратуре ему заявили, что пленка с записью размагнитилась, а из ФСБ России прислали ответ, что у них нет переводчика с ингушского.

В 2008 году, после того как Оздоев подал жалобу в ЕСПЧ, его дом был обстрелян из гранатометов и сгорел. В январе 2018 года Оздоев умер. Вместо него потерпевшей была признана мать похищенного. В решении ЕСПЧ говорится, что правительство России не провело эффективного расследования обстоятельств исчезновения и смерти Оздоева и Цечоева и не смогло убедительно опровергнуть доводы родственников похищенных.

Суд напомнил, что "уже приходил к выводу, что неэффективное расследование исчезновений, имевших место в Чечне в период с 2000 по 2006 год, представляет собой системную проблему, и что уголовные расследования не являются эффективным средством правовой защиты в этом отношении".

Как отмечает сотрудничающий с проектом "Правовая инициатива" адвокат Григор Аветисян, в 2012 году ЕСПЧ указывал на меры, необходимые для проведения эффективных расследований исчезновений людей на Северном Кавказе, в том числе создание единого специализированного и независимого органа с широкими полномочиями для проведения следствия по таким делам.

"Другая часть этого постановления говорила о мерах так называемого гуманитарного характера – связь с родственниками, установление останков и мест захоронения исчезнувших. Ни одна из рекомендаций до сих пор не исполнена, – говорит адвокат. – И, к сожалению, в настоящее время не наблюдается ничего, что могло бы внушить хотя бы умеренный оптимизм в том, что эти дела будут эффективно расследованы российскими правоохранительными органами".

"Кавказ.Реалии" сообщал, что в июне 2019 года Европейский суд по правам человека уже обязал Россию выплатить около 1,6 миллиона евро родственникам 20 жителей Чечни и Ингушетии, пропавших в начале 2000-х годов.

В жалобах отмечалось, что люди пропадали на территориях, которые контролировались российскими военными, и это часто происходило после того, как их забирали люди в военной форме. Аналогичные решения Страсбургский суд также принимал в мае 2019 года, в декабре и октябре 2018 года.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG