Ссылки для упрощенного доступа

Чтобы от хвостов ни хвоста не осталось


Хвостохранилищие в Северной Осетии / Tailings pond in North Ossetia

В Северной Осетии идут рекультивации Унальского и Фиагдонского хвостохранилищ. Этим словом называются отходы производства, складирующиеся на определенной территории. Будет ли вредоносное воздействие на окружающую среду полностью прекращено?

Сейчас работы на хвостохранилищах в самом разгаре. Концом работ согласно проектно-сметной документации обозначен 2019-й год. А работы много – по официальным данным, в Унале хранится около 4 миллионов тонн отходов, а в Фиагдоне – около трех.

Эти отходы образовались в результате работы обогатительных фабрик – Мизурской и Фиагдонской. Последняя не работает уже 35 лет. Ее хвостохранилище уже пытались рекультивировать, однако в результате паводков часть хвостохранилища обрушилась и материал оказался в реках.

В прошлом году Дзерасса Чигоева, Инна Каманина и Светлана опубликовали статью "Содержание тяжелых металлов в водотоках в районе Унальского хвостохранилища и реки Ардон" на основе проб, отобранных в 2016-м году.

"Основным источником загрязнения р. Ардон в ее среднем течении является слив без очистки осветленных вод с обводненной части Унальского хвостохранилища. Среднее содержание тяжелых металлов ниже слива хвостохранилища превышает ПДК (предельно допустимая концентрация) по Pb (свинец) в 340 раз, по Сd (кадмий) в 7,9 раза, по Ni (никель) в 110 раз. Загрязнение р. Ардон ниже Унальского хвостохранилища можно расценивать как «экологическое бедствие»", - отмечают авторы.

Мизурская же обогатительная фабрика пыталась существовать до сих пор. Но с ней произошло удивительное: ее деятельности в 2014-м году воспрепятствовал Росприроднадзор, запретив сброс отходов в Унальское хвостохранилище.

"Эти хвостохранилища очень опасны, - рассказал "Кавказ.Реалии" член Общественной палаты Северной Осетии, эколог Павел Гукасян. – Все из них вымывается в реку и идет в сторону Алагира. У нас высокая подземная миграция грунтовых вод, вместе с которыми отходы попадают на пастбища. А в летнюю погоду идет интенсивное испарение, в результате чего тяжелые металлы попадают на почву, на поляны, на сельскохозяйственные угодья. Результат – повышение аллергического фона, рост онкозаболеваний, заболеваний сердечно-сосудистой системы, верхних дыхательных путей".

В прошлом году федеральный бюджет выделил 400 миллионов на рекультивацию Унальского хвостохранилища и 240 – на рекультивацию Фиагдонского. Работы по проекту грандиозные.

"Проектом рекультивации предусматривается надежная инженерная защита хвостохранилищ от опасных гидрометеорологических и геологических процессов, - объяснил "Кавказ.Реалии" заместитель министра экологии и природных ресурсов Северной Осетии Александр Карданов. - После обеспечения этой инженерной защиты будет проведена рекультивация наиболее загрязненной территории посредством устройства изолирующего двухметрового слоя, который позволит обеспечить отведение поверхностного стока, после чего будет проведена посадка травянистой и кустарниковой растительности. По завершении всех работ будет минимизировано воздействие хвостохранилищ на окружающую среду".

Подобные проекты сейчас реализуются во многих регионах России – и в Кабардино-Балкарии, и в Нижнем Новгороде. Правда, для Осетии этот опыт пока уникален. Тем не менее Карданов отмечает, что все проектные решения приняты с учетом всех существующих нормативов.

Сослан Зангиев – генеральный директор компании, которая взялась реализовать проект по рекультивации. Торги срывались несколько раз, потому что подрядчики не брались за этот проект – слишком сложно. Чтобы работы выполнить качественно, нужно накрыть хвостохранилище несколькими слоями специально подобранного грунта.

"Я знаю, многие люди думают, что мы приходим и просто сыплем сюда землю, - говорит Зангиев. - Что такое рекультивация – это поэтапная укладка разных видов грунта. Проектом здесь предусмотрено несколько слоев. После того как мы все уложим, мы полностью защитим район от хвостов, которые разносятся ветром".

Местные жители жалуются: от работ действительно поднимается пыль. Причем не просто пыль, а пыль с солями тяжелых металлов. Однако специалисты минприроды уверяют: надо перетерпеть этот момент – ведь годы подряд здесь бывали пыльные бури, которые разносили тяжелые металлы гораздо дальше. А когда проект будет закончен – о здоровье можно будет не беспокоиться.

Экологи беспокоятся: рекультивация, безусловно, нужна, но главное – не "распилить" деньги и сделать все, как полагается.

"Мы очень надеемся, что все выделенные средства будут использованы по назначению, а все работы проведены качественно", - говорит Гукасян.

К концу года на месте ядовитого озера может появиться зеленая поляна. Ждать осталось недолго.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG