Ссылки для упрощенного доступа

Вырастет роль силовиков и Кадырова. Политологи – о жизни в России после голосования по поправкам


Владимир Путин и Рамзан Кадыров, фото из архива

По итогам обработки 85% протоколов на голосовании по путинским поправкам к Конституции РФ, изменения поддержали более 77% проголосовавших, сообщил ночью Центризбирком РФ. Против поправок к Конституции выступили 21,35% проголосовавших, или примерно пятая часть. При этом в Москве, Петербурге и других крупных городах процент одобривших поправки оказался сильно меньше: на онлайн-голосовании в Москве поправки к Конституции поддержали лишь чуть более 62% голосовавших, а очно за них проголосовали около 65%.

Что эти результаты значат для Кремля и лично для Путина? Как они отреагируют на достаточно большую долю недовольных их правлением и какой будет жизнь при новой, "путинской" Конституции? Настоящее Время задало эти вопросы политологам Глебу Павловскому и Георгию Сатарову, а также редактору отдела "Политика" "Новой газеты" Кириллу Мартынову. Все трое были пессимистичны в своих прогнозах.

Глеб Павловский: "В России появляется новая база для политики: люди, которые не согласны. И их много"

– Какие чувства у вас вызывает то, как оформлено нынешнее голосование длиной в неделю, и те результаты, которые сообщает Центризбирком?

Для меня эти результаты неожиданны, это провал. На выборах, пускай даже подтасованных или несправедливых, или на референдуме, пускай даже навязанном, 71% результатов "за" – это триумф. А на плебисците по доверию, где было подделано все, что можно было подделать, – это провал. Оглушительный провал. И его никуда нельзя спрятать, потому что эти цифры уже есть. А наличие этих цифр говорит о том, что реальные цифры еще хуже.


Поэтому в итоге Кремль и Путин (а именно Путин был в вопросе референдума движущей силой) ударили в первую очередь по самим себе. Они показали, что почти треть населения страны им не доверяет – притом что это было именно голосование за доверие. Так что теперь у нас появляется новая база для политики: люди, которые не согласны. И их много, очень много.

– А что мешает власти и Центризбиркому нарисовать 95% одобрения везде, а не только в отдельных регионах?

– То, что Россия – довольно сложная страна, не ровная, не однородная, не одинаковая. В Башкирии нарисовали, 94% или 96% одобрения, и ничего. Но страна разная, и не во всех местах все можно нарисовать. И в итоге мы видим среднюю цифру, которая кричит сама по себе: что примерно четверть или треть населения страны против данного порядка. И я бы сказал, что теперь мы вступаем в период новой политики. А это именно то, что Путин и Кремль хотели бы исключить и даже говорили, что "после Путина будет Путин", как это недавно заявил Володин.

Все это оказалось чепухой. Поэтому теперь начинается опасная борьба, борьба с жертвами внутри этих несогласных. Это очень интересно будет. Я думаю, что мы в какой-то степени можем поздравить себя как страну с этим результатом. Потому что 100 или тысяча человек на улицах Москвы – это не основание для новой политики. А вот треть населения страны – основание. Это очень серьезно.

– Какие формы, по-вашему, может принимать эта "новая политика" в отношении несогласных?

– Теперь Кремль и Путин оказались в ситуации непохожей на бывшее путинское большинство, которое действительно выбирало лично его, предпочитая Путина другим. Чтобы держаться дальше у власти, они должны будут создавать какие-то коалиции. На нынешнем голосовании было подстроено практически все, что можно было подстроить: все эти палатки, многодневное голосование, и все это – фикция, на этом держаться нельзя. На этом держаться даже хуже, чем на штыках. Так что я думаю, что теперь начинается движение. Сперва оно начнется неявно, в истеблишменте, который Путин расколол своим этим вопросом. Ведь если бы не было вопроса о доверии – не было бы нелояльности. А он сам ее создал, вынудив голосовать за или против обнуления своих сроков.

Георгий Сатаров: "Произвол станет, к сожалению, обычным правилом"

– Правда ли, что новая, измененная Конституция будет защищать граждан России меньше, чем предыдущие версии?

– Ну все-таки в Конституции есть три первые главы, защищенные от изменений, в которые не вносились поправки: чтобы это сделать, должна применяться гораздо более сложная процедура. Но в другие главы Конституции вносились нормы, которые противоречат нормам из первых двух глав. А это делает Конституцию просто бессмысленным документом: он теряет логическую, а следовательно, и юридическую силу. И это значит, что Конституции в ее нормальном смысле просто больше не существует.

А когда Конституция перестает существовать, остается одна простая вещь: сила. И самым главным следствием того, что произошло на этом референдуме, будет то, что произвол станет неограниченным. Именно произвол станет новым главным правилом существования этого режима.

– А зачем вообще было менять Конституцию, если власть и без того в России ведет себя достаточно свободно?

– Власть была ограничена неким страхом перед правом, перед Конституцией, перед международным правом. Поэтому самое страшное – то, что теперь международное право перестает быть ограничителем того, что власть в России делает внутри страны. Именно это самое страшное, даже не бесконечное правление Путина, к которому мы уже привыкли. Я знаю, что именно этот страх перед международным правом был ограничивающим фактором, а теперь этого фактора нет.

И теперь произвол – это угроза для любого гражданина страны, не только для оппозиции и непокорных журналистов или блогеров. Раньше этот произвол тоже существовал, но мы мало обращали внимание, когда под него подпадали простые люди. Теперь такой произвол станет, к сожалению, обычным правилом.

Кирилл Мартынов: "Роль силовиков и лидеров вроде Кадырова будет увеличиваться"

– Политологи говорят, что даже нынешние цифры "за" являются для власти большим поражением. Вы с этим мнением согласны?

– Да, я также считаю, что власти сделали ошибочную ставку. По всей видимости, это было личное решение Владимира Путина – проводить референдум в его нынешнем виде. Я думаю, что его администрация, если бы могла повлиять на принятие этого решения, она бы от него отказалась и готовилась бы сразу к 2024 году.

Почему для власти результаты голосования – это страшный удар? Потому что очень много российских граждан добровольно пришли на избирательные участки и проголосовали против всего курса нынешних властей в целом. Против всех поправок, включая социальные, и против главной поправки про обнуление президентского срока Путина. Миллионы людей высказались решительно против нынешней политической ситуации, против курса нынешних российских властей. И про эту группу россиян уже никто не сможет сказать, что это маргинальная группа врагов, посланников Запада и так далее.

– Как вы думаете, станут ли итоговые результаты голосования откровением для Путина?

– Я думаю, что Путину все преподнесут в лучшем виде. Ему, конечно, расскажут, что он победил, беспрецедентно, набрав больше голосов за свою Конституцию, чем Ельцин когда-то набрал в поддержку Конституции 1993 года. И может быть, даже больше, чем он набрал на президентских выборах – с точки зрения абсолютного числа проголосовавших. Поэтому я думаю, что разрыв между президентом и страной в результате этих событий будет только нарастать.

Мы имеем не менее четверти населения страны, которая, как вы говорите, не поленилась пойти на избирательные участки и проголосовать против, даже при отсутствии какой-либо агитации за эту точку зрения.

– Чем вообще эти люди могут быть опасны для власти и какой следующий шаг может быть со стороны власти в отношении них?

– Я вижу два следующих шага, которые будут делать российские власти.

Первое – они попытаются демонтировать остатки электоральной системы, и, кажется, уже ближайший единый день голосования, который пройдет в сентябре 2020 года, будет проходить по новым правилам. Как и в этот раз, будет досрочное голосование в течение недели, будет электронное голосование, и в целом будет минимальное количество альтернативных кандидатов. Потому что власти и люди от власти, которые пойдут на выборы, увидев нынешние цифры, будут напуганы и побоятся проиграть тотально выборы на всех уровнях. Поэтому я думаю, что избирательная система, к которой мы привыкли, со всеми ее недостатками, будет сворачиваться.

Во-вторых, увеличится роль суперлояльных людей в окружении Путина и в Кремле, людей, которые сами себя называют "верными солдатами". Думаю, что роль силовиков и политических лидеров вроде Рамзана Кадырова будет увеличиваться еще больше. И это будет в первую очередь связано со страхом дальнейшего расползания нынешнего политического кризиса. Кризиса, который сам Кремль во многом и спровоцировал, предложив провести референдум, на котором 25–30% наших сограждан сказали: "Мы существуем" и "Мы говорим "Нет" путинскому режиму".

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG