Ссылки для упрощенного доступа

Страна, где не ждут?


Чеченцские беженцы на границе Беларуси и Польши

Чеченцы, проживающие в Польше, обеспокоены всплеском национализма в стране

Атмосфера нетерпимости к иностранцам и в особенности к мусульманам, возрастающая в польском обществе, чувствительно отражается на чеченской диаспоре.

Польша, как и прежде, остается своего рода окном в Европу для тысяч чеченцев, покидающих республику в поисках лучшей жизни и безопасности. Единственная возможность для них попасть в Западную Европу – это пересечь белорусско-польскую границу и просить политубежища в Польше. Многие делают это в надежде через Польшу пробраться дальше, в Центральную Европу.

Тысячи же чеченцев остаются в бывшей социалистической стране, жители, да и политическое руководство которой когда-то были дружелюбно настроены к выходцам из Чечни. Однако рост националистических настроений в польском обществе, подогреваемый пришедшей к власти ультраконсервативными, а также химера борьбы с международным терроризмом, вызвавшая всплеск ксенофобии, перечеркнул эти зыбкие симпатии.

Два года назад во время парламентских выборов польские чеченцы в массе своей поддерживали партию Ярослава Качиньского "Право и справедливость", членом которой являются как действующий президент Польши Анджей Дуда, так и премьер-министр страны Беата Шидло. Вероятно, это было связано с тем, что национал-консерваторы из "Права и справедливости" были известны своей критичностью по отношению к России, а один из ее лидеров, покойный Лех Качинький, на одном их международных мероприятий в память о жертвах Второй мировой войны в присутствии Владимира Путина довольно резко высказался о российском империализме и захватнических амбициях Кремля.

Однако, надежды чеченцев на приход к власти консерваторов не оправдались. Хотя отношения с Россией со сменой власти в Польше не улучшились, симпатий к выходцам из Чечни в польском обществе не прибавилось.

Напротив. "Положение чеченцев в Польше в настоящее время хуже, чем когда бы то ни было", - говорит представитель чеченской диаспоры Ильясов Шарпуддин, проживающий там больше десяти лет и занимающийся проблемами общины.

По его словам, лишь очень мизерное число беженцев из Северного Кавказа получает политическое убежище. Связано это с тем, что польские власти уличили несколько семей беженцев в поездках домой, а посещать страну, которую беженец покинул из-за грозящей ему опасности, запрещено по закону.

Кроме того, польские власти давно уже знают, что большинство беженцев из северокавказских республик рассматривают Польшу как транзитную страну по пути в Германию, Австрию, Францию и другие государства. Нередко выходцы из Чечни, которым удалось пересечь белорусско-польскую границу, в ту же ночь на такси отправляются дальше, преимущественно в Германию (из которой их, как правило, вскоре возвращают в ту же Польшу – так велит Дублинское соглашение, предписывающее оставаться в той стране, где беженец первым попросил об убежище). Это создает много проблем местному ведомству по делам беженцев, так как связано с большой бюрократической волокитой и, помимо всего прочего, требует огромных финансовых затрат.

Хотя эти проблемы связаны с новоприбывающими в страну беженцами, они накладывают отпечаток и на отношение поляков к тем чеченцам, которые много лет уже живут в Польше и хорошо интегрированы в местное общество. Так, по словам Ильясова, в последнее время растет число нападений националистически настроенных поляков на чеченцев. В одном лишь городе Прушков, где проживает несколько сот чеченцев, правоохранительные органы зафиксировали несколько подобных нападений. Нередки случаи, когда молодые чеченки, одетые в соответствии с исламской традицией в хиджаб, подвергаются оскорблениям или плевкам, рассказывает Ильясов.

Ситуация осложняется и тем, что массовое скопление беженцев из Чечни на белорусско-польской границе привело к всплеску криминальной энергии у мошенников и аферистов, пытающихся заработать на несчастье других. Так, к представителям чеченской диаспоры с мольбой о помощи обращаются обманутые беженцы из Бреста, которым некие "чеченцы или дагестанцы из Польши", ссылаясь на свои давние связи на таможне, за крупную сумму обещали беспрепятственное пересение границы. А потом исчезали с деньгами, а в некоторых случаях и с документами доверчивых земляков.

Мошенники эти часто не имеют к Польше никакого отношения, а приезжают из других стран. И хотя Ильясов и его товарищи регулярно обращаются к соотечественникам с призывами не доверять подобным обещаниям, беженцы, вынужденные проводить недели и месяцы в надежде пересечь границу, хватаются за любую возможность попасть в страну, которая их не ждет и в которой им никто не рад.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG