Ссылки для упрощенного доступа

Семейное убийство


В Абхазии считают, что домашнее насилие - это особая категория преступлений

В середине июля в Абхазии произошло резонансное убийство. В ходе возникшей бытовой ссоры жительница Сухума нанесла своему супругу телесные повреждения. От полученных травм мужчина скончался. Трагедия еще раз высветила проблему домашнего насилия в республике.

"14 июля в 12:35 в дежурную часть отделения милиции УВД по городу Сухум поступило телефонное сообщение из приемного отделения центральной Республиканской больницы о доставлении мужчины с открытой черепно-мозговой травмой, множественными ушибами мягких тканей лица и переломом основания черепа", — говорится в сообщении МВД [самопровозглашенной – Ред.] Республики Абхазия.

Сама женщина явилась с повинной. Сейчас она водворена в ИВС МВД. Прокуратурой города Сухум по данному факту возбуждено уголовное дело.

Из источников близких к следствию "Кавказ.Реалии" стало известно, что происшествие, возможно, связано с самообороной женщины. Дело в том, что по адресу проживания семьи, в которой случилась трагедия ранее не раз выезжали сотрудники милиции. Вызывала их сама женщина, жаловавшаяся на побои со стороны мужа.

О роли женщины в семье на Кавказе говорится и пишется немало. Освещают эту тематику с точки зрения глобализации, женской эмансипации и конкретных случаев насилия, вызывающих большой резонанс. Тем не менее насилие в семье остается насущной проблемой в обществе.

"Самое главное, что сегодня проблема домашнего насилия никак не регулируется законодательно. Сейчас жертва так называемого бытового насилия в Абхазии фактически ничем не защищена", - говорит в интервью "Кавказ.Реалии" Уполномоченный по правам человек Абхазии Асида Шакрыл.

Сегодня, приехав по вызову жертвы домашнего насилия, сотрудники органов внутренних дел фиксируют их как обычные правонарушения - ровно такие же, как и в случае потасовки на улице между незнакомыми людьми. Системного подхода нет, и официально домашнего насилия в стране не существует, говорит абхазский омбудсмен.

"Должна существовать некая цепочка. Если год назад, полгода назад, три месяца назад и сегодня наряд выезжает по одному и тому же адресу, это уже прямой сигнал. В идеале, по каждому случаю домашнего насилия должно быть индивидуальное реагирование. И привлекать к ответственности лицо совершившее насилие нужно далеко не тогда, когда он избил до инвалидности или, не дай бог, убил, а по самым мелким действиям", - рассуждает Асида Шакрыл.

Самое страшное, считает омбудсмен, это то, что нет неотвратимости наказания. "К сожалению, у нас в стране идет полное отрицание существующей проблемы. Мол не может в Абхазии быть никакого домашнего насилия. У нас все регулируется. У нас Апсуара [морально-этический кодекс абхазов – Ред.]. Надо понимать – мы как все. То есть, ничем не лучше и не хуже других, не уникальнее. Нельзя ссылаться на то, что считалось действенным век, а то и два века назад. Сегодня эти рычаги, увы, не работают", - говорит Шакрыл.

С 1999 года в Абхазии работает Ассоциация Женщин Абхазии (АЖА). Своими главными задачи в организации считают расширение участия женщин в общественной и политической жизни. Ресурсный центр АЖА находится в Сухуме и предоставляет женщинам справочные материалы и консультации по самым разным направлениям. С годами, жертвы домашнего насилия перестали бояться идти за поддержкой в Ассоциацию.

Как рассказала "Кавказ.Реалии" сотрудница АЖА Кама Аргун, за год обратившихся женщин свыше 30, из них пять являются клиентами. "Эти женщины систематически получают юридические и психологические консультации и плюс сопровождение в правоохранительные органы. Практически все ситуации связаны с применением физического насилия, но где физическое насилие, там естественно и психологическое", - говорит Аргун.

Исходя из опыта работы, сотрудники АЖА называют семью в Абхазии закрытым институтом. Кама Аргун отмечает: "Можно сказать, что наши женщины многое замалчивают, не принято выносить 'сор из избы'. Считаю необходимым проведение профилактики борьбы с домашним насилием. Больше говорить о последствиях насилия, о том, как это явление негативно отражается на детях. Почему-то сейчас некоторые оправдывают домашнее насилие патриархальными традициями, но традиционно у абхазов никогда не было принято унижать женщину, поднимать на неё руку".

Как и омбудсмен, сотрудник АЖА считает необходимым принятие закона о домашнем насилии. "Мы его уже разработали, лоббировали в 2012, но, к сожалению, тогда парламент его не принял. Сейчас мы возвращаемся к нему, вносим изменения и в ближайшее время будем снова пытаться его пролоббировать", - отмечает Кама Аргун.

Психолог Илона Воуба же уверена, еще одной важной проблемой является подавление агрессии жертвой и направление ее на себя. "Конечно, речь идет о нашем обществе, где женщине, в целом, запрещено выражать чувства и проявлять недовольство. Отсутствие поддержки и сочувствия приводит к ощущению беспомощности", - считает Воуба.

Так или иначе, человеческое терпение не безгранично. Долгие годы, живя как жертва, личность человека переживает трансформацию. Все это в итоге приводит или к ненависти к себе, или к окружающим. Чаще – и то, и другое одновременно. Вырваться из этой кабалы, уверены все наши собеседники, возможно даже в самых крайних ситуациях.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG