Ссылки для упрощенного доступа

Регресс и одичание. Психологи – о жизни людей во время пандемии


Российские психологи прогнозируют рост межгрупповой напряженности, связанной с пандемией и ее социально-экономическими последствиями

95% россиян следят за информацией о коронавирусе, и только 4% сообщают, что совсем не следят, – таковы данные недавнего опроса Фонда "Общественное мнение", пишет Радио Свобода. Новые условия, в которых неожиданно оказалось абсолютно все человечество, вызывают интерес у самых разных специалистов, особенно у антропологов.

Институт психологии РАН провел онлайн-симпозиум на тему "Личность и общество в условиях пандемии: психологические механизмы и последствия". С докладами выступили участники межлабораторной рабочей группы института по изучению и предотвращению негативных психологических последствий пандемии.

Доклад доктора психологии Тимофея Нестика посвящен социально-психологическому анализу влияния на общество пандемии COVID-19. Выводы специалиста неутешительны: в ближайшие месяцы можно с уверенностью прогнозировать рост межгрупповой напряженности, связанной с пандемией и ее социально-экономическими последствиями.

"Как показывает история человечества, все известные историкам эпидемии сопровождались вспышками ксенофобии, межгрупповой напряженностью и поиском врагов, – отмечает Нестик. – Опыт наблюдений, проводившихся во время эпидемий SARS, MERS и Эболы, свидетельствует о том, что стигматизации подвергаются не только заболевшие, как непосредственный источник опасности, но и врачи, и члены их семей. Уже сейчас мы можем наблюдать проявления стигматизации в отношении людей, которые входят в продуктовый магазин без маски, пожилых людей, жителей крупных городов. В перспективе стигматизированными могут оказаться люди, которые в силу разных причин не имеют права на свободное перемещение в период карантина и оказываются "пораженными в правах". Безусловно, проявления стигматизации должны более широко обсуждаться и учитываться в рамках информационной компании по сдерживанию пандемии".

Тимофей Нестик. Фото с сайта Института психологии РАН, автор Петр Морозов
Тимофей Нестик. Фото с сайта Института психологии РАН, автор Петр Морозов

По мнению Тимофея Нестика, переживание социального неравенства будет усиливаться в связи с введением системы цифровых пропусков, которая в дальнейшем может быть увязана с результатами медицинского тестирования на наличие антител: "Учитывая вероятность ошибок в результатах тестов, нельзя исключать роста агрессии в отношении людей, получивших разрешение на работу. Уже сегодня использование QR-кодов для контроля перемещений граждан приводит к дискриминации тех, кто не обладает нужным уровнем цифровой грамотности или не имеет смартфона. Наиболее уязвимыми в условиях кризиса оказываются категории людей с низким социально-экономическим статусом: мигранты и этнические меньшинства. Опыт Сингапура и Великобритании указывает на то, что риск заболевания коронавирусом особенно велик среди трудовых мигрантов. Так, например, в Англии, Уэльсе и Северной Ирландии заболеваемость COVID-19 среди этнических меньшинств в два раза превышает средний уровень по всему населению".

Как известно, пандемия коронавируса и связанные с ней карантинные ограничения вызвали остановку многих и многих производств, замораживание деятельности малого и среднего бизнеса. Тимофей Нестик подчеркивает: в связи с экономическим кризисом социальное неравенство в мире еще больше усилится. В своем докладе психолог ссылается на данные многих исследований, приводит, например, такую цифру: с каждым процентом сокращения мирового ВВП за черту бедности в мире будут переходить около десяти миллионов человек. И есть основания полагать, что в этой ситуации низкий уровень социального доверия будет снижать общественную поддержку мер, принимаемых государством для преодоления последствий пандемии.

Все известные историкам эпидемии сопровождались вспышками ксенофобии, межгрупповой напряженностью и поиском врагов

Тимофей Нестик считает: под влиянием пандемии могут произойти изменения в политических установках россиян. "Серия исследований показывает, что при росте воспринимаемой угрозы общество становится более готовым к отказу от свобод в пользу безопасности, гарантируемой государством. Как показало экспериментальное исследование, проведенное в США и Польше, тревога по поводу пандемии COVID-19 провоцирует сдвиг к консервативным ценностям и поддержку авторитарных кандидатов в президенты".

Интересна мысль о том, что для сокращения числа вторичных жертв в условиях пандемии необходимо использовать не штрафы за нарушение норм карантина, а стимулы к его соблюдению. "Прежде всего, необходимо поддерживать сопереживание и разъяснять, как именно соблюдение карантина помогает человеку контролировать ситуацию, – утверждает Тимофей Нестик. – Как показало онлайн-исследование, проведенное на американской выборке, наибольший отклик получили сообщения с призывом оставаться дома из сострадания к людям, уязвимым в отношении COVID-19. В целом соблюдение мер предосторожности в условиях пандемии оказалось прямо связано с доброжелательностью и добросовестностью, что может указывать на принципиально важную роль сострадания и самоэффективности, то есть убеждения личности в способности влиять на распространение болезни и вероятность собственного заражения".

Психологи не раз говорили о том, что нагнетание паники во время пандемии, алармизм, повышенная степень тревоги только ухудшают ситуацию, вызывая у людей стресс и панику. Доктор психологии Тимофей Нестик уверен: альтернативой алармизму в освещении ситуации СМИ, в комментариях руководителей и экспертов должна стать логика позитивных целей: не снижение числа погибших, а число спасенных жизней, примеры самоотверженности врачей, сопереживания, заботы друг о друге и социальной ответственности граждан, четкие инструкции исполнительной власти в сочетании с демонстрацией доверия к гражданам.

Стойка с газетами в международном аэропорту Кневичи
Стойка с газетами в международном аэропорту Кневичи

Одним из стрессогенных факторов во время подобных кризисов является неопределенность. Люди не знают, как долго может продлиться пандемия, какие методы лечения болезни эффективны, насколько серьезные и длительные карантинные меры при этом нужны (собственно, в данной ситуации этого не знает никто, включая власти), как сильно пострадает весь мир и они лично от экономического кризиса, – одним словом, что ждет их в далеком и недалеком будущем. Психологическим особенностям переживания пандемии COVID-19 и в том числе неопределенности посвящен доклад научной группы под руководством доктора психологических наук Ирины Скотниковой (И.Г. Скотникова, П.И. Егорова, Ю.Л. Дубинская, Л.С. Жиганов). Группа представила итоги онлайн-опроса, проведенного ею совместно с Высшей школой междисциплинарных исследований и развития личности. В исследовании приняли участие 54 человека в возрасте от 22 до 63 лет из России, Украины, Беларуси, Германии, Швейцарии, Италии, Словении, Турции, Израиля, Кипра, в большинстве – психологи, студенты психологических факультетов и просто люди, интересующиеся психологией.

Ученые сделали вывод: людям при организации своей деятельности труднее всего бывает подстроиться под неожиданные изменения обстоятельств. А в условиях пандемии большая часть событий в жизни человека происходит как раз неожиданно. "Быстрое и резкое изменение эпидемиологической ситуации и следующие за ним ограничительные меры, по всей видимости, являются наиболее стрессогенным фактором для населения", – заключают психологи.

Они не просто анализируют ситуацию и состояние людей в ней, они дают и некоторые рекомендации.

"В условиях пандемии многие события происходят неожиданно, быстро и резко меняется ситуация и последующие ограничительные меры, – пишут они в своем докладе. – Это вызывает у людей стресс, и в результате им трудно подстроиться под изменения обстоятельств для организации своей жизни и деятельности. Однако такая подстройка необходима при пандемии, поэтому людям следует стараться быть готовыми к срочному реагированию на появление новых условий.

Как мы и ожидали, обнаружены высокие и крайне высокие показатели тревожности. Конечно, разумный уровень страха перед вирусом полезен, так как может препятствовать недопустимой беспечности и пренебрежению правилами самоизоляции и дезинфекции. Однако нельзя поддаваться панике, которая разрушает здоровье человека и дезорганизует его жизнь и деятельность. Поэтому людям, которые постоянно чувствуют тревогу и страх, следует применять упражнения для самоуспокоения и восстановления душевного равновесия, хотя бы самые простые известные приемы: при сильном волнении медленно считать до 15–30 или сделать 7–15 циклов глубокого дыхания. Если артериальное давление повышено, то вдох делать коротким и резким, а выдох длинным и потом паузу в 10–15 секунд. А если артериальное давление понижено, то наоборот: вдох делать длинным, а выдох коротким и потом паузу в 10–15 секунд".

Для поддержания психического здоровья в карантинной изоляции психологи рекомендуют находить себе полезные дела дома, которые раньше откладывались из-за нехватки времени. Если такие дела заканчиваются получением полезных результатов, это заметно улучшает настроение и самочувствие. Также очень помогает ведение дневника по наблюдению за своим состоянием.

Отдельную рекомендацию психологи дают организациям: тем, сотрудники которых работают удаленно, они советуют хотя бы раз в неделю проводить интернет-совещания по текущим вопросам: такие онлайн-встречи помогают людям по-прежнему ощущать себя в коллективе.

В последние несколько месяцев немало говорилось о роли СМИ в освещении пандемии коронавируса и борьбы с ней. Многие эксперты уверены: то, как освещалась ситуация в прессе, только усиливало у людей стресс. Возник даже такой термин, как "инфодемия". "Формирование солидарных установок средствами медиа в условиях пандемии" – так называется представленный на симпозиуме доклад Ольги Маховской, старшего научного сотрудника Института психологии. Она отмечает, что во время пандемии и карантина в России существенно увеличилось внимание к СМИ. Например, прирост объема телесмотрения на основных российских каналах уже в первую неделю карантина, по данным Mediascope, составил в среднем 29–30%, причем за счет нетрадиционной для них молодежной аудитории, которая раньше предпочитала интернет. "Среди мотивов изменения зрительского поведения, – утверждает Маховская, – растерянность людей, желание получить как можно больше информации из разных источников, возвращение совместного семейного просмотра, ожидание официальных сообщений, обращений президента, которые обычно транслируются именно по телевидению.

Сильно выросла и интенсивность неформальной коммуникации в социальных медиа. Это означает, что аудитория все же не перетекала из интернета на телевидение. Молодые люди грамотно использовали несколько источников информации, чтобы получить более достоверные сведения".

При явно большем, чем обычно, внимании к официальным СМИ доверие к ним и к официальной информации в целом осталось низким. Ольга Маховская приводит данные опросов Online Market Intelligence и Центра социального проектирования "Платформа", согласно которым только 8% россиян верят официальной информации, причем половина недоверяющих считает, что цифры заболеваемости занижаются и угроза неблагоприятного развития пандемии недооценивается, а вторая половина, наоборот, недовольна нагнетанием избыточной паники. 60% опрошенных верят только лично знакомым медицинским работникам самого разного ранга, начиная с медсестер и санитарок. "Возможно, это результат поляризации внутри общества на "мы" и "они", "народ" и "власть", когда дистанция власти высокая", – таков вывод кандидата психологических наук Ольги Маховской.

Каждый беспокоится только о том, чтобы у него был забит холодильник. Это такое соскальзывание на животный уровень

Один из самых грустных ее выводов: в ситуации пандемии и карантина люди впадают буквально в одичание. Вот как она описывает это состояние:

– Это целый комплекс симптомов. Человек чувствует себя беспомощным, сокращается его социальная активность. Это состояние сопровождается социофобиями: другой человек воспринимается как угроза и конкурент в борьбе за выживание. Это низкий уровень доверия к тому, что говорится и предлагается. Но главное здесь то, что мы переходим на уровень чисто биологического выживания. Каждый беспокоится только о том, чтобы у него был забит холодильник, печется только о своем маленьком ареале выживания, как это делают животные. Это такое соскальзывание на животный уровень.

Когда по телевидению о ситуации говорят врачи, то главная концепция – это человек как биологическое существо, которое очень подвержено всяким заболеваниям: шаг влево, шаг вправо – и ты оказываешься в категории зараженных и заболевших. Это сужает горизонт, лишает перспективы, ни о каком социальном прогрессе и развитии мы уже не говорим, а говорим о том, как дотянуть до завтрашнего дня. Так живут существа более примитивные, чем человек. А арсенал культуры, общества гораздо богаче: он позволяет жить и творить в любых условиях, а сегодня все-таки не самая худшая ситуация. И очень печально, что СМИ тоже программируют людей вот на такое снижение, на регресс до биологической фазы.

Конечно, люди ведут себя по-разному. Одни хватаются за свою культурную идентичность и все-таки пытаются что-то делать: вот, скажем, наш психологический симпозиум или группа в соцсетях "Изоизоляция", где люди изображают персонажей известных картин, вкладывая в это фантазию и средства. И даже посадка овощей на огородах – тоже человеческий путь. А другой путь – смириться с тем, что человечество теперь будет жить вот в таких загонах, с тем, что ценность всех прежних контактов, любви, дружбы очень сильно снизятся. Это готовность жить изолированно, удаленно, на физической дистанции, на минимальных ресурсах, потому что теперь нужно заботиться уже не о качестве жизни, а об элементарном выживании. В такой ситуации никто друг друга не жалеет, и любой твой сосед является реальным конкурентом в этой борьбе за выживание. И все это может в итоге дать волну агрессии, грабежей и других криминальных вещей.

Ольга Маховская
Ольга Маховская

Мы хотим предупредить эту опасность. Пока мы все еще не так долго находимся в этой ситуации, и если карантин кончится скоро, то постепенно все вернется, мы все вспомним. Но в любом случае мы уже видим какой-то регресс. Вот, например, на нашем симпозиуме постоянно говорилось о том, что границы будут закрываться, повысится ценность своей культуры, своей страны, своего дома, своей жизни. Зона интересов сужается до беспокойства о своем здоровье, о том, чтобы подольше пожить, все равно как.

– Как же людям справляться с этой ситуацией?

– Выход в том, чтобы сейчас переверстывать свою личную повестку дня и искать новые возможности, новых людей, новые проекты, какую-то другую профессионализацию. Кто-то может переехать из города в деревню или сменить страну проживания. Вообще, стоит так переустроить свою жизнь, чтобы следующая пандемия, если она будет, не застала вас врасплох, – сказала кандидат психологических наук Ольга Маховская в интервью Радио Свобода.

Маховская дает ряд рекомендаций средствам массовой информации в нынешних сложных условиях. Прежде всего, необходимо наряду с врачами приглашать в эфиры психологов, чтобы объяснить людям, какие чувства, страхи и фобии они переживают, каковы прогнозы и приемы совладания с ситуацией: "Не только психологические переживания, острые эмоциональные реакции, но и социальные (нарушения связей, крушение карьеры), экзистенциальные (страх смерти, беспомощности), экономические (страх бедности и нищеты, потери бизнеса, работы) должны объясняться людям, которые ищут поддержку, в том числе в медиа".

Нужно формировать и транслировать образ оптимистического будущего, делать ставку на просветительские и образовательные программы

Для этого, по мнению психолога, необходимо "показывать людям примеры разных типов солидарности: межперсональной, местной, профессиональной, возрастной, этнической, социальной, политической, избегая стигматизации одних групп и героизации других, предупреждать противостояние в обществе. Нужно формировать и транслировать образ оптимистического будущего, приглашать в эфиры инициаторов и активистов стихийно возникших социальных групп, делать ставку на просветительские и образовательные программы, мотивируя граждан, компании, группы и сообщества к изменениям к лучшему".

Мария Падун. Фото с сайта Института психологии РАН, автор Петр Морозов
Мария Падун. Фото с сайта Института психологии РАН, автор Петр Морозов

С самого начала пандемии многие специалисты писали о ее влиянии на людей, но мало кто исследовал, как воздействуют новые условия на тех, кто работает непосредственно с больными. Именно этой темой занималась кандидат психологических наук Мария Падун. Про врачей часто говорят, что они находятся "на передовой", "на переднем крае войны с вирусом". Падун считает, что здесь нет преувеличения: "Характеристики ситуации их жизни сопоставимы с условиями военных на войне: наличие непосредственной угрозы здоровью и жизни, тяжелые условия труда, моральная нагрузка, связанная с жизнями других людей. Угроза жизни и здоровью сама по себе делает ситуацию потенциально психотравмирующей, то есть можно утверждать, что медицинские работники переживают не просто стресс, а психическую травму".

Падун приводит результаты исследования китайских коллег: "В конце января – начале февраля 2020 года врачи и медсестры, работавшие с пациентами с COVID-19, сообщали о симптоматике депрессии (50,4%), тревоги (44,6%), нарушениях сна (34%) и дистрессе (71,5%). Исследования других эпидемий в Китае показали, что основными переживаниями при дистрессе были: чувство уязвимости, утраты контроля, беспокойство о собственном здоровье, страх заразить других, беспокойство о здоровье близких, изменения привычного рабочего уклада и изоляция".

Госпиталь для лечения пациентов с коронавирусом в ГКБ №15 имени Филатова
Госпиталь для лечения пациентов с коронавирусом в ГКБ №15 имени Филатова

Мария Падун полагает, что медики в этой ситуации подвергаются не только психической, но и моральной травматизации. "Опыт разных стран показывает, что в ситуации с COVID-19 моральная травматизация медработников связана, с одной стороны, с неспособностью оказать помощь пациентам, за жизнь которых ощущается персональная ответственность, в условиях ограниченных ресурсов для осуществления этой помощи, – говорится в докладе психолога. – С другой стороны, сами медицинские работники во многих (и развитых) странах ощущают себя преданными системой здравоохранения и государством из-за недостатка заботы об их безопасности".

Главный вопрос в этой ситуации, по мнению психолога Марии Падун: что можно сделать сейчас, во время борьбы с вирусом, чтобы впоследствии не столкнуться с другими "вирусами": депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством и другими расстройствами, связанными с травмой? И тут особенно важно заботиться не только о физической защите медиков, скажем, обеспечении их защитными костюмами, но и об их внутреннем состоянии. Им необходима социальная поддержка, оперативный доступ к психологической или психиатрической помощи. Врачам, по мнению психолога, важно делать перерывы в работе для общения с коллегами: это помогает выражать эмоции, подавление которых усиливает дистресс, получать поддержку, снимать напряжение.

Сергей Ениколопов
Сергей Ениколопов

Психолог Сергей Ениколопов присутствовал на симпозиуме в качестве гостя, участвовал в обсуждениях. По его наблюдениям, в связи со сложившейся ситуацией в обществе сейчас резко нарастает поляризация, черно-белое мышление и враждебность, а параллельно – эзотерическое мышление.

– В конце 80-х – начале 90-х тоже была такая готовность к какому-то чуду. Люди стремятся к религиозности, но эта религиозность впоследствии может обернуться большим количеством деструктивных сект. И здесь очень важно следить, какие лидеры будут говорить о том, что они знают, что делать, в отличие от государства, – говорит Сергей Ениколопов.

Рабочая группа Института психологии РАН продолжает исследовать поведение и самочувствие людей в новых для них условиях пандемии и карантина. Психологи ищут методики работы с людьми, которые в нынешней тяжелой ситуации запускали бы в обществе конструктивные процессы.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG