Ссылки для упрощенного доступа

Новогодняя вахта. Кто и почему встретит 2019-й на Немцовом мосту


Гражданские активистки едут из Санкт-Петербурга в Москву, чтобы в новогоднюю ночь дежурить на Большом Москворецком мосту, где в конце февраля 2015 года был убит оппозиционный российский политик Борис Немцов. С тех пор там создан народный мемориал.

Алле Николаевой и Раисе Иволге – за 70, но они называют себя "бодрыми бабушками". Действительно, нередко им бывает не лень приехать из своего Колпина, практически из-за города, и встать в одиночные пикеты на Невском проспекте. А на днях эти гражданские активистки написали своим московским единомышленникам, дежурящим на мемориале на мосту, где убили Бориса Немцова, вот такое письмо:

"Дорогие дежурные! По случаю наступающего 2019 года просим разрешить нам, Алле Николаевой и Раисе Иволге, приступить к дежурству с 22:00 31.12.2018 до 7:00 1.01.2019. Мы приезжаем из СПб, чтобы в 22:00 пройти блиц-инструктаж, достойно отстоять вахту и дать возможность бессменным дежурным Мемориала празднично встретить Новый 2019 год. Очень надеемся, что не откажете в нашей просьбе, тем более что билеты уже куплены. Всем привет! До встречи".

Что же побудило активисток принять такое решение – пожертвовать главным праздником в году, Новым годом, и вместо того, чтобы спокойно провести его дома в кругу друзей, детей и внуков, мчаться в Москву охранять народный мемориал убитого там Немцова? По словам Аллы Николаевой, она следит за тем, что происходит на Большом Москворецком, а теперь уже для многих Немцовом мосту, потому что Борис Немцов ей очень дорог – прежде всего тем, что он действительно пытался что-то сделать для России. Сами активистки когда-то даже успели побывать в его "Солидарности", после его гибели "мигрировали" в ПАРНАС, который им показался малоэффективной организацией. Тогда они стали "яблочницами", но скоро поняли, что опять попали не туда – при всем уважении к отдельным фигурам партии, вроде Льва Шлосберга или Бориса Вишневского.

Так что теперь обе они, формально оставаясь в "Яблоке", склонны называть себя просто гражданскими активистками – каковыми и являются: стоят в пикетах, помогают на выборах. И на мост в Москву их никакая организация не посылала – они сами решили, что обязательно должны помочь тем людям, которые изо дня в день несут там вахту: актив дежурных – всего человек 20, им трудно – значит, надо помочь хотя бы в Новый год. Группа хранителей народного мемориала Немцова с благодарностью приняла предложение.

Алла Николаева с печалью отмечает, что за последние полгода протестные акции в Петербурге, как и во всей стране, проводить все сложнее, по ее наблюдениям, настоящая охота идет именно за молодежью, с которой обращаются очень жестоко, избивают при задержаниях и в отделах полиции. И все же главная надежда активистки – именно на молодежь: она считает, что протест людей старшего поколения слишком традиционен, что сейчас больше востребованы яркие уличные акции, какие способны создавать креативные молодые оппозиционеры. В качестве примера блестящей акции Алла Николаева приводит перформанс на Невском проспекте, в котором "Путин ехал на пенсионерах".

По словам Раисы Иволги, сама она еще не совсем поправилась после перелома грудины, но все равно не пустит свою подругу Аллу Николаеву дежурить на мосту одну. Она вспоминает, как после убийства Немцова ехала поминать его к Соловецкому камню, – по ее мнению, в его лице демократическое движение потеряло очень много. Она уверена, что, несмотря на сопротивление властей, мост рано или поздно получит имя Немцова, даже поисковик сразу выдает координаты народного мемориала. Но само протестное движение вызывает у Раисы Иволги горечь: "Нас до стыдного мало, все очень разрознены, и уровень культуры у многих оставляет желать лучшего: нельзя бросаться на людей с оскорблениями за то, что они "крымнашисты". В то же время, по мнению активистки, в протестных акциях участвует много очень достойных людей.

Сопредседатель петербургского демократического движения "Солидарность" Ольга Смирнова хорошо знает и Аллу Николаеву, и Раису Иволгу, и она восхищена их решительностью и стойкостью: это далеко не молодые женщины, у каждой – проблемы со здоровьем, и, тем не менее, они решились на ночное дежурство на мосту. Ольга Смирнова сожалеет, что не знала об их намерении раньше – можно было бы организовать им сопровождение, наверняка на это согласились бы молодые активисты из "Бессрочного протеста", которые уже успели их узнать по совместным акциям. Да и охрана активисткам не помешала бы, поскольку известно, что возле мемориала Немцову нередко случаются провокации.

Что касается собственной протестной деятельности, то на нее Ольга Смирнова смотрит довольно пессимистично: если раньше она и другие члены "Солидарности", просто гражданские активисты спокойно стояли на Невском проспекте с плакатами в защиту крымских татар, политзаключенных, против российской политики в отношении Украины, и даже раздавались голоса, что такой формат протеста скучен, то теперь участникам одиночных пикетов совсем не скучно – они стали завсегдатаями автозаков. Причем людей теперь забирают даже не из-за придуманных нарушений, а из-за чьего-нибудь доноса, поступившего в отдел полиции, и проверить, что это за донос, возможности практически нет: активистов задерживают, причем нередко с необоснованным применением грубой силы, держат в полиции около трех часов, и акция оказывается сорвана.

Но Ольга Смирнова не считает, что нужно менять тактику на конспиративную. Спецслужбы все равно вычисляют активистов, для которых открытость – это единственная защита: по крайней мере, если их задерживают, то публично и со скандалом. Активистка особо отмечает, что основному давлению сегодня подвергается молодежь, причем давление явно усиливается именно в те моменты, когда молодые активисты пытаются взаимодействовать со старшими, участвовать в совместных акциях – видимо, это пугает правоохранительные органы больше всего.

А вот нападения на протестующих, которые в этом году продолжились, расследуются вяло или совсем не расследуются. Самое недавнее из них – это нападение 4 декабря на четырех активистов "Бессрочного протеста", в том числе на Илью Ткаченко, который из-за этого оказался в больнице со сломанными костями лица и перенес операцию. В суде Илью Ткаченко защищал активист Александр Миронов. По его мнению, нападали, скорее всего, так называемые "пригожинские" – люди, имеющие отношение к структурам бизнесмена Евгения Пригожина, который считается человеком из окружения Владимира Путина.

Здесь стоит вспомнить и нападение на активиста Владимира Иванютенко, которого чуть не убил человек, возможно, тоже относящийся к "пригожинским". В полиции активистам сказали, что все нападавшие опознаны, тем не менее, информации о том, что кто-то из них привлечен к ответственности, пока нет. Поскольку петербургская "Бессрочка" в последнее время довольно активна в проведении одиночных пикетов и других акций, Александр Миронов предполагает, что эта их деятельность может кого-то раздражать. Он обращает внимание и на то, что нападение на активистов произошло за несколько дней до приезда в Петербург Владимира Путина, и на то, что оно – далеко не первое. Нападениям на активистов в декабре был даже посвящен небольшой народный сход на Невском проспекте.

В то же время нельзя сказать, что оппозиционеры в Петербурге исключительно терпят поражение. Например, 26 ноября активисты движения "Весна", реагируя на территориальные споры между Ингушетией и Чечней, 26 ноября символически "передали" мост Кадырова Ингушетии. После этого в отношении координатора движения, несовершеннолетнего Валентина Хорошенина, было возбуждено административное дело, но потом его закрыли за отсутствием состава правонарушения. Прекращены были и административные дела в отношении активистов, стоявших в одиночных пикетах на площади Искусств летом, во время чемпионата мира по футболу.

Однако это можно считать скорее исключениями – по наблюдениям Максима Оленичева, представляющего Инициативу "Юристы за равные права", в этом году полиция массово составляла протоколы за участие в мирных уличных акциях, и особенно сильное давление оказывалось на несовершеннолетних. Очень много их было привлечено к административной ответственности за участие в сначала разрешенной, но тут же запрещенной акции против повышения пенсионного возраста 9 сентября на площади Ленина, подросткам обычно назначался штраф до 10 тысяч рублей.

Кроме того, когда на них заводится административное дело, их автоматически ставят на профилактический учет – то есть получается, что давление на подростков оказывается даже сильнее, чем на взрослых. В течение полугода полиция, школа, психологи проводят с ними собеседования, все это негативно отражается на их характеристике. По словам Максима Оленичева, Amnesty international опубликовала ежегодный доклад, где Петербург представлен облетевшей весь мир фотографией – как полицейский ведет задержанного ребенка:

– Эти дела до сих пор рассматриваются в комиссиях, решения комиссий оспариваются в судах – это новая волна давления на политических активистов, ведь раньше несовершеннолетних так массово к ответственности не привлекали. Видимо, они хотят задушить протест в корне. Я много раз бывал на заседаниях комиссий по делам несовершеннолетних и слышал такие слова: вот вы приходите к нам на акцию "Бессмертный полк", и вам ничего не будет. А вы ходите на другие акции, хотите выражать свое мнение – вот мы и рассматриваем теперь ваши протоколы. То есть люди, призванные установить наличие или отсутствие правонарушения, вместо этого ведут морально-этические беседы, – говорит он.

По словам Максима Оленичева, за действиями комиссий по делам несовершеннолетних наблюдает прокуратура, и установка дана жесткая: участие в массовых акциях представляет общественную опасность, поэтому даже детей, не слишком осознанно попавших на эти акции, штрафуют и ставят на профилактический учет. Внесенный в Госдуму России законопроект по поводу ответственности за привлечение несовершеннолетних к участию в массовых мероприятиях юрист считает очередным наступлением на свободу мирных собраний, поскольку несовершеннолетние точно так же имеют право выражать свою позицию и участвовать в массовых акциях, как и все остальные граждане.

Татьяна Вольтская, "Радио Свобода"

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG