Ссылки для упрощенного доступа

Мусаев: «Сестры милосердия в начале XX века облачались в хиджабы»


Адвокат Мурад Мусаев объяснил «Кавказ.Реалии», почему хиджаб носить можно, а дуршлаг - нет

Известный адвокат Мурад Мусаев в 2013 году отстаивал право ставропольской школьницы Алины Сулеймановой носить хиджаб в учебном заведении. Дело они тогда проиграли, девушка закончила школу экстерном и поступила в Пятигорский госуниверситет на отделение теологии.

Мусаев рассказал «Кавказ.Реалии», чем плох Европейский суд по правам человека и объяснил, почему послабления в одежде могут распространяться только на представителей «реальных религий».

- Вы, разумеется, в курсе мордовской истории. Подключитесь к кейсу?

- Адвокат Марат Ашимов выходил на меня через Духовное управление мусульман Москвы, но я не вмешиваюсь пока в эту историю. Хотя есть намерение работать с этим вопросом дальше.

Юристы хотели подавать в Конституционный суд, но я им не рекомендовал, поскольку Конституционный суд – институт идеологизированный, который будет исходить из конъюнктурных соображений. Если Конституционный суд вынесет решение о том, что хиджабы можно запрещать, мы уже ничего не сделаем. По «ставропольскому делу» мы сознательно воздержались от обращения в Конституционный суд, чтобы не поставить крест на этой теме, чтобы дождаться более удачного момента, с политической точки зрения.

- И когда же наступит этот более удачный момент?

- Когда мы готовились к «ставропольскому делу», буквально за какие-то считаные дни состоялась пресс-конференция Путина, на которой его спросили про хиджабы. И он сказал, что хиджаб – это нетрадиционная форма одежды для российских мусульман. Путин озвучил свою позицию, так что решение суда было фактически предрешено. Сейчас этот вопрос обсуждается на более высоком уровне, чем раньше - есть те, кто в довольно резкой форме вступились за хиджабы.

- Пока складывается впечатление, что все запаслись попкорном, наблюдая за битвой между министром образования Васильевой и главой Чечни Кадыровым.

- Да нет там никакой битвы! Было выступление Васильевой, после которого последовала реакция Кадырова. Напрасно запаслись попкорном. Попкорн могут съесть, а фильма не будет. Этот вопрос, на мой взгляд, будет решен или уже решен на уровне администрации президента.

Те, кто выступают против хиджабов, как раз заинтересованы в том, чтобы говорить о битве между «светскостью» министра Васильевой и «религиозностью» Кадырова.

Хочется верить, что сейчас, когда голос тех, кто считает, что в хиджабе нет ничего дурного, прозвучал на высоком уровне, там прислушаются.

Но те, кто выступают против хиджабов, как раз заинтересованы в том, чтобы говорить о битве между «светскостью» министра Васильевой и «религиозностью» Кадырова.

Даже если в администрации президента хотят разрешить хиджаб, там опасаются, что такое решение встретят отзывами, мол, Кадыров уел министра образования, поставил на колени правительство. Опасаюсь, что во избежание таких реакций, соответствующее решение может быть не принято.

- Ответьте на ключевой аргумент противников ношения хиджабов в учебных заведениях: почему хиджабы носить можно, а дуршлаги (в соответствии с пастафарианством*) – нет?

- Любую ситуацию можно довести до абсурда. У нас, например, есть свобода одеваться так, как мы хотим. Если доводить эту свободу до абсурда, то можно ходить по улице голым. Но вам никто не позволит ходить по улице голым, поскольку есть определенные разумные пределы всякой свободы. Голый человек на улице - эксгибиционист. Слава Богу, пока это не норма даже в самых в плохом смысле «продвинутых» обществах.

- Та норма, которую вы приводите, относится ко всем. В случае же с хиджабами речь идет об исключениях. Если мы говорим о свободе, то она должна распространяться на всех.

- Существует понятие религии, в которой есть определенная иерархия норм. Если какой-то человек решил для доведения аргумента оппонента до абсурда, придумать ношение дуршлагов, это не значит, что на этого болвана нужно делать поправку, когда решается вопрос свободы вероисповедания и свободы совести в государстве.

- Но этот, как вы выразились, болван может искренне верить в летающего макаронного монстра (ЛММ), ему, не исключено, также важно носить дуршлаг, как мусульманке хиджаб.

- Именно для этого у нас существуют законодатели, которые должны подумать над формулировкой соответствующей нормы закона. В частности, внести поправку в закон «Об образовании» (в ту часть, которая оставляет форму одежды на усмотрение учебных заведений). В этой поправке необходимо прописать, что при определении формы одежды учебное заведение не может нарушать право каждого одеваться в соответствии с религиозными убеждениями. В инструкциях необходимо уточнить, о каких религиях идет речь. Это, безусловно, должны быть реальные религии.

- А что есть реальная религия? Это все-таки не таблица Менделеева.

- Для того, чтобы понять, что такое религия, существует соответствующая наука. Есть религиоведение, есть история, есть ученые, которых привлекают к созданию законов в нормальных правовых режимах. Они дают дефиниции. Мы же не предлагаем внести в Конституцию новую норму о религиозной свободе. Спросите у авторов Конституции, что они имеют ввиду под религией.

Если какой-то человек решил для доведения аргумента оппонента до абсурда, придумать ношение дуршлагов, это не значит, что на этого болвана нужно делать поправку.

Нельзя придумать или создать религию. Если я создам определенное учение и начну называть это религией, не буду ни субъектом, ни объектом свободы вероисповедания.

Можно казуистикой довести любую свободу до абсурда, но это не значит, что мы должны отказаться от свободы.

- Атеисты полагают, что религия придумана людьми, поэтому, не исключено, что человек может создать собственное вероисповедание.

- Зависит от того, какими научными источниками вы пользуетесь. Послушайте профессора Зубова, например. Он не считает, что религия придумана людьми.

Как девочка, которая приходит в школу в хиджабе, навязывает атеистам свою религию? Девочка в хиджабе также не навязывает им свое мировоззрение, как девочка, которая ходит с проколотым носом. Хиджаб никак не влияет на светскость образования. Если бы Алина Сулейманова продолжала ходить в школу, от этого там не перестали преподавать теорию Дарвина и не заставили бы всех носить в хиджабы. На суде было столько возражений, что они мне осточертели! Говорили, например, что у детей неокрепшая психика, они, мол, будут смотреть на Алину и задаваться вопросом, почему она другая. А мы у них тогда спросили, будут ли они перекрашивать темнокожего ребенка, если такой придет в их школу (он же другой!).

- Ваши оппоненты говорят о наступлении религии, которое, как известно, отделено от государства. Так, например, в Петербурге Исаакиевский собор власти планируют передать РПЦ, там же опять недавно активисты, представляющиеся сторонниками депутата Адама Делимханова, сорвали лекцию феминисток, посвященную женщинам в исламе.

- Они склонны к обобщению. Я либерал до мозга и костей, свобода – это высшая ценность. И в числе базовых прав и свобод человека – свобода вероисповедания. Она заключается не только в том, чтобы верить в то, что ты хочешь, не только в том, чтобы исповедовать любую религию, но и в том, чтобы жить в соответствии с ней. Эта религиозная свобода в правовом государстве может быть ограничена только в той мере, в какой угрожает морали, основам правопорядка или нацбезопасности.

У нас как-то возникла проблема с отчислением студенток из ведущего медицинского вуза в Москве. Слава богу, конфликт удалось разрешить мирно. Напомнил руководству вуза, как выглядели сестры милосердия в начале XX века – все в хиджабах! С красными крестами и в настоящих хиджабах. В простых русских селениях женщины в основном были с покрытыми головами. А уж о том, чтобы носить короткие юбки, даже не задумывались! Так быстро в мире стали считать ненормальным скромное одеяние женщины, что это представляется сумасшествием.

- Короткие юбки – это тоже личное дело, однако вернемся к праву. Вначале вы сказали, что не рекомендуете обращаться в Конституционный суд, как в таком случае насчет Европейского суда по правам человека?

В простых русских селениях женщины в основном были с покрытыми головами. А уж о том, чтобы носить короткие юбки, даже не задумывались!

- Европейский суд по правам человека однажды уже разбирал вопрос по хиджабам в учебных заведениях (дело Лейлы Шахин против Турции). Суд встал на сторону Турции, которая запрещала хиджаб. И это, безусловно, идеологическое решение. В этом смысле ЕСПЧ не является непорочным.

Интересно, что в современной политической моде в России принято критиковать западные порядки, но в части наезда на мусульманский религиозный дресс-код решили брать пример с Европы. Пусть бы на Европу равнялись в благом, а не в том, что касается антирелигиозного, антиисламского мракобесия.

Справка «Кавказ.Реалии»: ​

Пастафарианство (или Церковь летающего макаронного монстра) - это пародийная религия, которая была основана в 2005 году американским физиком Бобби Хендерсоном (в знак протеста против введения в школьный курс концепции «Разумного замысла» как альтернативы эволюционному течению). Ее название основано на игре слов и ассоциируется с растафарианством и итальянским словом «паста». Учение пастафариан гласит, что вселенную создал летающий макаронный монстр, представляющий собой клубок спагетти с тефтелями, и запрещает воевать с теми, кто хотя бы раз в жизни ел макароны. В России процедура регистрации Русской пастафарианской церкви началась в июле 2013 года.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG