Ссылки для упрощенного доступа

Роща, ток, тюрьма. Беженец из Афганистана заявил о пытках сотрудниками ФСБ в Ростове 


Иллюстративное фото

В феврале прошлого года, в пять часов утра в ростовскую квартиру Гулама Хабиба, беженца из Афганистана, постучали люди, назвавшиеся газовщиками. Когда он открыл дверь, оказалось, что их интересовала далеко не газовая плита. С мешком на голове его вывезли в лес, где, по его словам, пытали током и заставили подписать "какие-то бумаги". Впереди его ждали суд, штраф, полгода в тюрьме для иностранцев и принудительная депортация в Афганистан, где его жизни угрожает опасность. Публично заявить о пытках Гулам Хабиб решился, только покинув пределы России.

Не повезло с соседом

Гулам Хабиб Гулам Мохаммад родился в городе Кабуле в Афганистане. В пять лет по программе для детей, оставшихся без родителей, он попал в Волгоград, где отучился девять лет в местной школе-интернате. Позже Гулам Хабиб переехал в Ростов-на-Дону, где начал обучение в техникуме связи, а затем в рыбопромышленном техникуме Астрахани – оба учебных заведения он не окончил из-за финансовых проблем.

Гулам Хабиб вернулся в Ростовскую область, работал на азовских рынках, которые закрыли в этом году. В 2010 году мужчина уехал в Афганистан, где пять лет прожил в небольшой деревне. Как рассказал Хабиб редакции Кавказ.Реалии, там у него возникли конфликты с местными жителями. Одной из причин стала его работа – он был переводчиком правительственных войск.

"Я работал в армейских частях и в течение года переводил с русского на местный язык дари каталоги к пушкам российского производства. Мне повезло, я смог проработать год. Но в поселке не любят тех, кто работает на правительство. Ещё у меня возник с ними конфликт насчёт земли, да и относились ко мне как к коммунисту – я же при коммунистах в Россию попал. Моджахеды коммунистов не любят, мне было небезопасно там оставаться", – рассказал Хабиб.

В конце 2015 года Хабиб получил временное убежище в России и продолжил работать на ростовском рынке.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

Позже у него появился сосед – из Афганистана приехал Сафи Аминулла, тоже сирота. Некоторое время они жили вместе, пока на Аминуллу не завели уголовное дело за содействие террористической организации.

"По этому делу взяли ещё нескольких ребят из нашей диаспоры, они пошли на сотрудничество с ФСБ. Наверное, их заставили назвать какие-то имена, чтобы больше людей посадить, – и так нас взяли на мушку. Сафи обвинили в том, что он якобы вербовал сторонников "Талибана" (запрещённой в России организации. – Прим. ред.) и проходил военную учебу в Пакистане, но такого не было. Я считаю, что дело было сфабриковано", – сказал Хабиб.

12 февраля 2020 года в пять утра, по словам Хабиба, к нему домой пришли сотрудники ФСБ, которые сначала представились работниками газовой службы. Как только Хабиб открыл дверь, его ударили кулаком по лицу и выбили зубы, завалили на пол, надели на голову пакет, а на запястья наручники. В таком виде его вывели на улицу, посадили в фургон и вывезли в рощу. Где именно она находилась, Хабиб не знает. К нему применили пытку током – от него требовали рассказать всё, что он знает о своём соседе.

"Я знаю, что одного сотрудника звали Олег, я запомнил его лицо. Еще одного я узнал по голосу, он меня пытал, а потом пришел в СИЗО меня допрашивать. Кажется, он куратор афганской диаспоры, часто приходил к нашему представителю задавать вопросы, я смогу его узнать, если увижу", – сказал Хабиб.

"Инструментарий" для пытки током. Архивное фото
"Инструментарий" для пытки током. Архивное фото

По его словам, когда пытки закончились, Хабиба заставили выпить водку и облили ею, после чего в машине ему дали подписать три бумаги, но было темно, поэтому он не понял, что подписывает. После этого его передали полиции Первомайского района, откуда увезли в Октябрьский районный суд. Согласно картотеке суда, в этот же день Гулама Хабиба приговорили к 10 суткам ареста по административной статье за мелкое хулиганство. Полицейские представили рапорт, а также нашли очевидца, который в суде показал, что он в 8:30 утра "в общественном месте возле дома выражался нецензурной бранью, на замечания прекратить хулиганские действия не реагировал, чем проявил явное неуважение к обществу". Смягчающие обстоятельства суд не нашел и назначил ему 10 суток ареста.

Если я не буду делать то, что они захотят, мне подкинут наркотики, и тогда я надолго пойду в тюрьму

"На следующее утро ко мне опять пришли из ФСБ, требовали, чтобы я подписал ещё какие-то бумаги, и пригрозили, чтобы я никому не рассказывал, что со мной произошло. 22 февраля, когда мои 10 суток закончились, на выходе из СИЗО меня снова встретили сотрудники ФСБ, посадили в машину и стали угрожать, что если я не буду делать то, что они захотят, мне подкинут наркотики, и тогда я надолго пойду в тюрьму", – сказал Гулам Хабиб.

По его словам, помимо показаний на Сафи Аминуллу, от него хотели также добиться сотрудничества с силовиками в дальнейшем или, как говорит Гулам Хабиб, "сделать из него стукача". ФСБ было нужно, чтобы он регулярно рассказывал о тех, кто ходит в мечеть каждую пятницу, и о своих коллегах на рынках. Кроме того, его заставили купить телефон – сопроводили домой, чтобы Гулам Хабиб взял деньги, и отвезли в магазин. После этого ему вручили сим-карту и номера, по которым он должен был звонить.

"Когда силовики уехали, я сел в такси и поехал за помощью к своим друзьям. Мне снова позвонили и сказали приехать на Садовую, 31 (по этому адресу находится управление ФСБ по Ростовской области. – Прим. ред.), иначе они за мной сами приедут. Я взял адвоката. Как только сотрудники его увидели, они вежливо отдали мне мои документы", – рассказал Гулам Хабиб.

Корреспондент Кавказ.Реалии не смог связаться с пресс-службой УФСБ России по Ростовской области: по номерам, указанным на сайте, там не ответили. Представитель пресс-службы ФСБ также не ответил на звонки корреспондента.

"Преступление" и наказание

Летом 2020 года на Гулама Хабиба завели уголовное дело по статье 205.6 – "Несообщение о преступлении". Статья предполагает штраф до 100 000 рублей или год лишения свободы. В ноябре 2020 года Пролетарский районный суд Ростова оштрафовал Гулама Хабиба на 40 тысяч рублей, при этом вся информация по делу оказалась скрыта. Согласно решению суда, которое есть в распоряжении редакции, Хабиб достоверно знал, что его сосед Сафи Аминулла ведет вербовку в террористическую организацию, но из-за страха уголовного преследования не сообщил об этом в органы. Подсудимый полностью признал свою вину и раскаялся в содеянном.

Через месяц Гулама Хабиба вызвали в миграционную службу. Там его арестовали и увезли в центр временного содержания иностранных граждан в Новочеркасск. В городском суде выяснилось, что иск против Гулама Хабиба подало МВД: из-за того, что он был осужден по уголовной статье, его лишили временного убежища в России. В общей сложности Хабиб провел в центре более полугода, срок ему продлевали трижды.

"Центр временного содержания представляет собой место, куда привозят заключенных иностранцев, чьи сроки в тюрьме закончились, в центре они ждут депортации домой. У нас нормально было, три раза в день кормили, выпускали на улицу – в десять часов и в пять. Но все равно тюрьма", – рассказал Гулам Хабиб.

Никаких претензий к сотрудникам этого учреждения он не имеет, но говорит, что некоторые признавались ему, что "ничем не могут помочь", якобы их попросили из ФСБ держать его в центре подольше.

Я решил, что оставаться в России мне очень опасно

"Кроме того, в центре специально держат людей долго, чтобы в итоге они согласились улететь за свои деньги. Мне сначала говорили, что нет рейсов в Афганистан, а к концу шестого месяца пребывания предложили улететь за свой счет, и я согласился. В теории, я мог бы остаться – через полгода заключения суд должен был либо депортировать меня, либо отпустить. Но я решил, что оставаться в России мне очень опасно", – рассказал Гулам Хабиб.

Во время своего заключения он писал письма в несколько правозащитных организаций – Хабиб считает, что депортировать его решили именно из-за страха, что он расскажет всем о пытках, которым его подвергли. При этом депортацию Гулам Хабиб воспринимает как казнь – он неоднократно предупреждал силовиков, что в Афганистане его жизни угрожает опасность.

"В аэропорту, уже на вылете, фээсбэшники держали меня почти полтора часа, задавали вопросы и напомнили, что, если я вернусь в Россию, меня сразу задержат. Сначала я жил у своих сестёр в Кабуле и не мог выехать в родную деревню, потому что у нас в стране опять начались беспорядки с участием талибов, и родные боялись меня отпускать", – продолжает Гулам Хабиб.

Глава Донского афганского объединения Хосейни Мир Абуль Касим подтвердил Кавказ.Реалии, что у каждой национальной организации в Ростове действительно есть свой куратор из ФСБ. Из разговора со своим он узнал, что пыток, о которых говорит Гулам Хабиб, не было.

"Его показания все время менялись: то ему выбили зубы, то выяснилось, что они и так раньше шатались, а когда его взяли за горло, сами выпали. При этом он говорит, что его пытали током, когда руки были за спиной в наручниках – но это замкнутая цепь, так нельзя. Я сам врач по профессии, я понимаю в этом. Мне сказали, что в истории с Гуламом не было пыток, их с соседом просто жёстко задержали", – сказал глава объединения.

При этом собеседник уверен, что Гулам Хабиб ни в чем не виноват – по словам Касима, он "неудачно попался".

"Я считаю, что его сосед виновен, я видел разные доказательства этого. А Гулам Хабиб нет, ничего противозаконного не совершал. Но силовики обещали, что не отправят его в Афганистан, если он признает свою вину. Он вину признал, а его депортировали", – рассказал Касим.

Иностранцам сложнее

Магомед Аламов, руководитель северокавказского отделения "Комитета против пыток", подтвердил Кавказ.Реалии, что организация получала письмо от Гулама Хабиб Гулам Мохаммада с сообщением о пытках. Однако правозащитники не могли взять его в работу.

"У нашей организации нет филиала в Ростовской области, в связи с чем мы не можем полноценно работать по заявлениям граждан оттуда. Ведь работа по заявлениям о применении насилия должностными лицами – очень трудоемкий процесс, который требует почти во всех случаях нашего физического присутствия. Мы обязаны проверить всё, что говорит пострадавший, и, если сведения подтверждаются, начать расследование", – объяснил Аламов.

Иностранцы просто не знают, куда могут обратиться с жалобами на применение насилия со стороны должностных лиц

По его словам, организация не ведет статистику применения отдельных статей УК в отношении заявителей, но статья о несообщении о преступлении встречается в практике нечасто, если не сказать, что не встречается вообще. При этом иностранцы среди заявителей КПП также бывают редко – за последние два с половиной года было всего около десяти таких случаев.

"Я не думаю, что это связано с тем, что у нас к иностранцам не применяют насилие. На мой взгляд, они просто не обладают информацией об организациях, куда могут обратиться с жалобами на применение насилия со стороны должностных лиц", – сказал Аламов.

При этом, по данным правозащитника, насилие и пытки током – распространенный способ правоохранителей раскрыть дело.

"Целью применения физического насилия или пыток электрическим током, равно как и любого другого воздействия на задержанного, является всегда получение каких-либо сведений. Пытают и избивают для того, чтобы человек признался в совершении преступления или дал показания против кого-нибудь. Это довольно распространенная практика в нашей правоохранительной системе. "Выбить" показания по времени быстрее, и меньше надо делать следственной работы: искать, устанавливать каких-то свидетелей, очевидцев, запрашивать какие-то сведения и т.д.", – заявил он.

***

Сафи Аминулла, сосед Гулама Хабиба, в октябре прошлого года был приговорен к восьми годам лишения свободы в колонии строгого режима с отбыванием первых двух лет в тюрьме. По данным пресс-службы Южного окружного военного суда, Аминулла в течение полугода, с 22 сентября 2018 по 5 января 2019 года, убеждал человека, чье имя не называется, вступить в запрещённую в России террористическую организацию "Движение Талибан".

Гулам Хабиб Гулам Мохаммад всё-таки уехал из Кабула в родную деревню. Её название он не раскрывает. Он рассказывает, что иногда вокруг поселения слышны перестрелки, и думает, что в августе будет вынужден отправиться воевать.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG