Ссылки для упрощенного доступа

Судебный процесс над 16-летней чеченкой, состоявшийся на днях в Вене, раскрыл шокирующие детали внутреннего мира подростка, не понятого родными и не сумевшего найти поддержку в окружающих.

Когда несколько полицейских заводили в зал суда подсудимую, поддерживая ее за локоть, трудно было поверить, что эта хрупкая девочка с короткими темно-русыми волосами и в светлой длинной юбке и есть та самая обвиняемая, которая, согласно материалам уголовного дела, четыре раза хладнокровно ударила ни в чем не повинную женщину ножом, а когда та, истекая кровью, с криком бросилась бежать, гналась за ней по парку с окровавленным ножом, чтобы добить.

Не согласовались с внешностью обвиняемой и показания директора школы, в которой она училась и недалеко от которой она совершила преступление - во время паузы между уроками.

"Ко мне обратилась одна из учениц, - рассказала директор. – Она сказала, что Асма (имя изменено - ред.) говорила странные вещи. Будто бы она намерена кого-то убить. Она якобы спрашивала у подруг, нет ли у кого-то из них оружия. А когда девочки высмеяли ее, Асма сказала, что в таком случае использует нож, который она прячет в рукаве своего платья".

Со слов директора школы, ученица рассказала ей об этом сразу после школьной паузы, после чего она немедленно вызвала полицию, а затем вызвала к себе подсудимую.

"Асма зашла ко мне. Она была совершенно спокойна. Я еще не знала, что она успела совершить нападение. Я объяснила ей, что поставила в известность полицию из-за ее разговора с подругами и что полицейские скоро прибудут. Спросила про оружие, наблюдая за ее рукавами. Она достала из рукава кухонный нож и отдала мне. Я заметила, что острие ножа было согнутым, но не придала этому значения, и положила нож подальше, в шкаф. В это время приехала полиция. Когда полицейские уже находились в моем кабинете, им на рацию поступил сигнал о том, что в соседнем парке произошло какое-то нападение. Асма сказала, что это была она и что она специально оставила в парке свою сумку со всеми документами, чтоб ее поскорее нашли и арестовали. Я не могла поверить, и тогда она сказала: 'Да вы посмотрите на нож, он же согнулся от ударов, там еще кровь осталась'. И действительно, только после ее слов я увидела небольшое темное пятно на ноже", - рассказала директор школы под присягой.

С ее слов, девочка все время была совершенно спокойна, и только когда полиция стала ее забирать, попросила ничего не говорить ее родителям и заплакала.

Кто же она, эта 16-летняя несостоявшаяся убийца? И что побудило ее четыре раза ударить ножом 22-летнюю студентку, присевшую на скамейке в парке?

Адвокат подсудимой попытался ответить на эти вопросы.

На суде он зачитал присяжным дневник девочки, в котором та описывает невыносимые условия жизни дома, многолетние ссоры и скандалы между родителями, которые в конце концов развелись, постоянные придирки и контроль со стороны матери, с которой она вынуждена была остаться после развода родителей, несмотря на желание жить с отцом. Рассказывает она о непонимании взрослыми, непризнании сверстниками, и бесконечном отчании и беспомощности.

"Я больше не могу это вынести", - гласит одна из последних записей в дневнике, после которой девочка начала искать в интернете такие слова, как "заколоть кого-то", "наказание для несовершеннолетних за убийство", "куда ударить ножом, чтобы убить".

"Я хотела попасть в тюрьму, потому что больше не могла вынести жизнь дома", - тихо произнесла девушка.

При этом ей было совершенно все равно, кто окажется ее жертвой, признается она.

"А если бы на той скамейке сидела девушка-мусульманка в хиджабе, вы бы напали на нее?" - спрашивает судья.

"Да, - отвечает подсудимая, которая во время первого допроса дала ложные показания, что якобы жертва оскорбила ее насмешкой над ее хиджабом. – На тот момент мне это было все равно".

Что касается ее религиозности, то какое-то время до совершения преступления девушка увлеклась углубленным изучением ислама, пытаясь найти в религии спасение и поддержку. Сначала под влияением своей религиозной матери, а потом – в попытке противостоять ее авторитарности. Теперь религия не играет в ее жизни особо важной роли, говорит подсудимая, ведь, по ее словам, "Бог не смог предотвратить того, что произошло".

"У подсудимой сильное эмоцильное расстройство и отсуствие эмпатии, но невменяемой она не является", - считает психиатр, проводивший обследование девочки. Он считает, что ей необходимы минимум два года интенсивной терапии.

Под конец долгого дня процесса, в котором были заслушаны многочисленные свидетели, родственники подсудимой, ее знакомые, а также эксперты и сотрудники правоохранительных структур, прокурор потребовал 15 лет наказания Асме – максимальный по австрийским законам срок за попытку убийства. Государственный обвинитель аппеливаровал к тому, что девочка заранее планировала преступление и хладнокровно шла к его совершению.

Но судья, выслушав единогласный вердикт присяжных признать девушку виновной в попытке убийства, принял во внимание кризис, в котором находилась обвиняемая, ее юный возраст, а также то, что до этого она никаких правонарушений не совершала, и решил назначить 4 года тюрьмы.

XS
SM
MD
LG