Ссылки для упрощенного доступа

Кавказские проблемы не уместились в один доклад


Татьяна Локшина

Почему организация Human Rights Watch свела все к Чечне?

Организация Human Rights Watch написала доклад о состоянии дел с правами человека в мире, в котором один раздел посвящен России, а в нем один подраздел – Северному Кавказу. Сравнительно небольшой раздел почти полностью рассказывает о Чечне и частично о проблемах салафитского сообщества в северо-восточном Кавказе.

В докладе отмечаются случаи нападения на журналистов и правозащитников на территории Чечни: "В марте группа людей в масках, предположительно связанные с чеченскими силовиками, напала на микроавтобус, который вез российских и иностранных журналистов в Чечню. Они избили журналистов и сожгли их транспорт. На следующей неделе хулиганы, также предположительно связанные с чеченскими властями, напали на руководителя Совместной мобильной группы по правам человека в Чечне. В следствии этого нападения СМГ отозвала своих активистов из Чечни из-за соображений безопасности".

Понятно, какие темы отражаются, и какие остаются за пределами доклада: религиозная тематика актуальна и первична, другие проблемы с правами человека получаются вторичными

Эксперты, составлявшие доклад, не обошли стороной нашумевшее дело 23-летнего чеченского журналиста Жалауди Гериева, которого приговорили к трем годам по сфабрикованному делу о хранении наркотиков. Чечня также упомянута в связи с частыми случаями применения коллективной ответственности в отношении родственников, подозреваемых в участии НВФ.

Между тем, в докладе о Дагестане речь идет исключительно в разрезе давления на салафитскую общину. Ничего не говорится о земельных вопросах, которые стимулировали другие проблемы. Например, о давлении на активистов поселковых советов пригорода Махачкалы. Не упомянута проблема восстановления Ауховского района, наличие давления и использование административного ресурса в ходе прошедших в сентябре выборов.

Северная Осетия также упоминается в докладе исключительно в связи с одной проблемой. "В североосетинском Беслане во время памятных мероприятий по годовщине взятия в заложники людей в школе (сентябрь 2004 г.), полиция избила и задержала активистов с футболками с надписью: "Путин – палач Беслана". Хулиганы, предположительно связанные с властями, напали на журналистов Елену Костюченко из Новой газеты и Диану Хачатурян из издания "Такие дела". Врачи в последствии констатировали ушиб головного мозга у Костюченко", - говорится в докладе.

Я эти доклады уже давно не воспринимаю как истину в последней инстанции. Особенно, когда речь идет о проблемах салафитских общин.

"Кавказ.Реалии" попросил высказаться экспертов о вышедшем документе, в частности по подразделу о Северном Кавказе.

Ахмет Ярлыкапов, старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России, также отмечает сужение проблем Северного Кавказа до нескольких актуальных тем.

"Конечно, доклад отражает современную повестку, в которой, к сожалению, Чечня и Дагестан легко узнаваемы и потому находятся под большим вниманием, в ущерб другим регионам. Также понятно, какие темы отражаются и какие остаются за пределами доклада: религиозная тематика актуальна и первична, другие проблемы с правами человека получаются вторичными", - заявил эксперт.

Доцент РГГУ Сергей Маркедонов усматривает слабость доклада в том, что он, якобы, умаляет опасность, исходящую от салфитов: "Я эти доклады уже давно не воспринимаю как истину в последней инстанции. Особенно, когда речь идет о проблемах салафитских общин. Правозащитники склонны преуменьшать их опасность, сводить всю проблему исключительно к репрессиям со стороны российских правоохранительных структур. Но это лишь часть проблемы, а радикалы и люди, не лояльные российскому государству и праву есть, между тем. И разбираться нужно в этом на основе разносторонней информации, а не дискурса, в основе которого имманентная вина российской власти", - заявил "Кавказ.Реалии" эксперт.

По мнению Маркедонова, Северный Кавказ на Западе уже давно фактически сводится к одной Чечне. "Не сегодня это началось. Отсюда и такое повышенное внимание. Конечно, проблема прав человека есть и в других регионах. Но сравнивая их, надо иметь в виду одну простую вещь: рисков в других регионах, сопоставимых с Чечней, меньше", - констатирует доцент РГГУ.

Мы включаем только те вопросы, которыми занимались. Иначе это будет не краткий обзор, а сотни и тысячи страниц

По словам кавказоведа, проблемы в Чечне резко контрастируют с сотоянием дел в других регионах Северного Кавказа. "Борьба с экстремизмом ведется в Чечне с перехлестами и перегибами, зачастую с нарушением российского же законодательства. Но сама-то борьба требуется, предмет для заботы, как минимум, есть. Зачем рисовать картину так, будто есть один Кадыров – друг Путина и диктатор, а против него сплошь правозащитники, демократы и либералы. Такой взгляд стал бы упрощенчеством. И вот прежде чем ставить на первый план обличительный пафос в Чечне ли, в Дагестане ли, стоит посмотреть, а как там с исламистским подпольем? Есть ли теракты? Есть ли радикальные проповеди? Каков отъезд в Сирию, Турцию, например, какие мотивы? Иначе мы получим упрощенческий взгляд", - сетует Сергей Маркедонов.

"Кавказ.Реалии" обратился за комментарием к программному директору Московского бюро Human Rights Watch Татьяне Локшиной. На вопрос о том, почему ряд северокавказских проблем не был затронут, Локшина разъяснила, что данный доклад представляет собой лишь краткий обзор проблемы. "Потому что мы включаем только те вопросы, которыми занимались. Иначе это будет не краткий обзор, а сотни и тысячи страниц", - отметила правозащитница.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG