Ссылки для упрощенного доступа

Музею истории города Махачкалы в этом году исполняется 10 лет. Свою профессиональную репутацию" музей обрел в значительной степени благодаря руководителю, который стоял у истоков его становления - Зареме Дадаевой.

Хотя, по словам Дадаевой, в чистом виде музеем его назвать трудно. Сейчас это, скорее, музейно-выставочный центр, который, тем не менее, выполняет все музейные функции: сбор материалов и экспонатов в музейные фонды, научную, образовательную, исследовательскую, издательскую работу. Хотелось бы им иметь лучшую материально-техническую базу, витрины, подиумы, профессиональный свет и звук, достойные хранилища, актовый зал и новые компьютеры, взамен старым, десятилетним – но, увы: самый популярный ответ, который они получают от властей в последние годы – "денег нет".

Об особенностях городской культуры махачкалинцев, отличии Дагестана от Грузии, а также о своих источниках вдохновения и жизненном девизе Зарема Дадаева рассказала в интервью "Кавказ.Реалии".

- Сегодня в музее большое количество авторских проектов, многие из них лично ваши. Вместе с тем у музея нет постоянной экспозиции. Эти проекты интереснее зрителям?

- Когда сюда пришла, тут было пусто, ноль. Что делать? Нужно раскручивать площадку. Это - элементарный менеджмент. Продумав ситуацию, понимаешь, что тебе нужно делать громкие выставочные проекты, чтобы зритель пошел. Обозначить себя на культурной карте республики, страны и не только, что нам на сегодняшний день удалось.

В год своего десятилетия Музей истории города Махачкалы завоевал три награды, как мы шутим – Музейных Оскара. Мы победили в конкурсе "Интер-гид" с проектом "Махачкала в перечне", в конкурсе "Музей в городе N", с проектом "Династия в фотографии". В Тбилиси на международном фото-фестивале "Kolga" мы получили Первый приз им. А Роинашвили за фотопроект "Манаба Магомедова. Искусство фотографии. Дагестан, Грузия. 1950—1970-ее гг." Все знают это имя, первая женщина злато-кузнец из легендарного аула Кубачи, серебряная легенда Кавказа. И это было потрясающим открытием для всех, что Манаба фотографировала. И там, в ее снимках, наш Дагестан, которого уже нет, и Грузия. Это - потрясающие художественные фотографии.

И, наверное, эти победы не случайны, а плод больших усилий конкретных людей. Я всегда говорю, что и один в поле воин. Это - мой девиз по жизни. Человек может многое, если знает, чего он хочет, и идет к своей цели.

- За последние 10 лет и в республике, и в городе неоднократно сменялась власть. Музей стоит на периферии политической жизни или же руководство влияет на политику музея?

- Не у каждого города есть свой музей, в этом плане Махачкале повезло. Когда я пошла на собеседование к экс-мэру Саиду Амирову, я поставила одно условие: чтобы никто не вмешивался в мою художественную политику. Так и сказала: "Если доверяете моему профессионализму". Он сказал: "Работай, никто мешать не будет". Да, менялись власти, поступали рекомендации, что и как делать. Только нужно понимать, что музей имеет право показывать не все. Музей формирует вкус и ответственен за то, что он показывает зрителю.

Уголок кабинета Заремы Дадаевой
Уголок кабинета Заремы Дадаевой

Многие коренные махачкалинцы уехали. И мы вот выделили цифру. Сейчас в городе проживает 1/8 коренных махачкалинцев, остальные - это горожане в первом поколении. Музей должен формировать городскую культуру. В последнее время все зажаты, и в воздухе витают манифесты разных цветов. Иногда облегченно вздыхаешь, даже если просто видишь человека в шортах или молодых ребят-музыкантов, играющих на улице. Город – это место, где должно быть комфортно жить, работать, творить, отдыхать, любить, мечтать… Это - коллективное сотворчество контекста и одновременно территория личной ответственности за все что в нем происходит.

- Ваша семья, ваши близкие стали частью вашего увлечения музеем?

- В детстве меня часто водили в музеи, особенно нравилось ходить в музей, который был на площади, мы жили совсем рядом. Когда спрашивали, куда пойдем гулять, просилась в музей. Отношение к культуре и к искусству в моей родительской семье и в моей личной семье высокое. Относились всегда с пониманием и тогда, когда работала в "Первой галерее", и сейчас. Мой муж Эмиль Азизов очень много помогает мне в работе - и словом, и делом. Это важно, когда у тебя есть близкие, родные люди и друзья, на которых всегда можно рассчитывать.

То есть если бы не было этого духа подвижничества, то не было бы музея?

- Нет, ну что вы! Музей бы был, только, наверное, другой. Я замечаю за собой, что иногда делаю свою работу неистово. Несмотря ни на что, сделать экспозицию именно так, а не иначе, даже если нет бюджета. Вот, например, каталог Манабы. На его издание нет денег, но я буду искать и все равно его издам, потому как есть вещи значительные и по-настоящему важные. Политики, чиновники, банкиры – кто о них вспомнит через 50 лет – никто. В память, историю, настоящую человеческую любовь и культурный пласт уходят те, кто оставил после себя культурные вклады. Это - главные ценности во все времена. Я сейчас говорю о Дагестане и очень часто сравниваю республику с Грузией. Как они любят свою страну, как они беспокоятся о своей культуре - даже в самые трудные времена! Им не все равно, а нам все равно. Мы бьем себя в грудь, говоря "наш Балхар, Кубачи, Гоцатль", а на деле все это исчезает и перестает быть высоким искусством. И не нужно иллюзий: утрата культурной идентичности сродни гибели этноса.

"Я всегда говорю, что ношу Дагестан с собой", - говорит Дадаева о своих кубачинских сережках, сделанных по эскизам художника Мурада Халилова
"Я всегда говорю, что ношу Дагестан с собой", - говорит Дадаева о своих кубачинских сережках, сделанных по эскизам художника Мурада Халилова

- По вашим словам, лишь 1/8 часть населения Махачкалы – ее коренные жители. Верно ли говорить, что махачкалинцы имеют городскую культуру?

- Как сделать так, чтобы новый горожанин, "недогорожанин" пришел в музей? Взрослые люди - это люди со сформированными ценностями, у которых не было привычки ходить в музеи в своих аулах, и тут они в музеи не ходят. Это все процессы медленные, и у меня надежда на будущее поколение. В моем детстве была городская культура. Родители - тоже с села, приехали учиться и остались жить в городе. Но это все происходило постепенно, а сейчас внутренняя миграция лавиной сошла, и мы получили "город и село в одном флаконе". Что делать? Это - длительный процесс, который зависит не от маленьких локальностей, а от объединения усилий всех и во всех областях и диагоналях, начиная от республиканских и городских властей и заканчивая каждым персонально. Большинство культурных событий сегодня проходят для галочки, они не сделаны для того, чтобы донести до зрителя смыслы. Нужно изменить шкалу ценностей и понять, что во все времена модно, а главное – жизненно необходимо быть культурной, образованной и гармоничной личностью. А про город – я уверена, нужно любить свой город, и он ответит тебе взаимностью.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG