Ссылки для упрощенного доступа

"В лес не убежит". Что происходит с безработицей на Кавказе?


Очередь в Центр занятости. Иллюстративное фото

Северокавказские республики лидируют по уровню безработицы, а местные жители мечтают о зарплате в 40 тысяч.

Самый высокий показатель по безработице в 2021 году среди регионов – в Ингушетии. Там она составила 30%, что в семь раз выше среднего по стране. Второе и третье места в списке заняли Дагестан (13,8%) и Северная Осетия (12%), Чечня оказалась на пятом месте (11%). Такие данные приводит Росстат. Северо-Кавказский федеральный округ лидирует среди остальных с 11% официально безработных жителей. В следующем за СКФО по этому показателю Дальневосточном федеральном округе уровень безработицы составляет 5,4%. Единственный регион Кавказа, где уровень безработицы сопоставим со среднероссийским, – Ставропольский край, где она официально равна 4,8%.

В исследовании "РИА Новости", анализирующем безработицу в России за последний квартал 2021 года, приблизительно такие же цифры. Последнее, 85-е место в его рейтинге досталось Ингушетии – там уровень безработицы достиг 30%. Следующим с конца оказался Дагестан с показателем 12,1%. Чечня заняла 82-е место в рейтинге – 10,9% безработного населения, Карачаево-Черкесия на 79-й позиции с показателем 10,1%, а Кабардино-Балкария оказалась на 78-м месте (9,6%).

Там также подсчитали, сколько времени нужно соискателю, чтобы найти работу.

В Ингушетии, как оказалось, тратят на это меньше всего времени – в среднем 6,9 месяца. В Чечне на поиск работы тратят 7,7 месяца, в Кабардино-Балкарии – 9,7, в Дагестане – 9,9, в Северной Осетии – 11,7, в Карачаево-Черкесии – 12,6 месяца.

Показатели зарегистрированной безработицы и безработицы, выявленной по международным стандартам, сильно отличаются, рассказывает специалист в области социально-экономического развития регионов Наталья Зубаревич. И первые, и вторые показатели, по ее мнению, не отражают реальную ситуацию.

По Дагестану сложно что-то сказать – там занижены показатели

"Зарегистрированная безработица – это количество денег на выплату пособий. По методологии международной организации труда уровень безработицы можно выявлять более достоверно, потому что там проводятся опросы. Но по тому же Дагестану сложно что-то сказать – там занижены показатели, поэтому адекватность там, мягко говоря, не очень", – рассказала Зубаревич.

Зарегистрированная безработица по Дагестану, по словам Зубаревич, 3,3%, а по методологии международной организации труда – 13,6%.

"Людей спрашивали: "Вы работали? Вы ищете работу? Вы готовы приступить к работе?" Так вот, безработные – это те, кто готов и ищет, но не работает", – отметила Зубаревич.

В Ставропольском крае, по ее словам, ситуация с безработицей лучше, потому что там нет такого прироста населения, как в республиках, и экономика развита лучше.

"Нет мотивации"

Показатели безработицы не отражают ситуацию на рынке труда, т. к. на многие вакансии невозможно найти специалистов, считает экономист Маир Пашаев.

"Какие-то позиции сейчас избыточные, а по каким-то – острая нехватка кадров. Директора предприятий жалуются, что не могут найти начальника цеха, замначальника цеха, мастера, бригадира, который взял бы ответственность за конкретную работу и показатели. Предприниматели говорят, что менеджеров среднего звена нет. Готовы платить 50–60 тысяч, по дагестанским меркам это очень хорошая зарплата, но нет подготовленных людей", – рассказал Пашаев.

Он связывает дефицит кадров на управленческих позициях с деформацией системы образования и отсутствием мотивации учиться.

У нас в 90-е годы была плохая ситуация, не было мотивации получить хорошее образование и сделать карьеру. Ее и сейчас нет

"Качественных изменений не происходит ни в одной из областей – ни в экономике, ни в образовании. В медицине был вынужденный скачок: добавили финансирование в связи с коронавирусом. Есть изменения и не связанные с ковидом: развиваются направления, которых раньше не было, появляется новая современная техника. У нас в 90-е годы была плохая ситуация, не было мотивации получить хорошее образование и сделать карьеру. Ее и сейчас нет", – отметил Пашаев.

Баланс не сходится

На безработицу влияют баланс прироста населения и баланс создания и выбытия рабочих мест, отмечает экономист Фадик Мугулов.

"Выбытие рабочих мест у нас опережает их создание. За последние пять лет оно составило от 30 до 40 тысяч. Создание новых бизнесов отстает от банкротств", – считает Мугулов.

По его мнению, статистикой безработицы манипулируют, подгоняя под нужные цифры.

"В Дагестане численность трудовых ресурсов резко увеличилась на сто тысяч человек. Она не может так измениться за год", – уверен Мугулов.

Экономика субъектов СКФО восстанавливается после снижения показателей из-за коронавируса в прошлом году, а ситуация с занятостью улучшается, подсчитали в сервисе по поиску работы HeadHunter. Число соискателей мест в регионах Северо-Кавказского федерального округа сокращается.

Сейчас на одну вакансию в среднем претендуют четыре соискателя, тогда как еще год назад за одну вакансию боролись семеро

"Одна из главных тенденций рынка труда последнего года, которую мы видим также в Северо-Кавказском федеральном округе, – усиление конкурентной борьбы. Сейчас на одну вакансию в среднем претендуют четыре соискателя, тогда как еще год назад за одну вакансию в среднем по СКФО боролись семь кандидатов. Это соотношение количества резюме и вакансий показывает дефицит специалистов", – сообщили в HeadHunter.

По данным сервиса, самые высокие зарплатные ожидания в Северо-Кавказском федеральном округе у жителей Дагестана. Там соискатели в среднем претендуют на 39,3 тыс. рублей в месяц. При этом, согласно данным исследования Фонда развития гражданского общества, самые низкие зарплаты по России в Чечне – 30 тыс., Дагестане – 32,3 тыс., Кабардино-Балкарии – 32,6 тыс. и Ингушетии – 35, 1 тыс.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG