Ссылки для упрощенного доступа

Подойдет ли "чеченское урегулирование" Донбассу?


Украинская политическая карикатура

Эксперты: призывая Киев к федерализации страны, Путин свертывает региональную автономию в самой России

В интервью с ведущим австрийской телерадиокомпании ORF Армином Вольфом президент России Владимир Путин поставил в пример Украине российский опыт урегулирования чеченского вопроса. По мнению Путина, Москва дала большую степень самостоятельности Чечне и многим другим субъектам РФ и смогла сохранить единство страны. Киев должен также поступить в отношении мятежного Донбасса, намекнул президент России, чтобы удержать регион в составе страны.

Президент России не упомянул о том, что цена "мирного урегулирования в Чечне" оказалась неимоверно высокой для населения самой республики. Не стал распространятся Путин и о нескончаемых вливаниях из российского бюджета в разрушенную в свою время республику и о своей поддержке режима Кадырова.

"Кавказ.Реалии" попытался выяснить точку зрения специалистов по России о том, насколько образцовым можно считать урегулирование, достигнутое в Чечне.

Сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов считает: "С Чеченской республикой понятно — это последствие двух войн и надобности примирения в республике. И очевидно, что статус формируется приватными договоренностями - официально, ни одному субъекту Федерации не предоставляется больше прав. Статус определяется практикой, когда одним (в частности, Кадырову) разрешается больше, чем иным. Но других аналогичных Чеченской Республике в этом смысле регионов нет. Напротив, в последнее время предпринимаются шаги по выравниванию республик с областями. Яркий тому пример - Татарстан".

Эксперт из института международных отношений в Праге Эмиль Сулейманов отметил: "В свое время Москва достигла соглашения об особом статусе с рядом федеральных субъектов, в первую очередь с Татарстаном. Отношения, сложившиеся к середине 2000-х гг. между Москвой и Грозным, не основаны на законах, а на личной поддержке Путиным Рамзана Кадырова. Эти отношения больше всего напоминают что-то вроде вассалитета: о том, что позволено Кадырову в республиканской и федеральной политике, не может мечтать ни один другой руководитель российской автономии. Что касается законодательно оформленных особых отношений между федеральным центром и федеральными субъектами, в частности, Татарстаном, то в последние годы автономия Казани в результате централизации вертикали власти редуцирована до минимума, так, что от договоренностей в начале 90-х гг. 20 века мало что осталось на сегодня. Так что говорить об использовании российского опыта в Донбассе с сегодняшней точки зрения - бессмысленно, не говоря уже об особенностях восточной Украины."

Доктор истории, автор книг по Украине Галина Аккерман еще более категорична относительно заявления российского президента: "Заявление Путина касательно Донбасса исключительно демагогическое. У Чечни не было и нет никакого особенного статуса, кроме того, что статус де-факто имеет лично сам Рамзана Кадыров. Но, на самом деле ничего узаконенного нет ни у Чечни, ни у кого-либо другого субъекта РФ. В Донбассе все иначе. Здесь мы имеем неограниченное воздействие иностранной страны в лице России. Киев, в отличие от Грозного, ничего не может себе позволить, так, как и экономически, и военном отношениях украинский регион всецело связан с Россией."

Не менее категоричен и известный американский аналитик, писатель, эксперт по России Пол Гобл: "Как обычно, Путин говорит неправду и полуправду. Он упорно работал над тем, чтобы забрать конституционные права у республик и регионов в России. То, что было предоставлено Чечне, было определено не на основе закона, а на основе личных 'соглашений' Путина и Кадырова. Российский президент, конечно же, настаивает на том, чтобы Украина предоставила автономию своим областям. То есть именно то, чего Путин категорически не хочет делать в самой России."

Сотрудник института политических наук Франции (SCIENCES-PO, Paris) Торнике Гордадзе полагает, что: "Сама Украина не против особого статуса для Донбасса, но, когда настоящий статус предлагается российским президентом, то это, мягко говоря, несерьезно. Путину ли не знать, что в Донбассе все руководство прикомандированные из России. Одна-единственная схожесть ситуации с Чечней только в том, что и Грозный, и Донбасс на сто процентов зависимы от Москвы. Заявление российского президента стоит рассматривать в ключе того, что он хочет быть основным участником урегулирования данного конфликта на востоке Украины. Это России необходимо, чтобы конфликт в регионе всегда носил незавершенный характер. Это позволит всегда иметь возможность воздействия на Киев, и выставлять Украину в качестве нестабильного государства", - предупреждает политолог.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG