Ссылки для упрощенного доступа

В Северной Осетии громкое дело о домашнем насилии подошло к прениям

В Алагирском райсуде Северной Осетии уже около полугода идет процесс по делу Урузмага Гагкаева, обвиняемого в доведении до самоубийства своей супруги Аланы Калаговой. По версии следствия, в период с декабря 2012-го по июнь 2016 года Гагкаев жестоко обращался со своей женой. 25 июня прошлого года после очередного избиения на почве ревности девушка повесилась. У нее остался малолетний ребенок.

Бьет - значит губит

Допросы стороны обвинения начались еще в середине декабря. В суде против Гагкаева свидетельствовали родные и близкие погибшей, ее друзья, с которым девушка делилась о конфликтах с мужем. Людмила Коциева, мать погибшей, рассказала, что Гагкаев украл ее дочь в день совершеннолетия. Вскоре у них родилась дочь, однако и этот факт не сдерживал подсудимого от систематических избиений. Причины при этом были пустяковые и даже смешные. Так, Гагкаев избил девушку после того, как та лишилась стипендии. Применил он физическое насилие и тогда, когда Калагова купила свекрови мороженое, которое ей не понравилось. Также после того, как девушка ненадолго задержалась в университете, Гагкаев заставил ее, беременную на тот момент, спать на полу без одеяла.

"В ноябре 2012 года Гагкаев избил жену из-за того, что она во время выступления на конкурсе в местном вузе, на котором играла на гармошке, смотрела на парня, подыгрывавшего ей на доули. В декабре 2015 года он избил ее за то, что рассказала подруге, что живет с ним ради дочери", - поделилась Коциева.

Подруги погибшей рассказали суду, что после того, как она стала жить у Гагкаевых девушка изменилась - стала грустной и замкнутой. Она часто приходила на учебу с синяками, поначалу убеждая, что это не дело рук Гагкава. Допрашиваемые также не раз были свидетелями грубого обращения Гагкаеа с женой.

Последний день

День смерти девушки родные Калаговой вспоминают как страшный сон. За три недели до трагедии Алана решила окончательно расстаться с мужем. Свидетели говорили, что она повеселела и строила большие планы на будущее. 24 июня она поехала во Владикавказ на выпускной вечер своего курса. На ночь девушка осталась у своей подруги в общежитии, а утром должна была вернуться домой.

Коциева сообщила на суде, что около 11 часов утра к ним приехал сам Гагкаев и рассказал, что встретил Алану на автостанции и… избил. После такого заявления мать и отчим девушки Альберт Гудиев бросились искать Калагову. Она не поднимала трубку, а вскоре вообще выключила телефон. Гудиев не нашел ее и на автовокзале и обратился в полицию. Через несколько часов им сообщили, что Алану нашли повешенной.

Перед смертью девушку видели в магазине, куда она зашла после встречи с Гагкаевым. Свидетель Сослан Айларов, который работал в том магазине рассказал, что в то утро Калагова зашла к ним в слезах, а ее губы были в крови. На улице он видел и Гагкаева. Его невестка Диана Пицхелаури также добавила, что дала Калаговой корвалол, чтобы та успокоилась. Она так же заметила, что слюна на салфетке оставалась розовой, когда девушка вытирала губы.

"По ее разговору с моим деверем я поняла, что она поругалась с супругом", — рассказала Пицхелаури.

Алана с дочерью Марией
Алана с дочерью Марией

Семейная утопия

В конце января начался допрос свидетелей защиты - родственников и соседей Гагкаева. Некоторые из них зачитывали показания с листков, фразы из которых иногда повторялись слово в слово. Мать подсудимого - Фатима Сохиева - заверила суд, что в своем доме они приняли Алану как родную дочь. Она, по ее словам, также привязалась к ним и часто жаловалась на мать, которая "бросила ее в семь лет".

По рассказам Сохиевой у Аланы с Коциевой были натянутые отношения. Мать не навещала свою дочь и не пришла даже когда та родила ребенка. Однако свекровь погибшей забыла упомянуть, что за Марией - дочерью Урузмага и Аланы - несколько месяцев ухаживала именно Коциева, так как молодая мама училась в университете.

Сохиева также заверила суд, что Урузмаг постоянно подрабатывал, а его жена и дочь ни в чем не нуждались.

Под копирку предыдущим показаниям были показания отца Гагкаева - Амрана. Повторяющиеся фразы и схожая конструкция текста позабавили присутствующих в зале суда. «Вы разные люди. Я понимаю, что вы муж с женой, но у вас заученные фразы», - констатировал прокурор.

Брат Гагкаева, Шамиль, заверил, что Урузмаг и Алана жили мирно и никогда не ссорились. Коциева на такое заявление не сдержалась и напомнила свидетелю, как он бил Урузмага за то, что тот поднимал руку на Калагову.

Соседи подсудимого в свою очередь представили жизнь Аланы у Гагкаевых настоящей утопией. Они рассказывали, что молодая пара была счастлива и их часто видели прогуливающимися с ребенком. Следов побоев на Алане они никогда не видели. Между тем знакомая матери погибшей рассказала суду, что именно соседи на похоронах делились о непростой жизни девушки у Гагкаевых.

"Они рассказывали, что Алана у них была как рабыня. Она и готовила, и работала в огороде, и, несмотря на это, ее еще избивал муж", - вспомнила Зинаида Суанова.

Могила Аланы
Могила Аланы

На "нет" и суда нет

Самого Гагкаева удалось допросить только в апреле. Допрос много раз переносился из-за различных причин. То подсудимый плохо себя чувствовал и просил перенести заседание, то из раза в раз заявлял о новых ходатайствах. Одним из них стала просьба об отводе прокурора. По словам Гагкаева, 20 марта после завершения судебного заседания со стороны гособвинителя была допущена агрессия к одному из его защитников – Айдарову. Суд отклонил ходатайство и вскоре его защитников начали беспокоить представители прессы. Примечательно, что выступать против присутствия журналистов на процессах адвокаты стали как раз перед допросом своего подзащитного.

"Мы категорически против, чтобы в зале находились эти лица", - заявил на одном из заседаний защитник Айдаров.

Частично избежать Гагкаеву допроса все же удалось. Он воспользовался правом не свидетельствовать против себя и рассказал только про последнюю встречу с супругой. Подсудимый зачитывал показания с бумажки. По его словам, они встретились с Аланой на автовокзале, чтобы обсудить дальнейшую судьбу их брака. Алана села в машину и рассказала, что уже общается с другим парнем. Молодые приняли решение окончательно расстаться. Он также назвал все показания свидетелей обвинения лживыми и недоумевал, почему они выступили против него.

Финишная прямая

На последнем заседании в зале суда исследовали материалы дела. Гособвинитель зачитал заключения судебно-медицинской и психолого-психиатрической экспертиз. Калагова погибла в результате асфиксии от петли. Кроме того, на ее лице с левой стороны, а именно на лбу, в области губ и подбородка, были обнаружены ссадины и кровоподтеки.

В заключении психолого-психиатрической экспертизы говорится, что после замужества у Калаговой наблюдались периоды, "характеризующиеся настроением с подавленностью, тревожностью и суицидальной настроенностью". Систематические унижения и жестокое обращение со стороны супруга вызвали у Калаговой внутриличностный кризис.

"Это состояние находилось в прямой и причинно-следственной связи с действиями Гагкаева", - зачитал гособвинитель заключение комиссионной экспертизы.

Участники дела также просмотрели видеозапись с камер видеонаблюдения алагирского автовокзала, на которой запечатлена последняя встреча погибшей с супругом. На видео видно, как Гагкаев усаживает Калагову в салон авто, а через некоторое время машина начинает трястись. По версии обвинения, тогда подсудимый в очередной раз избил Алану из-за чего та решила покончить с собой. Сам Гагкаев этого не признает, уверяя, что в это время отбирал у девушки телефон, чтобы убедиться в ее общении с другим.

"Тогда как вы объясните, что у нее синяки на руках и на лице?" – поинтересовался прокурор.

"Я не знаю. Может она зацепилась, когда я отбирал у нее телефон. Может я ее зацепил. Но я ее не бил", - ответил Гагкаев.

На следующем заседании 19 мая начнутся прения сторон.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG