Ссылки для упрощенного доступа

Группа североосетинских охотников направила петицию главе республики Вячеславу Битарову с жалобой на ущемление прав руководством Минприроды.

В обращении, которое подписали более 50 человек, даются откровенно критические оценки деятельности Министерства природных ресурсов и экологии Северной Осетии. В частности, подписанты указывают, что "за долгие годы некомпетентного и халатного управления министерством охотничьими угодьями и ресурсами эта отрасль пришла в полный упадок". Хотя в СМИ "регулярно демонстрируются мероприятия по поддержанию отрасли, тем самым имитируя видимость работы".

Основные нарекания связаны с нарушениями законных сроков открытия сезона охоты. В петиции сообщается, что начало осенней охоты на дичь переносится с конца августа на 31 октября и необоснованно делится на несколько частей. А весенняя и вовсе не открывается. Жалуются они и на сокращение общедоступных охотничьих угодий.

Еще один пункт обвинения – ненадлежащая работа по сохранению и восстановлению охотничьих ресурсов. Авторы письма обращают внимание Битарова на то, что более 10 лет вводятся запреты на добычу кабана, барсука, зайца, рыси, фазана. При этом профильное министерство якобы ничем не может обосновать свое решение о малочисленности животных, так как "мониторинги охотресурсов не проводятся".

"Если министерство на протяжении 10 лет вводит запреты на добычу одних и тех же охотничьих ресурсов и эти ресурсы не восстанавливаются, значит, что-то делается не так, и это является примером отсутствия системности и показателем неэффективных мер министерства", - говорится в письме.

Ссылаются охотники и на провальную работу по регулированию численности вредных хищников и птиц в охотугодьях. Они сообщают, что возрастающая популяция хищников не только представляет угрозу для домашнего скота, но и влияет на численность парнокопытных и дичи в лесах. Так, они сообщают, в Северной Осетии продаются путевки на добычу вредных хищников, поэтому многие отказываются от охоты на волков и шакалов. В то же время с 2009 года вознаграждение за отстрел вредных хищников сократилось в 2 раза. Об отчуждении вредных птиц (серая ворона, сорока) и вовсе пришлось забыть.

Инициатором коллективной жалобы стал Сослан Кочиев. Параллельно он обратился с жалобой в Промышленный райсуд Владикавказа, в которой также изложил все указанные вопросы и попросил истребовать у министерства документацию, регулирующую ее деятельность в охотоведении.

В беседе с корреспондентом "Кавказ.Реалии" Сослан Кочиев рассказал, что подавляющее большинство охотников Северной Осетии разделяет его обеспокоенность и все чаще предпочитают выезжать в соседние Кабардино-Балкарию и Чечню, где "порядка в охотугодьях куда больше".

"Ежегодно каждый официально зарегистрированный охотник оплачивает членские взносы и приобретает лицензии. Вырученные средства должны направляться на восстановление биоресурсов. Но ничего подобного мы не видим. На вопрос о причине нарушений правил охоты в Минприроды мне ответили, что в Северной Осетии зимуют перелетные водоплавающие птицы. Хотя еще из школьной программы всем знакомо, что на зимовку она летит в Северную и Южную Африку. Буквально через месяц на повторное обращение мне сообщили, что охота не открывается потому, что в республике нет водных объектов. Выходит, у нас пустыня? Позиция ведомства проста: легче запретить, чтобы не работать над воспроизводством охотресурсов. А в конечном счете все это провоцирует браконьерство и отсутствие элементарной культуры охоты", - сетует Кочиев.

После того, как письмо поступило в канцелярию администрации главы и правительства Северной Осетии, к нему начали поступать предложения отказаться от жалобы. Выходили и на поддержавших его охотников, от некоторых требовали отозвать свои подписи.

По существу претензий в Минприроды ответили, что ограничения на охоту лесных зверей связаны с тем, что мониторинг 2015 года выявил снижение представителей фауны. Что же касается вредных хищников (волков, шакалов и лисицы), то, как отмечают в ведомстве, они относятся к пушным зверям, поэтому на них выдаются лицензии. А регулирование численности вредных птиц проводится силами охотпользователей на закрепленных за ними охотугодьях. А ответ по поводу водоплавающей дичи и вовсе был неутешителен для охотничьего сообщества. Как оказалось, сроки охотничьего сезона переносятся в связи с тем, что пролетной птицы в Северной Осетии нет, а местная к началу сезона еще не созревает как охотничий ресурс.

При регулировании сроков охоты, впрочем, Минприроды исходит из рекомендаций научных сотрудников Северо-Осетинского государственного природного заповедника. Изучением пернатых в республике преимущественно занимается кандидат биологических наук Юрий Комаров. Он и вынес рекомендации о запрете весенней охоты на птиц.

"Весной у нас уже летят подготовленные пары. В местах гнездовий самка или самец уже не смогут найти себе новую пару. Грех стрелять в такую дичь. Это ведет к сокращению популяций", - негодует ведущий североосетинский орнитолог. Взамен он предлагает продлить осенний сезон до 31 января и ограничить ее только утками.

На территории Ардонского района республики расположены беканские озера. Даже в самые крепкие морозы они не замерзают из-за циркуляции воды – родниковые источники расположены прямо на дне водоемов. Когда на юге России температура опускается до -20, сюда слетаются тысячи пернатых. В этот период охота не нанесет большого вреда популяции утиных. А уже в феврале-апреле, по словам Комарова, начинается активная фаза формирования пар.

Орнитолог возражает против весенней охоты и на боровую и полевую дичь, поскольку некоторые виды пернатых уже занесены в Красную книгу Северной Осетии и России. В частности, речь идет о коростеле из семейства пастушковых, а также клинтухе и обыкновенной горлице (голубиные). По словам Комарова, заметно сократилась в последнее время и численность северокавказского фазана, которому "нужно дать время, чтобы закрепиться".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG