Ссылки для упрощенного доступа

Приговоренный "джамаат"


В Ростове-на-Дону вынесли приговор девятерым уроженцам Ингушетии, которых обвиняли в участии в незаконном вооруженном формировании, обороте боеприпасов и оружия, а также содействии в терроризме. Им назначили от 5 до 19 лет колонии строгого режима. Подсудимые заявили, что дело против них сфабриковано, а признания получены под пытками.

Согласно обвинению, в 2014 году житель города Сунжа Лечи Гадамаури, 1993 года рождения, стал лидером НВФ и вовлек в группировку своих знакомых: Асхаба Албакова, Зелимхана Амриева, Акромана Бузуртанова, Тимура Матиева, Илеза Торчхоева, Джохара Цечоева, Илеза Торчхоева и Багаудина Опиева, создав так называемый "Орджоникидзевский джамаат".

Члены НВФ, по мнению следствия, должны были приобретать и хранить огнестрельное оружие и боеприпасы, устраивать схроны и оказывать пособничество боевикам. По словам гособвинителя, они также готовили масштабные теракты как, например, подрыв зданий республиканского ФСБ и МВД, планируя использовать для этого беспилотник.

"Джамаат" позиционировал себя структурной частью международной террористической организации "Исламское государство" в составе группировки "Вилайят Галгайче", пишет ТАСС, ссылаясь на ФСБ России.

По данным ведомства, участники НВФ имели отношение к организации обстрела военнослужащих около населенного пункта Даттых в сентябре 2012 года и организации самоподрыва смертницы в Серноводске в сентябре 2013 года, а также к посягательствам на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

Предполагаемые члены "Орджоникидзевского джамаата" были задержаны ингушскими силовиками летом 2016 года. Им предъявили обвинения по статьям 222 (незаконный оборот оружия и боеприпасов), 223 (незаконное изготовление оружия), 208 (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), 205.1 (содействие террористической деятельности) УК РФ.

На суде свою вину частично признали лишь двое обвиняемых – Албаков и Амриев, остальные заявили о своей невиновности. Кроме того, восемь человек заявили, что на после ареста их пытали, поэтому они дали признательные показания во время следствия, оговорив себя и других обвиняемых. Кроме того, некоторые из них заявили, что силовики подбросили им оружие во время обысков.

На пытки не жаловался только Акроман Бузуртанов, он же единственный, кто не признал своего участия в предъявляемых преступлениях даже на предварительном следствии. По мнению самого подсудимого, это объясняется тем, что у него был адвокат с самого момента задержания.

Лечи Гадамаури на суде заявил, что в июне 2016 года его фактически похитили силовики, надели наручники на ноги и руки, надевали пакет на голову, избивали и били током, требуя "выдать оружие и ведра со взрывчаткой", писал "Кавказский узел".

Обвиняемый утверждал, что от него требовали не сообщать о пытках, угрожая в противном случае убить родителей. Сообщая о пытках, подсудимый упоминал бывшего начальника ЦПЭ Тимура Хамхоева, который сейчас проходит обвиняемым по делу об убийстве жителя Ингушетии Магомеда Далиева.

Асхаб Албаков, который признал только, что передавал знакомому сумку с оружием, сообщил, что его привезли в какое-то здание с мешком на голове, поставили на растяжку, ударили в пах, а потом подвели к ушам, пальцам рук и ног, паху провода и били током.

Жена обвиняемого Багаудина Опиева обращалась с жалобой на неправомерные действия силовиков в правозащитный центр "Мемориал". Как следует из ее заявления, Опиева "пытали током, протыкали уши иглами, били по рукам и ногам, в результате чего он получил серьезные повреждение рук и переломы двух ребер". Не выдержав пыток, он подписал признательные показания в оказании финансовой помощи членам НВФ, а также хранении героина, сообщают правозащитники.

В итоге всем подсудимым было отказано в возбуждении уголовного дела по заявлениям о пытках, так как их "доводы не нашли подтверждения".

6 февраля 2018 года Северо-Кавказский окружной военный суд огласил приговор подсудимым. Гадамаури получил 19 лет в колонии строгого режима с ограничением свободы на год и три месяца, Багаудин Опиев – 14 лет в колонии общего режима, Асхаб Албаков и Зелимхан Амриев – по 13 лет общего режима. Акроман Бузуртанов был приговорен к десяти годам, Тимур Матиев и Илез Торчхоев – к восьми, Илез Цечоев – к шести, а Джохар Цечоев – к пяти годам общего режима.

Защитники осужденных намерены обжаловать приговор.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG