Ссылки для упрощенного доступа

Дагестанские погорельцы говорят о дискриминации, а власти утверждают, что причина задержек выплат в отсутствии документов

Пострадавшие при пожаре в селе Мокок Цунтинского района люди намерены выйти на акцию протеста 21 августа. Прошел уже год c тех пор как случилось бедствие, а они так и не получили обещанные властями компенсации за причиненный ущерб. Дата проведения 21 августа выбрана не случайно, это день годовщины тех печальных событий.

Пожар в селении Мокок случился 21 августа 2016 года. Причиной пожара по предварительной версии стало замыкание в электропроводке в одном из домов. В условиях горного села, где дома, как правило, располагаются очень близко друг к другу, пожар быстро распространился. В результате пожара полностью сгорело 74 домостроений, без крыши над головой остались свыше 700 человек.

Сразу же после пожара власти республики сообщили, что всем пострадавшим будет оказана единовременная денежная помощь в размере пяти тысяч рублей и будут компенсированы их потери. По нашим сведениям, больше половины погорельцев так и не получили даже эту небольшую сумму, но это не самая большая проблема, по словам пострадавших.

Организатор митинга Магомед Саидов говорит “Кавказ.Реалии”, что жители села возмущены тем фактом, что никто так и не получил обещанных им компенсационных выплат. Деньги должны были быть перечислены Минфином России, поэтому претензии мококцев не к местным властям, а к федеральным.

“Мы намерены обратиться напрямую к Правительству Российской Федерации”, - рассказал Магомед Саидов. Если мы граждане своей страны, то пусть нам прямо ответят, почему нам не выплачивают деньги? До каких пор мы должны ждать, прошел уже год, лето уже на исходе, мы опять останемся без жилья? Если в течение недели после митинга нам не дадут ответа, то мы намерены объявить бойкот – 1 сентября наши дети не пойдут в школу. Это первый наш ультиматум. Далее мы собираемся объявить голодовку”.

По словам Саидова, жители села доведены до крайности и считают, что подвергаются дискриминации по национальному признаку.

“Почему в других российских городах во время массовых наводнений или лесных пожаров, люди в течение недели получают компенсационную помощь в размере одного миллиона и более рублей? Почему там работает закон, а в Дагестане это не действует? Мы не заслужили такого обращения. Если нет у них денег, то пускай так и скажут, мы сами начнем строить. Некоторые уже и так начали строить, но почему нас игнорируют?” - вопрошает организатор митинга.

Саидов так же добавил, что как людям, живущим в районе приграничной зоны, им запретили провести этот митинг, но они не намерены сдаваться. Цунтинский район примыкает к российско-грузинской границе, хотя село Мокок расположено примерно в 10 километрах по прямой от границы.

“Мы проведем этот митинг, что бы ни случилось. Пускай нас будут арестовать, штрафовать, да хоть будут избивать, но мы выйдем на акцию протеста. Мы сначала, как положено, написали письмо с просьбой разрешить нам митинг, но нам отказали, а мы на это не будем смотреть”, - заявляет погорелец.

Начальник отдела по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне Цунтинского района Магомед Магомедов обрисовал ситуацию для “Кавказ.Реалии” следующим образом.

“При составлении документов погорельцев для оказания им компенсационной помощи, выяснилось, что большинство из них не имеют прописку по месту жительства и многие не имеют регистрацию на право собственности жилья”, - рассказал представитель района.

В Минфине РФ это заметили и стали требовать подтверждающие документы, говорит Магомедов.

“В дело вмешался суд нашего района, начались бесконечные разбирательства, в итоге нам все же удалось через суд восстановить регистрацию на право собственности тех погорельцев, дома которых были построены до 1998 года. Соответствующие документы были на днях направлены в Москву, теперь остается только ждать перечисления денег”, - утверждает глава отдела по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне Цунтинского района.

Магомедов сказал что, при оценке пожара было принято решение, что будет оказана компенсационная помощь в размере 100 тыс. рублей на человек, но не более 300 тыс. на одно хозяйство. Причем речь идет только о компенсационных выплатах за утраченное имущество, про деньги за разрушенное жилье никто не упоминает.

Но хватит ли этих 300 тыс. рублей для полного восстановления жилья?

Тагир Магомедов и его семья потеряли все свое имущество в результате пожара.

“Таких, как мы в селе очень много” - рассказывает нам Тагир. - В первые дни после пожара нам обещали очень много, говорили, что не бросят в беде, выплатят компенсации, да много что обещали. Нас даже не приютили в обещанный нам санаторий. Прошлую зиму мы кое-как перезимовали, кто у родственников, кто у соседей, кто в городе. Многие уже начали строить дома, не дожидаясь помощи от властей. Мой брат залез в долги и начал строить дом. Расходы уже превысили полмиллиона рублей, а они нам обещают 300 тысяч и то неизвестно пока получим ли мы что-нибудь вообще”.

Наш собеседник озвучил и свою версию возможной причины, почему им не выплачивают компенсацию.

“Они опасаются, что мы, как только получим деньги, сразу же разбежимся по городам и таким образом, жизнь в селе вымрет. Но ничего подобного, если бы мы хотели жить в городах, то уже давно покинули бы село”.

Одновременно с жалобами, наши собеседники не раз выражали свою благодарность всем тем, кто помог им в трудное время. Практически сразу после пожара с разных уголков республики к ним поступила гуманитарная помощь.

Цунтинский район Дагестана является одни из самых отдаленных районов республики. Район печально известен большим числом аварий на необустроенных автодорогах между селами и такими же пожарами, как и в селе Мокок. 30 ноября 2010 года в результате пожара было уничтожено свыше 80 домовладений в селении Цибари.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG