Ссылки для упрощенного доступа

Многие думают, что хорошо там, где нас нет, и в погоне за счастьем уезжают в Москву или в Питер. В Северной Осетии зачастую остаются только те, кого удерживает связь с близкими или банальная лень. Однако для кого-то республика стала вторым домом: сюда приезжают и остаются.

Журналистка Тамара Бунтури приехала во Владикавказ в преддверии 90–х, когда "все рушилось и в стране, и в личной жизни". До этого успела пожить в Новосибирске и в Москве.

"С мужем жить не хотела (он из Подмосковья)", - вспоминает она.

Несмотря на беременность и возраст ("мне было всего 24 года"), Тамара уехала во Владикавказ, где у нее была бабушка.

Потом женщина вышла замуж во второй раз и была уверена в том, что уедет в Ростов, где у мужа жили родственники. Но вышло всё иначе.

"Сейчас что-то менять уже поздно, - говорит Тамара. - Да и не хочу".

Расстраивает ее только то, что дети не хотят оставаться в Осетии.

"Всегда считала, что это временно… Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное", - улыбается женщина.

Поначалу, признается Тамара, она выделялась своим говором и незнанием норм поведения. Но кавказский менталитет прочно вошел в ее жизнь.

Журналистке здесь нравится теплота, простота общения, "какая-то кавказская самодостаточность", уважение к старшим и локальный патриотизм.

"Нравятся и столы с тостами, где мужчины и женщины сидят по отдельности. Ощущаешь себя, несмотря на инородность, общностью чего-то большого", - продолжает собеседница "Кавказ.Реалии".

В России, по ее мнению, этого нет. "Там пугает разобщенность и безразличие друг к другу, - делится впечатлениями она. - Для меня уже родные эти, а не те. Приезжая в Новосибирск, скучаю по Осетии. И плачу вдали от дома, когда слышу национальную музыку".

Француз Мишель Гӕстӕнты впервые приехал в Северную Осетию в 1995-м. Республика произвела на него такое ошеломляющее впечатление, что он решил не просто жить в Осетии, а посвятить себя ей. Мишель открыл во Владикавказе журнал "Александровский проспект", посвященный культурной жизни региона. И стал устраивать кинопоказы Европейского фонда культуры.

Но в итоге оказался неугоден – за ним круглосуточно следили спецслужбы. Француз покинул Осетию в 2001-м (с собой взял три книги – "Аланы на Западе", сборник стихов Коста Хетагурова и Библию), чтобы вернуться через несколько лет насовсем.

Теперь у Мишеля российское гражданство и новая фамилия ("на основе имени отца").

Собеседник "Кавказ.Реалии" не скучает по Франции, которую покинул в 18 лет. Что-то свое он нашел среди строгих кавказских нравов.

А Алексей Идрисов из Ростова приехал в Осетию по работе. И остался. Его самолет приземлился во Владикавказе в августе 2007-го.

"Многие боялись сюда ехать, но я уже был на Кавказе во время второй чеченской кампании, поэтому не беспокоился", - рассказывает владикавказец.

Алексею нравится природа Осетии и ее добродушный, гостеприимный народ.

"Здесь по улицам не ходят полуголые курящие девочки, - перечисляет преимущества республики он. - Тут культура, уважение и субординация. И еще можно пить воду из-под крана!".

Идрисов считает, что Осетия развивается: появились светофоры, магазины работают по ночам, интернет обрел нормальную скорость.

"Конечно, нельзя сравнивать Владикавказ и Москву, - уверен он. – Нужно сравнивать Владикавказ с Владикавказом".

Владикавказ уже давно стал для него родным: "Как только пересекаю границу республики, понимаю, что я дома".

В Северной Осетии живет и один из лучших компьютерных дизайнеров (родом из Ирана). В католической церкви Владикавказа почти двадцать лет служит поляк, а важнейшие экологические проблемы региона пытается решить переехавший в республику пять лет назад армянин.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG