Ссылки для упрощенного доступа

Смогут ли республики РФ выжить?


Президент России Владимир Путин на приеме в честь Дня России в Большом Кремлевском дворце, 12 июня 2018 года

Элиты национальных республик находятся в положении команды корабля, молчаливо наблюдающей за тем, как медленно тонет их судно

В Госдуме снова призвали пересмотреть Конституцию Российской Федерации. Как отмечалось ранее, краеугольным камнем ликвидации национальных республик в России может стать именно пересмотр основ конституционного строя или принятие совершенно новой Конституции. В обоих случаях необходимо созывать Конституционное собрание или референдум граждан. При этом даже если представители национальных республик выступят на Конституционном собрании против этих изменений (или жители республик проголосуют против на референдуме) — они окажутся в меньшинстве и поправки могут быть приняты. Т.е. независимо от их голосования, в ходе принятия проекта новой Конституции статус республик может быть изменён без согласия самих республик.

Необходимо помнить, что в 1993 году при принятии новой Конституции представители республик выразили свое несогласие уравнением статуса республик, краев и областей. Ранее лишь республики являлись субъектами Российской Федерации. Однако их позиция не была учтена, а делегация Татарстана, несогласная с этим ключевым положением, и вовсе покинула Конституционное совещание. Сегодня, принцип равенства субъектов РФ легко может привести к диктату этнического большинства и к простому игнорированию мнения республик.

Что могут противопоставить национальные республики РФ данному процессу? Разумеется, речь не идёт о подготовке протестного поля, разыгрывании национальной карты. Любое открытое противодействие региональных элит курсу Кремля означает их политическую смерть. Возможности сильно ограничены. Даже создание или оживление существующих региональных политических движений очень рискованно. Поэтому элиты республик находятся в положении команды корабля, молчаливо наблюдающей за тем, как медленно тонет их судно. Частая смена глав регионов увеличивает у них ощущение кратковременного нахождения у власти. Хотя есть разные инструменты, которые могли бы помочь отстоять республики.

Первый инструмент — это апелляция к международному праву и взаимодействие экспертов, научных кругов республик с официальными институтами ООН. Наличие республик в составе Российской Федерации обусловлено правом наций на самоопределение, которое является одним из основных в системе международного права. Оно гарантировано Уставом ООН, "Международным пактом о гражданских и политических правах", в соответствии с которым "Каждое государство обязано воздерживаться от каких-либо насильственных действий, лишающих народы ... их права на самоопределение". В случае ликвидации республик действия Российской Федерации могут быть квалифицированы как "колониальное господство", являющееся международным преступлением. По отношению к республикам, лишенным своего статуса, может быть применена "Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам".

Кроме того, в "Декларации о принципах международного права..." говорится, что каждое государство обязано содействовать с помощью совместных и индивидуальных действий осуществлению принципа равноправия и самоопределения народов ... с тем, чтобы ... незамедлительно положить конец колониализму". К единоличному акту ликвидации республик (то, что пропагандирует более 20 лет Жириновский и его партия) может быть применено определение "Агрессия". В одноименном разделе документов ООН сказано: "Ничто ... не может каким-либо образом наносить ущерба вытекающему из Устава праву на самоопределение, свободу и независимость народов, которые насильственно лишены этого права ... а также праву этих народов бороться с этой целью и испрашивать и получать поддержку в соответствии с принципами Устава".

Объединение национальных автономных округов в России с областями произошло на основе местных референдумов и одобрительного голосования большинства населения объединяемых регионов, никто из представителей коренных народов, национальных организаций этих округов не обратился в органы ООН. Например, в результате ликвидации Коми-Пермякского национального автономного округа практически вся этнокультурная и образовательная инфраструктура была сведена на нет, количество коми-пермяков катастрофически упало, их язык находится на грани исчезновения. Обратный пример: попытка присоединить республику Адыгею к Краснодарскому краю не удалась именно из-за обращения в международные органы национальных черкесских организаций и реакции международного сообщества. К 2008 году были приостановлены проекты окончательного присоединения Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого округов к Тюменской области, Ненецкого округа к Архангельской области.Для запуска всех этих документов ООН достаточно акта упразднения национальных республик без их согласия, т.е. лишения народов права на самоопределение. В крайнем случае, национальные организации, их зарубежные представительства должны представить весомые аргументы относительно давления на представителей национальных республик, нарушения процедур при голосовании по проекту новой Конституции. К сожалению, на сегодняшний день почти ни одна республика РФ не имеет авторитетных экспертов, международных юристов, взаимодействующих с органами ООН, кроме как с ЮНЕСКО. Хотя структура органов ООН позволяет вести такое взаимодействие, не воспроизводя в настоящий момент конфликтную для России риторику.

Второй момент — республикам важно иметь консолидированную позицию по ряду политических вопросов: ни в коем случае нельзя убирать слово "государство" и "национальное самоопределение" из основополагающих положений своих конституций, не отказываться в пользу российской гражданской нации от права наименовать свой народ нацией. Важно кратно увеличить взаимодействие республиканских парламентов, региональных депутатских групп внутри Федерального Собрания, постоянно пополняя аргументацию парламентариев. Также необходимо лоббирование федералистской повестки в среде различных политических партий. Необходим политически грамотный депутатский состав, способный высказывать самостоятельную точку зрения и оперировать прореспубликанской риторикой. Критически важно реагировать на любые выпады официальных лиц (в том числе, партии ЛДПР) в адрес республик, создавать судебные прецеденты по отношению к таким заявлениям (фактически, это изменение конституционного строя).

Юридический пул нужен и для контраргументации националистическим группам, заявляющим о массовом нарушении прав русского населения, а также для формирования низового контрдвижения, основанного на правозащитной деятельности.

Третий момент — подготовка основательной юридической и иной экспертной контраргументации для предстоящих дебатов по проекту новой Конституции, введение в состав юристов-разработчиков максимального количества подготовленных и авторитетных юристов, представляющих интересы республик. В этом отношении юридическая наука в национальных республиках (в частности, в Татарстане и Башкортостане, в Дагестане, в республике Саха) переживает кризис, старшее поколение профильных правоведов уходит. Специалистов-правоведов по вопросам федерализма остались считанные единицы. Если сейчас не обратить внимание на эту проблему, не поддержать профильные направления своих юридических факультетов, не создать пул экспертов, связанных с международной юридической наукой — то они не смогут противопоставить ничего тому мощному научному потенциалу, который имеется в столичных ВУЗах. Если перед столичной юридической наукой московским Кремлем будет поставлена задача научного обоснования ликвидации республик — то учёные смогут справиться с ней, не встретив особого сопротивления среди коллег из республик. С другой стороны, национальным республикам важно иметь своих сторонников и в столичном экспертном сообществе, в многочисленных федеральных Советах, комиссиях Общественной палаты и Ассамблеи народов, экспертных комитетах Государственной Думы, в руководстве политических партий.

Другой пласт — социально-экономическое и геополитическое обоснование нецелесообразности объединения регионов. Так, в случае ликвидации республик на Дальнем Востоке и в Сибири, последующего ухудшения состояния социальной инфраструктуры противостоять натиску китайского финансового и человеческого капитала будет просто некому. Сколько понадобится триллионов денег на административную реформу, на объединение госорганов субъектов Российской Федерации, на дополнительные трансферты — таких подсчётов нет нигде. Как это отразится на собираемости налогов, управляемости территорий, состоянии человеческого капитала, останутся ли вообще регионы-доноры? Справится ли Москва с дополнительным притоком миграции из российской провинции? По всем этим вопросам можно дать чёткие экспертные ответы. Стоит напомнить, что ликвидация Долгано-Ненецкого автономного округа на Таймыре привела к ухудшению и без того слабой социальной инфраструктуры и к массовому оттоку населения. Между тем, в России по территориям в зоне Арктики декларируются совершенно другие задачи — по привлечению людей, поддержке существующей и возведению новой инфраструктуры.

Четвертый момент — формирование более высокого уровня доверия и системы обратной связи между гражданами и властями республик, "выпуск пара" через согласованные митинги, снижение уровня конфликтности в обществе. События в Грузии в 2004 году, во время смены власти в республики в Аджарии со стороны официального Тбилиси отчётливо показали, что население готово с радостью поддержать снижение статуса региона в случае отсутствия обратной связи с властью и коррумпированности элит. Локальные конфликты в республиках — экологическая ситуация в Сибае в Башкортостане, строительство мусоросжигательного завода в Казани и выселение аварийщиков в Зеленодольске, недовольство приходом китайского инвестора в Чувашии — влияет не только на рейтинг республиканских властей, но и снижает авторитет "института" республик.

​Пятый момент —​ многократно увеличить работу с общественным мнением через авторитетные СМИ, популярные блоги и Telegram-каналы — как внутри республик, так и на федеральном уровне. Пока республики проигрывают, прежде всего, в публичном поле. Российскому обществу крайне важно объяснять, для чего нужны республики и как их наличие влияет на межнациональный и межконфессиональный мир в стране, важно рассказывать об истории государственности народов РФ и возникновении республик (юбилеи создания автономных республик — прекрасная возможность рассказать об этом на федеральному уровне), об уникальном опыте российского федерализма и о многонациональном характере российского государства, о принципах бюджетного федерализма и пр. Необходимо пояснять в публичном поле, какого "эффекта" может добиться Россия, если будут ликвидированы республики: обострение национального вопроса в стране и ситуации на Северном Кавказе, нарушение сложившихся экономических связей, новый виток противостояния с Западом и окончательное бегство постсоветских республик от дружбы с Россией, перманентный межнациональный конфликт, углубление конфликтной религиозности в среде мусульманских народов РФ, рост сепаратистских настроений в среде национальных активистов (как пример: после включения территорий Усть-Ордынского и Агинского национальных автономных округов в состав Иркутской и Читинской областей в среде бурятской молодёжи возникло движение "Эрху", провозгласившее начало "национально-освободительной борьбы"). Контраргументация нужна по многим позициям, изложенным ранее: например, почему национально-культурные автономии не могут заменить собой республиканские институты поддержки и существующие правовые механизмы.

Разумеется, при необходимости Россия жёсткой рукой сможет легко провести любой проект новой Конституции, отказавшись от верховенства международного права. Предложения депутатов об этом звучат всё чаще и чаще: на прошлой неделе об этом заявил вице-спикер Государственной Думы Петр Толстой. Отмена верховенства международного права будет являться хорошей почвой для того, чтобы отвергнуть право наций на самоопределение без оглядки на международное сообщество. Однако это означает сознательную международную изоляцию России. Сомнительно, что страна сможет надолго выдержать такое состояние, чреватое полным обвалом экономики. Поэтому в случае желания России получить финансовую помощь, в ряду условий международного сообщества, должно быть оформленное требование по восстановлению статуса национальных республик и возвращению в конституционное поле принципов национального самоопределения.

Главное, всё это контрдвижение не может происходить без вовлеченности общественности республик, активного низового движения — т.е. обычных людей. В целом, даже при тонущем корабле можно успевать латать дыры и ни в коем случае не подталкивать судно ко дну.

Шамиль Сабиров

"Idel.Реалии"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG