Ссылки для упрощенного доступа

Амина Окуева впервые попала в объективы камер в 2013 году на киевском Майдане – мусульманка в хиджабе с дипломом врача помогала раненым участникам протеста. Теперь она снова в центре внимания СМИ: четырьмя выстрелами остановила киллера, ранившего ее мужа. Встретиться с корреспондентом "Кавказ.Реалии" она не смогла и ответила на вопросы по элетронной почте.

- После покушения вы практически не появляетесь на людях. Это требование охраны или личное решение?

- В основном я сейчас занята здоровьем супруга и участием в следствии. Также по возможности общаюсь с журналистами для помощи в освещении дела. Ограничений никаких мне не ставили, но настоятельно рекомендовали быть осторожной, предоставили государственную охрану, с которой я сейчас все время нахожусь.

- Вас вызывают на допросы?

- Расследованием занимается Национальная полиция Украины. Я прохожу как потерпевшая. Так что вызывают не на допросы, а на опросы. На данный момент я - единственный физически активный среди главных фигурантов дела и поэтому, конечно, принимаю активное участие в расследовании.

- Уровень доверия в украинском обществе к правоохранительным органам невысок. Одна из причин – отсутствие результатов расследования резонансных преступлений , в частности убийств Павла Шеремета, Дениса Вороненкова. Как оцениваете перспективы расследования покушения на вас?

- Я оцениваю профессионализм правоохранительных органов Украины как вполне удовлетворительный. Что касается упомянутых громких преступлений, то у меня нет ни малейшего сомнения, что они являются тщательно спланированными российскими спецслужбами. А поскольку ни в одном из этих случаев диверсантов не удалось задержать по горячим следам (в одном случае преступник был убит, а в другом киллеру удалось уйти – прим. ред.), то шансы на успех расследования, к сожалению, минимальные. В нашем случае нападавшего удалось задержать, поэтому у следствия есть все возможности для успешного раскрытия дела. К тому же тщательное расследование важно не только для Украины, но и для международного сообщества. Поэтому расцениваю шансы на проведение успешного досконального расследования, которое получит мировой резонанс, как высокие. Очень надеюсь, что правоохранительные органы Украины приложат все усилия для этого.

Также надеюсь, что подключатся к расследованию и зарубежные уполномоченные ведомства, заинтересованные в раскрытии преступлений, совершенных, по некоторым данным, этим человеком в других странах. Одним словом, это дело может быть одним из самих громких и успешных расследований международного уровня в современной истории.

- В антитеррористической операции участвует немало добровольцев из других стран. Многие из них обращались к украинским властям с просьбой предоставить гражданство. Вы – одесситка, гражданка Украины. А Адам? Он обращался за гражданством?

- Случаи, когда иностранные добровольцы получали гражданство Украины, к сожалению, единичны. Адам обращался с ходатайством на имя президента Украины больше года назад. К ходатайству было приложено подтверждение от одного из подразделений Вооруженных сил Украины о том, что Адам выполняет задачи в зоне антитеррористической операции. Однако на данный момент никаких продвижений по этому вопросу нет. Удалось получить лиш временный вид на жительство.

- Для вас война началась на Майдане зимой 2013 года. Адам в то время находился в одесском СИЗО под угрозой выдачи России. Потом вы были три года на войне, на востоке Украины. И вот она догнала вас в Киеве. Это же постоянный стресс. Вы отдыхаете вообще?

- Все именно так. Только наша борьба началась намного раньше. Мы чем могли помогали сопротивлению на Северном Кавказе в ходе второй российско-чеченской войны.

Силы дает Всевышний. Когда уверен в правильности своего дела и чист в своих намерениях, Бог помогает. Не только силами, но даже иногда и чудесами, ведь нам удалось не только выжить при покушении, но ещё и задержать живого киллера – ценнейший объект для дачи показаний.

- Каков ваш нынешний статус? Вы – сотрудник МВД Украины? А Адам?

- На данный момент мы не служим официально.

- С весны 2015 года начался процесс ликвидации добровольческих подразделений. Что сейчас с батальоном имени Дудаева?

- Наш батальон так и не был официально легализован. Но за все время участия в боевых действиях он получил хорошую репутацию на фронте, так что мы и по сей день точечно помогаем регулярным силам украинской армии. Как правило, это работа небольших квалифицированных групп от батальона, которые выполняют различные специализированные задачи. Сейчас нет такой ситуации, как в начале войны, и регулярные подразделения украинской армии вполне справляются на фронте. Но пока наша помощь в составе Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева будет оставаться востребованной, мы рады ее оказывать.

- Что должно произойти, чтобы вы и ваша семья почувствовали себя в безопасности?

- В настоящей безопасности мы сможем почувствовать себя только после того, как российские спецслужбы оставят попытки физически ликвидировать нас. Мы готовы к любому развитию событий и верим в то, что все случается лишь по воле Всевышнего.

Уважаемые посетители форума "Кавказ.Реалии", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG