Ссылки для упрощенного доступа

За крысу ответил? Соцсети о возможном отравлении Дмитрия Быкова


Дмитрий Быков, 04.02.2012

В 2019 году, когда писатель Дмитрий Быков был срочно госпитализирован в Уфе, уже высказывались предположения, что его отравили, но тогда ещё весьма робкие, большинством они явно не разделялись.

Но вот у этой версии появилось серьёзное подкрепление, об этом пишут в своём совместном расследовании Bellingcat и The Insider. Теперь есть все основания полагать, что Быкова на самом деле отравили в Новосибирске. Радио Свобода собрало самое интересное в соцсетях по этому поводу.

Дмитрий Сухарев:

Ну какой же трэшак. ФСБ травит писателя, который читает лекции о Карлсоне и стихи пишет. Дегенераты. Год ФСБшники таскаются за писателем.

Борис Овчинников:

Это предположение и так напрашивалось. Но теперь это не предположение, а детально реконструированная история – как ФСБ следило за Дмитрием Быковым и пыталось его убить (а потом госчиновники пытались помешать его лечить).

Ирина Бороган:

Дмитрия Быкова знает каждый ребенок из более или менее приличной семьи в России. Теперь каждый такой ребенок будет знать, что его отравили по приказу Кремля.

Роман Доброхотов:

Что в нашем расследовании НЕ удалось установить, так это почему именно Быков? И почему в 2019 году? Старая версия о том что существует просто список приговоренных Путиным либеральных opinion-leaders становится все менее абсурдной.

Олег Пшеничный:

Расследование указывает на то, что Дмитрия Быкова, всё-таки, пытались отравить. Зачем – остается загадкой. Личная обида?

Остап Кармоди:

Когда с Быков впал в кому на борту самолёта, мы смеялись над версией, что его отравили – мол, кому он нужен, его травить.
Оказывается, зря смеялись.

Алексей Захаров:

Когда Быков попал в больницу в апреле 2019 года, были версии, что это отравление. Я этому не верил – я ведь серьезный человек, а не конспиролог и не демшиза. Однако демшиза в последнее время снова и снова оказывается правой.

Илья Симановский:

Быкова все-таки пыталось отравить гебье. Мое представление о здравом смысле дало очередную трещину. Еще немного и я поверю во взорванные фсбшниками дома.

Артемий Леонов:

Аналитики: не нужно считать, что у власти абсолютно поехавшие кровожадные маньяки, они просто преследуют свои политические цели. Навальный был опасен, его нужно было устранить, в этом есть логика

Власть: травит писателя Дмитрия Быкова

Аналитики: Оо

Роман Попков:

Ну, казалось бы, после чудовищно наглой и жестокой, на грани акта терроризма, попытки убийства Навального, что еще может быть "круче"? Что в еще большей, чем отравление Навального, степени может свидетельствовать о тотальной отмороженности и неадекватности?
Ответ есть. Попытка государственного убийства Быкова (Димы, блин, Быкова, хорошего и доброго писателя с несмешными шутками на футболках) – это свидетельство того, что дела еще хуже, чем мы думали. Что у нас фактически клоны Лукашенко у власти.
Абсолютно больные люди пытаются решать в нашей стране, кому жить, кому умереть.

Кирилл Рогов:

НО ЭТО, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, КАКОЕ-ТО ПОЛНОЕ БЕЗУМИЕ!
В ФСБ действует отдел убийств, который систематически, занимается убийствами известных людей – политиков, общественных деятелей – внутри страны и за рубежом.
Этот факт – это какая-то национальная катастрофа.

Сергей Ежов:

Дают команды подло убивать людей, а потом со свечками стоят, под камеры крестятся.

Дмитрий Колезев:

Замечу, что до сих пор мы не услышали от силовиков или Кремля никакого внятного ответа на все эти обвинения о многочисленных отравлениях, включая и отравление Навального. То есть это даже особо не опровергается. Были невнятные попытки говорить, что, дескать, Навальный – такая заметная оппозиционная персона, что за ним приставлена наружка, чтобы враги не убили ради провокации. Но тогда получается такая картина: за половиной заметных оппозиционных деятельностей приставлена наружка для их же безопасности, но этих деятелей регулярно регулярно и с разной степенью успешности травят. Какая-то не очень эффективная защита получается.

Что тут скажешь – только руками развести. Мы уже свыклись с той чудовищной мыслью, что живем в то время и в том месте, когда такое – возможно.

Кирилл Шулика:

У меня вопрос один, он такой же, как с Никитой Исаевым... Зачем травить Быкова? Зачем травить Навального и Кара-Мурзу, я понимаю, понимаю, зачем травить всяких общественников с Северного Кавказа, но вот Быков и Исаев никак не укладываются в этот стройный ряд.
Исаев вообще был стопроцентно системный игрок, который все согласовывал в кабинетах кураторов и никогда не шел поперек. Про Быкова так не скажешь, но он политикой фактически не занимался, иногда поддерживая протестное движение, однако при этом вполне себе участвовал в полуофициальных, как минимум, мероприятиях и вполне себе успешно издавался в России. Ни один крупный книжный фестиваль без него не обходился. Может сказать, что он такой современный Корней Чуковский. Его даже в полицию впервые вызвали вот совсем недавно и то не стали возбуждать, слава Богу, административку по митингам.
Так что я в недоумении и по Исаеву, и по Быкову. Зачем?

Наталия Геворкян:

У меня один вопрос, ужасный: если это попытки убийства, то почему каждый раз облом? Или это такое тестирование, чтобы уточнять детали, дозу, технологию и пр? Счастлива, что все, о ком мы узнаем, живы.

Николай Подосокорский:

В связи с сегодняшней публикацией расследования попытки убийства дорогого Дмитрия Львовича Быкова опять слышу недоумение у ряда пользователей, жаждущих больше треша, мрака и ада: "Но не могут же профессиональные убийцы столько раз ошибаться – со Скрипалями, с Кара-Мурзой, с Быковым, с Навальным!?" На это я могу ответить, что еще ведь и Бог есть! И Он часто действует через попутчиков, пилотов, врачей, "счастливый случай"... Да, зло весьма могущественно, но оно не всесильно, иначе наша жизнь и свобода воли не имели бы никакого смысла. К тому же, поскольку мы знаем лишь о "неудачах", то может показаться, что это невероятно. Но если на миг представить – о скольких их "удачных" операциях, замаскированных под скоропостижные или медленные смерти, мы не знаем, то все будет куда более реалистичным. Список странных смертей на этот раз приводить не буду, раз многих так раздражают мои списки, но задуматься и самостоятельно проанализировать неожиданные уходы критиков режима за последние 10 лет призываю.

Михаил Пожарский:

Пока читал про версию происхождения короны из лаборатории в Ухане, вспоминал, как после отравления Навального читал книгу Бориса Володарского про лабораторию отравлений КГБ (о чем потом делал ролик). И как раз думал, что здоровый скептицизм вкупе с презрением к "конспирологии" хорош во многих случаях. Но только не тогда, когда речь заходит о государстве и особенно спецслужбах. В этих случаях вероятность высока, что именно самая безумная конспирологическая теория окажется правдой. Как звучала бы вне контекста предположение, что правительство развитой демократической страны пытается организовать массовую прослушку своих граждан? Но из данных Сноудена стало известно, что именно так оно и было. Идея о том, что ФСБ годами следит за оппозиционерами, чтобы затем травить боевым отравляющим веществом, звучала бы безумно даже для РФ. Но вот ведь в итоге оказалось, что так оно и есть.

Сегодня вышли две интересные новости. Первая – о том, что в 2019 году отравить пытались также поэта-писателя Дмитрия Быкова. Вторая новость – откровения бывшего провокатора ФСБ в деле "Артподготовки". Есть там такой занятный момент:

"В итоге вместо Ближнего Востока внештатнику пришлось отправиться во Францию – там скрывались Надежда Белова, Вячеслав Мальцев и другие активисты «Артподготовки». Майорову поручили выяснить адреса сбежавших оппозиционеров. «Мне сказали: „Слушай, ну так же не бывает, что мы с одними расправились, а этих просто так отпустим. От нас не уходят – такой принцип“», – вспоминает он".

Зачем травить Быкова, который, строго говоря, не политик – это вопрос. Зачем травить группу беглых сумасшедших из "Артподготовки" – тем более. Но примерно на этот вопрос я пытался ответить в ролике – система силовой бюрократии просто устроена так, чтобы генерировать самые абсурдные, но одновременно опасные и жестокие решения из возможных.

Александр Коляндр:

Жду теперь когда usual suspects напишут, что во-первых, ничего не доказано про отравление, во-вторых, если травили, то и правильно по большому счету, а в-третьих, в Америке ещё и не так травят!

Конечно, кто-то пытается заболтать и засмеять расследование.

Мария Дегтерева:

Только что выяснила из ленты, что кровавое ФСБ травило писателя Дмитрия Львовича Быкова.
Совершенно ведь очевидно, что нет большей опасности для режима, чем Дмитрий Львович!
И ведь какое коварство – подсунуть отцу русской демократии ведро паленого самогона. Себя превзошли Петров и Васечкин или как их там.

Андрей Перла:

Представил себе, как где-то в недрах кровавой гэбни кто-то принимает решение отравить поэта Быкова. Как этот кто-то долго переспрашивает инициатора "кого?! кто такой?! не шпион? а кто? поэт?! вы там совсем того-этого? стишков перечитали? кого послать? Петрова и Васечкина? застоялись, говорите?" и как потом тот же кто-то, очевидно, распекает: "ничего сами нормально сделать не можете. Видно жа не фотке: большой он. Что, пожалели суррогата? Сперли?! Сперли?! ничего вам доверить нельзя. Позорьтесь теперь. Лечите. И если, сударь, не вылечат!!!…" Нет, простите, последняя реплика уже встречалась в хорошей книжке, давно, в прошлом веке.
В общем, не могу я себе представить чекиста, контразведчика, силовика, чиновника, которого так затронуло бы творчество гражданина-поэта, что тот своей вельможной волей решил бы его того. Не видал я таких чиновников, чтобы посчитали Дмитрия Быкова представляющим собой промысловый интерес. Не могу себе представить, чтобы его воспринимали настолько всерьез. Я и насчет царской охранки и лермонтова-то всю жизнь в сомнениях, а тут Быков…

Диана Удовиченко:

Все знают: я не интересуюсь политикой, и не имею твердой гражданской позиции. Да я вообще прекрасный эльф с большими удивленными глазами.
Я молчала во время всех скандалов с отравлениями оппозиции. Но больше не могу терпеть.
Как прекрасного эльфа, меня волнует один важный вопрос.
Почему наша оппозиция всегда выживает?
Что ж у нас за спецслужбы такие? Дело до конца никогда не доводят. То ли вещества бракованные попадаются, то ли нарочно так издеваются.
И откуда такой странный выбор персон? Поэты, и прочие песенники. Со всем уважением к творчеству поэта, конечно.
Чем наша оппозиция мешает спецслужбам, тоже понять не могу. Она же игрушечная. Без нее жить скучно будет.
Или спецслужбы взялись за селебрити конкретно? Тогда кто следующий? Ксения Анатольевна? Бузова? Егор Крид? (с надеждой).
И еще, теперь каждый, у кого случилась диарея, может заявить, что это по вине агентов ФСБ?
Я вот сегодня на медиасаммит не пошла. Мне уже ждать диареи? Чем я хуже-то?
Но главным образом, конечно, удручает беспомощность нашего кровавого режима.
Может, уже скинуться им на более надежные вещества? Или на подготовку серьезных специалистов?
За державу обидно.
С тоской вспоминаю Локусту, Борджиа и прочих Теофаний...

Юлия Витязева:

Быков (26 апреля 2019): "Если бы меня хотели отравить, то меня бы отравили"
Быков (сегодня): "Меня эти доказательства убеждают («расследование» The Insider и Bellingcat). Это такой аналог государственной премии"

Об одном переживаю. Как бы Дима не лопнул. От самомнения. Ибо когда тебя сначала травят всем ФСБ, а потом спасают всем Минздравом – тут, конечно, можно и спятить от чувства собственной значимости.

Ну а часть комментаторов сходится на том, что Путина или кого-то в его окружении могло задеть творчество Быкова.

Фёдор Крашенинников:

Про Быкова у меня только одна теория. Обидчивый дед мог не простить ему "Гражданина поэта" или чего-то еще и где-то в узком кругу убийц сказать, что хорошо бы заткнуть этого шутника. Про ГП можно достроить конспирологию с Ефремовым, если бы тот сам не был так очевидо виноват в той истории с аварией. Но выглядит все именно как "ну и что, теперь вам смешно, клоуны?"

Егор Сковорода:

ну а что еще делать, раз он стишки сочиняет обидные?

Игорь Эйдман:

Мотив понятен. Это личная обида всероссийского пахана. Немцов его публично материл, Навальный обличал и называл вором, Быков высмеивал. Бандиты не могут молча сносить оскорбления и насмешки. Это по их воровским понятиям – признак слабости. В ответ на слова Путин убивает.
Я писал об этом сразу после покушения, ещё до всяких расследований.

Павел Шехтман:

Еще недавно я никогда бы не поверил, что Путин приказывал отравить Кара-Мурзу или Быкова. Ну вот зачем ему Кара-Мурза или Быков, чтобы решаться на такие крайние меры? Яндарбиев – понятно, Литвиненко – понятно, Скрипаль – понятно (хотя не очень умно на такие мелочи размениваться), но Быков?
То есть все-таки я еще представлял себе Путина политиком. Жестоким, преступным, тираническим – но политиком. Для которого в принципе никакие средства не заказаны, но употребляет он их соответственно проблеме, то есть убийство – это крайнее средство, он думает, взвешивает – не, надо мочить, без вариантов.
А вот [фигушки].
Он даже не вор в законе. Он чудовищно раздувшийся гопник из подворотни. Как и вся его компания. Гопник с ядерными арсеналами и новейшими разработками химоружия. Который знает что может все – внешних сдержек нет, внутренних и подавно.
Проснулся, открыл интернет (ну не он, положим, открыл интернет, его помощник открыл и в папочке принес новости). А чего это Быков там [разболтался]? А не мочкануть ли его? Алло, братан, тут чего-то Быков у нас [болтает] много, ты давай его угомони, ага? – и пошел в бассейне плавать.

Алексей Цветков:

Не знаю, как для вас, а для меня тот факт, что они пытались убрать Быкова, сильно меняет формулировку проблемы. Ну то есть понятно, что он их временами сильно раздражал и что, в отличие от некоторых из нас, при этом довольно широко популярен в народе. Но до сих пор, согласно моей картине мира, главными раздражителями, понуждавшими их высылать свору убийц, были прямое посягательство на их власть, денежные потоки и вот это “кто нас обидит три дня не проживет”. Причем масштабы обид были как бы существенны - одно дело Литвиненко с его компроматом, другое - Быков с крысой на плакате.
Выходит, они обидчивее, чем можно предположить. Страшная вещь - это самолюбие ничтожества. И на Быкова охоту учинили еще раньше, чем на Навального. Трудно было представить себе эту крысу, отдающую приказ о ликвидации писателя. Теперь придется напрягать и этот фланг воображения - оно вздрагивает при мысли о тех, кого считал относительно вне опасности. При такой их ранимости дело обстоит гораздо хуже, чем казалось. Все несколько страшнее, чем хотелось бы.

Радио Свобода

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG