Ссылки для упрощенного доступа

Меньше пьют и больше рожают


Почему жители Кавказа подвержены психическим заболеваниям меньше остальных россиян

На прошлой неделе СМИ обнародовали статистику: оказалось, что на Кавказе – самые низкие в России показатели по психической заболеваемости.

Наиболее распространены психические расстройства в Алтайском крае (6271,2 на 100 тыс. населения), Чукотском АО (5193,7), Ямало-Ненецком АО (4718,4), а также в Пермском (4141,3) и Красноярском (3931,3) краях. А самая низкая заболеваемость – в Чечне (955 человек на 100 тыс. населения), Ингушетии (1157,8), Северной Осетии (1262,7), Кабардино-Балкарии (1447,4) и Москве (1667,4).

Об этом сообщалось со ссылкой на данные Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии имени В.М. Бехтерева. При этом именно жители Чечни, Ингушетии, Северной Осетии за последние 25 лет пережили военные конфликты, которых не было в других регионах. Чем же в таком случае обусловлена представленная статистика?

Когда стоит вопрос выживания, не до депрессии

Речь идет о людях, которые обращаются в государственные медучреждения, подчеркивает доктор медицинских наук, руководитель готовившего отчет научно-организационного отдела Института имени Бехтерева Наталия Семенова.

По ее мнению, низкие показатели по СКФО могут быть связаны не столько с тем, что в этом регионе люди действительно болеют меньше, сколько с тем, что на Кавказе психиатрическая помощь не так доступна. "У них и обеспеченность врачами-психиатрами в целом ниже, чем по России", – отмечает она.

"Плюс какие-то моменты культурного характера, которые не позволяют в случае заболевания обращаться к врачам", – заявила Семенова "Кавказ.Реалии".

Собеседница, однако, подчеркивает, что все это – только ее предположения, основанные на общих тенденциях. Специальных исследований по этому вопросу, по ее словам, нет.

При этом ее не удивляет, что самый низкий процент по психической заболеваемости – в регионах, недавно переживших военные конфликты.

"Более 50% заболеваемости дают непсихотические расстройства. Психозы и умственная отсталость – это всегда и везде, во всех государствах и регионах, держится примерно на одном уровне, – объясняет эксперт. – Военные действия, катаклизмы не провоцируют увеличение числа таких случаев. Все колебания заболеваемости обусловлены непсихотическими расстройствами – посттравматическими стрессовыми расстройствами, неврозами, тревогами, депрессиями".

Из ряда исследований известно, что в периоды войн, социальных катаклизмов люди меньше обращаются с непсихотическими расстройствами, поскольку жизненно важными становятся другие моменты, продолжает Семенова.

"Когда стоит вопрос выживания, то депрессия у тебя там или тревога – на это внимание уже не обращаешь", – указывает Семенова.

В моменты потрясений те неприятные эмоции, психологические и психические состояния, которые человек испытывает, он объясняет не собственным душевным разладом, а объективными причинами.

Любопытно при этом, что в кавказских республиках, где распространенность психических расстройств низка, структура заболеваемости значительно отличается от общероссийской, добавляет Семенова: "В той же Ингушетии непсихотические расстройства составляют 20-25%, а вот умственная отсталость – где-то на уровне 40-45%. Это очень высокий процент, в целом по России – наоборот: умственная отсталость – порядка 20-22%, а непсихотические расстройства – около 50%".

Пять причин

У врача-психиатра, сотрудника Республиканского центра медико-социально-психологической помощи во Владикавказе Азгирея Кадаева иной взгляд. Он живет в Северной Осетии, но к нему обращаются люди и из соседних регионов – Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии.

По его мнению, низкий процент психических заболеваний на Кавказе объясняется совокупностью нескольких факторов. Во-первых, менталитетом – обращение к психиатру считается нежелательным. Если о посещении психиатра станет известно, это может не лучшим образом отразиться на репутации всей семьи заболевшего.

Во-вторых, жители Кавказа употребляют меньше спиртного, чем остальные россияне. "Употребление алкоголя – это один из факторов риска для психических заболеваний", – продолжает он.

В-третьих, следует учитывать особенности климата. Самая высокая заболеваемость – в Алтайском крае, на Чукотке, в Перми. "А здесь все-таки юг, более полноценное питание, организм получает больше витаминов", – уверен доктор.

В-четвертых, влияет высокая рождаемость на Кавказе. "Есть такое понятие – 'генетический груз', то есть груз каких-то заболеваний, предрасположенности к тем же психическим заболеваниям, – говорит эксперт. – Если в семье рождается один ребенок, то, каким бы он ни был, его выхаживают, он дальше дает потомство. И генетический груз заболеваний передается в этом случае в большей степени. Когда рождается много детей, и из них потомство дают наиболее здоровые… Это чистая биология –​ генетический груз в таком случае меньше".

В-пятых, сказывается и нехватка на Кавказе квалифицированных специалистов –​ врачей-психиатров и психотерапевтов, особенно в Чечне и Ингушетии. Поэтому люди меньше обращаются, и статистика тоже меньше.

"Зачастую жители Чечни и Ингушетии (к Северной Осетии это относится в меньшей степени) выезжают в соседние регионы –​ в Ставрополь, Ростов, и обращаются с такими жалобами там, –​ добавляет Кадаев. –​Даже в частном порядке, без обращения в госучреждение. Из тех же соображений –​ чтоб это не стало известным. А также потому, что бытует мнение, что там выше уровень медицины".

По словам врача, у жителей Чечни, Ингушетии, Северной Осетии, а также Южной –​ иногда бывают какие-то специфические травмы –​ гибель членов семьи, участие в боевых действиях и проч.

Кавказ –​ "поле непаханное" для психолога

Чуть больше года назад клинический психолог Аксинья Комисарова окончила Волгоградский медуниверситет и переехала в Грозный. Она работает в Республиканском психоневрологическом диспансере.

"Специалистов в этой отрасли в России не так уж много, психология начала развиваться в нашей стране только в последние 10-15 лет, и отношение к ней во многом 'постсоветское'", – говорит она.

По словам девушки, психология в основном получила развитие в Петербурге, Москве, Волгограде и в Ростове-на-Дону.

"В других регионах психологическая отрасль не столь развита, да и сами люди еще не слишком информированы, что с психологом можно не только поговорить, но и избавиться с его помощью, немедикаментозно, от какого-то заболевания", –​ продолжает она, отмечая, что в Чечне по ее направлению квалифицированных специалистов очень мало.

Комисарову расстраивает, что люди зачастую не отличают психологов от неврологов, психиатров и наркологов. И в Чечне это особенно явно.

Эксперт при этом радуется, что в Чечне "идет работа на то, чтобы появлялись специалисты [психологи], чтобы они как-то реализовывались и на то, чтобы общество узнавало о том, чем же они занимаются".

И тем не менее, по ее словам, Кавказ –​ это "непаханное поле" в области клинической психологии: "Я очень люблю свою профессию и хочу в ней реализовываться, находить что-то новое, на что-то влиять, быть полезной обществу".

Смотреть комментарии (15)

XS
SM
MD
LG