Ссылки для упрощенного доступа

Мать может видеть детей только в сопровождении автоматчиков


Более трех лет назад бывший муж Муружевой забрал их пятилетнего сына и полуторагодовалую дочь и без ее ведома увез из Москвы к своим родителям в Ингушетию

Управление федеральной службы судебных приставов по Ингушетии отреагировала на публикацию "Кавказ.Реалии" о деле москвички Лейлы Муружевой, которую бывший муж лишил возможности видеться с малолетними сыном и дочерью: их уже почти три года прячут в республике.

После публикации, в которой сообщалось, что приставы вновь не исполнили требование суда о передаче детей от отца матери, республиканское УФССП направило в редакцию письмо с просьбой опровергнуть приведенные сведения как не соответствующие действительности. Но позицию ведомства правозащитники разнесли в пух и прах.

Напомним, более трех лет назад бывший муж Муружевой забрал их пятилетнего сына и полуторагодовалую дочь и без ее ведома увез из Москвы к своим родителям в Ингушетию. В июне 2014 года Измайловский районный суд Москвы постановил, что дети должны жить с матерью, а в ноябре того же года московские приставы перенаправили производство дела своим ингушским коллегам.

31 января 2017 года в Магасе состоялось очередное исполнительное действие по этому делу, однако дети вновь остались у родителей бывшего мужа Лейлы. Адвокат Бике Гюльмагомедова из организации "Правовая инициатива", которая представляет интересы Муружевой, сообщила "Кавказ.Реалии", что процедура сопровождалась нарушениями.

Обстановка была нервная, родственники бывшего мужа Лейлы скандалили.

"Сначала адвокатов Муружевой не пускали в здание управления службы судебных приставов в городе Магасе. Когда их наконец запустили, в комнате, где должна была проходить передача детей, оказалось много лишних людей: представитель опеки, дедушка детей. Обстановка была нервная, родственники бывшего мужа Лейлы скандалили. В итоге дети испугались и сказали, что не хотят к маме. И приставы, вопреки решению суда, не передали их Муружевой", - рассказала тогда "Кавказ.Реалии" Гюльмагомедова.

Именно эти слова, по заявлению управления, и не соответствуют действительности. В письме поясняется, что исполнение постановления суда "не представляется возможным" из-за нежелания детей жить с матерью.

Ссылаясь на статью 109.3 Федерального закона "Об исполнительном производстве", пресс-служба ведомства отмечает, что отобрание ребенка и его передача осуществляются "с обязательным участием органа опеки и попечительства, в случае необходимости представителей органов внутренних дел, медицинских работников, педагогов, судебных приставов по ОУПДС, сотрудников аппарата управления территориальных органов ФССП России, представителей СМИ".

Фрагмент письма ингушских приставов
Фрагмент письма ингушских приставов

О невозможности передачи детей матери во избежание нанесения им психологических травм говорит и психолог, подчеркивают в управлении.

"С учетом изложенного, в привлечении указанных сотрудников к исполнительным действиям по передаче детей матери Муружевой Л.Х. имелась объективная необходимость, вызванная сложностями исполнения судебного решения ввиду нежелания детей переходить к матери", - говорится в письме.

Опровергают в службе приставов и заявление Муружевой, что ее либо вообще не извещали о назначении исполнительных действий, либо извещали за полчаса до начала. "В материалах дела имеются уведомления и телефонограммы об извещении взыскательницы о назначении времени проведения исполнительных действий", - отмечают в ведомстве.

Между тем в "Правовой инициативе" корреспонденту "Кавказ.Реалии" вновь подтвердили, что последнее исполнительное действие проходило с запугиванием детей и другими нарушениями. В организации также отметили, что повестки от управления ФССП, адресованные Муружевой, были направлены по адресу ее бывшего мужа, поэтому женщина не знала о них и не могла их получить.

"Это указано и в жалобе в Европейский суд по правам человека", - подчеркнули в правозащитной организации.

Юристы "Правовой инициативы" также намерены ходатайствовать об отстранении сотрудника ингушского управления ФССП Юсупа Мальсагова от руководства исполнительными действиями по делу Муружевой, поскольку отдельным решением суда его действия и бездействие были признаны незаконными.

Жалоба Муружевой уже прошла коммуникацию в Европейском суде и решение о возврате детей будет исполнено в любом случае.

"На такой процесс, как возврат детей матери приглашается подкрепление, вооруженное автоматами, присутствуют многочисленные родственники и знакомые отца детей, хотя сам он даже не появляется, так как живет в Москве. Суд, принимая решения о месте жительства, руководствовался интересами детей и российским законодательством, согласно которому перед детьми до десяти лет не может ставиться такой сложный вопрос, как хотят ли они жить с мамой или папой. Несмотря на это, приставы задают его маленьким плачущим детям на каждом исполнительном действии. Мы будем настаивать на том, что этот вопрос неэтичен, дети находятся под влиянием родственников отца, а мать может изредка видеть детей только в сопровождении автоматчиков", - заявила "Кавказ.Реалии" юридический директор "Правовой инициативы" Ольга Гнездилова.

Она добавила, что жалоба Муружевой уже прошла коммуникацию в Европейском суде и решение о возврате детей будет исполнено в любом случае. Затягивание этого процесса только наносит дополнительную травму детям и разрушает их связь с родной матерью, считает юрист.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG