Ссылки для упрощенного доступа

"Несколько кликов - и интернет-экстремист готов"


Что не так с делами по экстремизму в интернете. И почему Кавказ – в лидерах статистики

В связи с ростом числа дел за "экстремистские" публикации "ВКонтакте" объявила, что в ближайшее время пересмотрит свою политику приватности и предоставит пользователям возможность делать страницы полностью закрытыми. "Кавказ.Реалии" изучил, как обстоит ситуация на юге России.

Искусственные дела

В 2011-2017 гг. Дагестан замыкал тройку "лидеров" по числу "экстремистских" дел - таковых в республике за этот период было возбуждено 332 (на первом месте - Москва, 527 "экстремистских" дел; на втором - Московская область, 348). При этом в 2017 году Дагестан и вовсе оказался первым: 87 возбужденных дел против 78-ми в Москве и 62-х в Подмосковье. Такие данные, основанные на официальной статистике, опубликовало на днях издание TJournal.

Стоит отметить, что дела об интернет-экстремизме заводят не только по ст.282 УК РФ ("Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"). Для этого также сгодятся ст. 280 УК ("Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности") и более легкие административные статьи: 20.29 КоАП ("Производство и распространение экстремистских материалов") и 20.3 КоАП ("Пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики экстремистских организаций").

За первые шесть месяцев текущего года в России было зарегистрировано 762 преступления экстремистской направленности, отмечается в статье. На первом месте Москва (46 регистраций), а далее - Кабардино-Балкария (25) и Дагестан (23). В Карачаево-Черкесии зарегистрировали шесть таких преступлений, в Чечне и Ингушетии - по пять, на Ставрополье и в Адыгее - по два, в Краснодарском крае - 10, в Северной Осетии - пока 0.

Но целесообразнее вести подсчет не в абсолютных цифрах, а относительно численности населения. Из расчета одна регистрация экстремистского преступления на 100 тыс. жителей в 2011-2017 гг. - на первом месте оказалась Карелия, 19,9 дел. На втором месте - Республика Алтай (18,8), затем Кабардино-Балкария (16,9), Новгородская область (16) и Ингушетия (14,5). Москва при расчете на 100 тыс. населения оказывается на 50-м месте (4,2), Санкт-Петербург - на 76-м (2,2).

"С чем связано лидерство Карелии в этом рейтинге, не совсем понятно", - недоумевают авторы. Карелия - единственная республика в России, где нет второго государственного языка, 82% ее жителей во время переписи 2010 года назвали себя русскими, а самый известный межэтнический конфликт в регионе за последние 20 лет - противостояние русских и кавказцев в Кондопоге в 2006 году.

Таким же образом в статье анализируются высокие позиции в "рейтинге" "экстремистских" регионов Алтая - и делается вывод: уровень экстремизма в регионе повышают искусственно, "местные правоохранители так выполняют некий план".

Есть ли план, нет ли плана - это науке не известно

"Кавказ.Реалии" на условиях анонимности обсудил ситуацию с сотрудником одного из региональных Центров по противодействию экстремизму.

По его мнению, число дел, возбуждаемых по "экстремистским" статьям, зависит от численности населения региона и активности его жителей в сети. "Например, в Москве и Питере и численность большая, и протестная активность большая. Потому и преступлений больше", - сказал собеседник.

"Палочной системы" в ее старом понимании нет. Раньше надо было сделать "плюс одно или более" преступлений по сравнению с прошлым годом, но никак не меньше. Сейчас такого нет", - уверяет он. При этом, по словам источника, небольшие национальные республики "в топе" именно потому, что там у подразделений Центра "Э" меньше сотрудников - и у них меньше "нагрузка".

"Нагрузка высчитывается на одного сотрудника. Если в Карелии, допустим, 10 сотрудников, и они раскрыли 10 преступлений, то каждый сделал одно. А в Москве штат, например, 150 человек - и раскрыли 90 преступлений. Вроде, и больше, чем в Карелии, но из нагрузочных показателей на одного сотрудника они получаются в хвосте", - пояснил эксперт.

Он также рассказал, что для поиска "экстремистского контента" используются разные способы. Это могут быть специальные программы, которые осуществляют автоматический поиск в конкретном регионе и конкретной социальной сети. "Но это удовольствие дорогое, и далеко не во всех регионах это есть", - отметил собеседник.

Кроме того, сотрудники могут сами мониторить группы в соцсетях экстремистской направленности - "Например, где объединяются скинхеды или салафиты (ваххабиты)". Они просматривают, какие комментарии участники групп оставляют под той или иной записью, изучают их профили на наличие экстремистского контента.

Еще один способ - "ведение" конкретного персонажа, "который попал в поле зрения своей возможной преступной деятельностью". "Изучается его профиль, активность в сетях, то, какие он оставляет комментарии под постами", - говорит собеседник.

Сотрудник ЦПЭ об этом умалчивает, но на самом деле "экстремистские" статьи используются силовиками не только при "ведении" возможных преступников, но и для давления на общественных активистов - как это произошло с защитницей родного языка из Хакасии Лидией Баиновой.

Кто ищет - тот всегда найдет

Высокие позиции отдельных регионов в топе "рейтинга экстремичности" связаны скорее с активностью правоохранителей, чем местных жителей, полагает эксперт специализирующегося на проявлениях национализма и ксенофобии в России информационно-аналитического центра "Сова" Вера Альперович.

Приведенный в статье рейтинг вряд ли отражает объективную ситуацию с проблемой экстремизма в том или ином регионе, уверена собеседница.

"О реальной ситуации скорее можно судить по количеству насильственных преступлений на почве ненависти, и, по нашим данным, наибольшее их число совершается в Москве и Петербурге, причем Северная столица в последнее время заметно лидирует. А в рейтинге регистрации преступлений экстремистской направленности, который приводит TJournal, Петербург находится в аутсайдерах", - отмечает Альперович.

"Это только вопрос работы силовиков - значит, в Карелии или Кабардино-Балкарии они больше ищут таких правонарушителей. Кто ищет - тот всегда найдет, а процедура там несложная: находишь любое ультраправое сообщество, отсортировываешь в нем людей из нужного региона или города, а потом ищешь среди них тех, кто выложил что-нибудь из Федерального списка экстремистских материалов или просто что-либо ксенофобное. Несколько кликов - и интернет-экстремист готов", - заключила она.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG