Ссылки для упрощенного доступа

Удалите это немедленно. Первые жертвы закона "о неуважении к власти"


Несколько российских средств массовой информации удалили со своих сайтов заметки о граффити, которое неизвестный нанес на колонны здания управления МВД по Ярославской области. На каждой из колонн была написана одна буква, вместе они составляли словосочетание "Путин *****". Фотографию надписи выложил у себя в фейсбуке местный житель, после чего новость о случившемся написали сразу несколько ярославских СМИ. Вслед за этим их редакторам стали звонить из Роскомнадзора и ФСБ с просьбами удалить новость и фото.

Во вторник вечером пресс-секретарь Роскомнадзора Вадим Ампелонский объяснил, что звонки в СМИ с просьбами удалить новость о надписи на здании МВД были "профилактикой правонарушений в рамках закона о запрете на оскорбление госсимволов". Этот закон, который также запрещает распространять материалы, выражающие "явное неуважение к обществу, государству и органам государственной власти", был принят обеими палатами российского парламента и подписан президентом в марте. Он вступил в силу 1 апреля и тут же вызвал ответную реакцию пользователей интернета, ставших "проверять его на прочность".​

Надпись "Путин *****" на здании Управления МВД РФ по Ярославской области
Надпись "Путин *****" на здании Управления МВД РФ по Ярославской области

​Фотографию здания Управления МВД по Ярославской области с надписью "Путин - *****" 31 марта, за день до вступления закона в силу, опубликовал в своем фейсбуке житель Ярославля Кирилл Попутников. На следующий день его вызвали для дачи объяснений в полицию, но фотографию он не удалил до сих пор. Иначе поступили некоторые ярославские СМИ: "Эхо Москвы в Ярославле" (копия удаленной новости в кеше Яндекса), издание "Ярославский регион" (копия в кеше Яндекса, в заметке даже не было фотографии надписи), портал "ProГород" (копия в кеше) и несколько других. Отказались удалять новость два сайта: "Яркуб" и "76.ru". Редактор "76.ru" Ольга Прохорова рассказала Радио Свобода о звонках с просьбами удалить новость, которые поступали ей 31 марта не только из Роскомнадзора, но и из ФСБ:

– Эта история началась 31 марта, когда в соцсетях появилась фотография здания областной полиции с нанесенной на него большой надписью оскорбительного содержания. Об этом написали и опубликовали эту фотографию почти все местные СМИ, кто-то – с фотографией и закрашенным вторым оскорбительным словом, кто-то без фотографии. Эти публикации сформировали новостной топ в Яндексе, и уже вечером, буквально через несколько часов, пошли звонки. Лично мне звонили из Роскомнадзора и просили удалить этот материал. Я попыталась узнать, на каких правовых основаниях мы должны это делать и почему эта просьба адресована нам в телефонном виде. Мне не смогли внятно ответить на эти вопросы, объяснили, что это просьба и во избежание каких-то проблем новость необходимо удалить. В эти дни, 1 апреля и 2 апреля, коллегам из других изданий также поступали звонки с настоятельной просьбой удалить эту новость. И вот сегодня (во вторник, 2 апреля. – Прим. РС) мы весь день сидели и смотрели, как одна за другой эти новости с сайтов удаляются. Большая часть новостей была удалена. Мы свой материал удалять не стали. Я знаю, что коллеги из местного издания "Яркуб" поступили так же.

– Вы пишете в Фейсбуке, что вам звонили не только из Роскомнадзора, но и из ФСБ.

– Да, было два звонка и из этой службы. Они не были такими настойчивыми, поэтому я их не рассматриваю как давление. Это не было озвучено как требование, это была просьба, такой, скажем, "разговор на понимание".

– Чем звонившие мотивировали свою просьбу? Звучали ли какие-то отсылки к новому закону "о неуважении к власти"?

– Как следует мотивировать эту просьбу никто из звонивших так и не смог. Да, мы говорили о том, что вступает в силу закон "о фейковых новостях и об оскорблении власти", но каким образом он работает, мне так и не было объяснено. И я все-таки надеюсь какие-то разъяснения получить. Надеюсь, они появятся.

– Каково в целом ваше отношение как редактора к этому закону, к новой статье Административного кодекса? Скажется ли этот закон на вашей работе?

– Получается, что он уже сказывается, то есть поступают звонки с просьбами удалить материалы, и просьбы эти имеют характер настоятельных требований. Хотелось бы, чтобы этот закон был как можно более доходчиво разъяснен журналистам, потому что действовать по принципу "снимайте материал по звонку" мы не можем. Я полагаю, это было бы крайне опасно и для профессии, и для свободы слова в целом.

– Считаете ли вы этот закон проявлением цензуры в отношении СМИ?

– Я пока не знаю, можно ли этот закон считать проявлением цензуры, так как сейчас по нему у нас дела нет, мы еще не нарушили этот закон, чтобы что-то о нем заявлять. Сейчас все на уровне разговоров. Если закон будет четко расписывать положение журналистов и мы сможем четко понимать, где есть нарушения, а где нет, тогда мы с большим удовольствием будем его соблюдать. Но надо, чтобы требования не были расплывчатыми, размазанными, чтобы было четко прописано, что есть нарушение закона, а что таковым не является.

Житель Ярославля Кирилл Попутников, сделавший ставшее знаменитым фото, говорит, что увидел надпись "Путин *****" случайно. На следующий день его пригласили для беседы в полицию, однако удалять фото из Фейсбука не потребовали:

– Это абсолютно случайный снимок. Проезжал мимо на машине, увидел, остановился, вышел, сфотографировал, выложил в интернет без всяких задних мыслей, не ожидая столь крупного резонанса. А дальше уже народ подхватил, какие-то издания использовали мою фотографию, кто-то, я так понимаю, еще фотографировал.

– Вы согласны с тем, что эта фотография нарушает этот новый закон "о неуважении к власти"?

– Во-первых, это довольно сильное допущение, что эта надпись оскорбляет именно личность президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, поскольку у него как минимум несколько сотен, а то и тысяч однофамильцев, и притягивать одно к другому – это... Ну, можно, конечно, все догадываются. Даже если бы там было написано "Маша – дура" или "Спартак – чемпион", я бы поступил точно так же. Меня сначала скорее позабавил сам факт нанесения граффити на здание Управления Министерства внутренних дел. Это уже потом сами полицейские придумали, что это направлено именно против личности Путина. А к самому закону, безусловно, я отношусь негативно, как к любой цензуре.

– Вы не собираетесь теперь удалять эту фотографию из своего фейсбука из-за опасения каких-то санкций?

– Меня, как ни странно, об этом не попросили. Во время беседы, довольно, кстати, милой и адекватной, с дознавателями, когда с меня брали пояснения, им очень понравилась формулировка о том, что я разместил эту фотографию "с целью привлечения общественного внимания к акту вандализма" – без уточнения, что там есть какой-то политический подтекст. Я чувствую, эту формулировку они будут использовать многократно в схожих ситуациях.

– Как вы попали на беседу с этими дознавателями?

– Фотографию я разместил в воскресенье, вечером в понедельник мне позвонили на телефон – хорошо, что включенный, потому что ФСБ может позвонить и на выключенный. Пригласили зайти, когда мне будет удобно, для дачи пояснений. Человек представился: фамилия, имя, должность. И я сегодня с утра по дороге на работу заехал, встретился. Задавали довольно стандартные вопросы. Уточнили личность. Спросили, откуда ехал, в какое время была сделана фотография. Подняли вопрос, с какой целью я ее опубликовал, на что я ответил, что "с целью привлечения внимания к акту вандализма", и это, как я понимаю, снимает вопросы ко мне политического толка. Ничего удалять они меня не просили.

– Как вы оцениваете новую статью КоАП "о неуважении к власти"?

– Негативно! Власть у нас, мягко говоря, мало кто уважает, а теперь, когда это еще открыто нельзя высказывать, какое-то потаенное недовольство будет копиться и однажды где-то бомбанет. Если пар не спускать хотя бы в свисток, то ничего хорошего не получается.

Во вторник стало известно, что импровизированную акцию против закона "о неуважении к власти" начали и неизвестные уличные художники в Магадане. По словам очевидцев, граффити и плакаты на эту тему появились в городе в марте, сразу после принятия закона Госдумой. Об этом рассказал у себя в фейсбуке администратор сообщества "Магаданский скептик" Филипп Преображенский. Один из плакатов гласит: "Мы помогаем Украине. Мы помогаем Сирии. Кто поможет нам?!", на другом изображен молодой человек с завязанным ртом и сделана надпись "У нас свобода слова".

Также во вторник Верховный суд России отказался принимать к рассмотрению иск, поданный с требованием отменить закон "о неуважении к власти" оппозиционным политиком Дмитрием Гудковым. Гудков уже заявил, что намерен обжаловать этот отказ.

Марк Крутов

Радио Свобода

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG