Ссылки для упрощенного доступа

"Список врагов народа". Теперь иноагентом в России может стать каждый


В Госдуму РФ внесен законопроект о создании нового реестра иностранных агентов: действующие списки будут упразднены, и вместо них появится один общий. В него включат людей и организации, которые были ранее признаны иноагентами и состояли в других реестрах. Критерии, которые предлагаются в законопроекте, позволят включать в список иноагентов еще больше людей и вводить для них еще больше ограничений, пишет Радио Свобода.

25 апреля в Госдуму внесли законопроект под названием "О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием", в котором расширены критерии включения в реестр иностранных агентов и вводятся новые запреты.

Иностранный агент, иллюстративное фото
Иностранный агент, иллюстративное фото

На данный момент есть несколько критериев для включения в какой-либо из реестров. Например, в реестр СМИ-иноагентов могут включить человека или организацию, которые распространяют какие-либо материалы для неограниченного круга лиц и получают деньги или имущество из иностранных источников. При этом получение денег не обязательно должно быть связано с деятельностью. Например, журналист Петр Маняхин был включен в реестр из-за трех банковских переводов в долларах между двумя своими счетами.
Для включения в реестр физлиц-иноагентов есть также два критерия. Это получение какой-либо помощи от иностранных источников, необязательно финансовой, и занятие политической деятельностью или сбором военных сведений, которые могут быть использованы против безопасности России.

В новом законопроекте один из критериев для включения в реестр – получение иностранной помощи или нахождение под иностранным влиянием. При этом в тексте нет четкого объяснения, что именно понимается под этим влиянием: это может быть принуждение, убеждение или оказание воздействия какими-либо другими способами.

Мы попросили проанализировать законопроект основателя и директора "Центра защиты прав СМИ"(внесен Минюстом в реестр иноагентов в 2015 году) Галину Арапову (внесена Минюстом в реестр иноагентов в 2021 году).

Как это может выглядеть на практике? Как можно доказать, что кто-то находится под иностранным влиянием?

Понятие "быть под иностранным влиянием" абсолютно не юридическое

– Я боюсь, что мы с вами это даже представить не можем, потому что понятие "быть под иностранным влиянием" – абсолютно не юридическое. Давайте доведем ситуацию до абсурда и представим, какое может быть влияние. Оно может ментальное, физическое, финансовое. Физическое – это иностранная вакцина или, например, использование иностранных лекарств. Это вполне себе иностранное влияние, по их логике. Понятно, что здесь, скорее всего, будет рассматриваться какое-то интеллектуальное влияние, которое оказывает воздействие на поведение человека. Но мы не можем даже представить, что в головах у тех людей, которые писали этот закон. Раз так, они могут рассматривать в качестве иностранного влияния обучение в иностранном университете, чтение иностранной литературы, ваших родственников за границей, ваши зарубежные путешествия, допустим, в страны НАТО. Все что угодно и до самого маразма.

Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ. Фото РИА Воронеж
Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ. Фото РИА Воронеж

Понимаете ли вы как юрист, как еще можно объяснить термин "иностранное влияние"?

Уйти в тайгу, как Агафья Лыкова? Или достаточно не читать Шекспира?

– Когда речь идет о законах, любой юридический термин должен иметь четкое толкование. Если этот термин никогда в законе не применялся, то в законе, в котором он употребляется впервые, должно быть его четкое, ясное и недвусмысленное объяснение, чтобы человек понимал, о чем идет речь. Он должен понимать, что ему нельзя делать, чтобы его не наказали. Когда в Уголовном кодексе написано: "Нельзя убивать", ты понимаешь, чего не надо делать, чтобы тебя не посадили в тюрьму. Что не надо делать, чтобы не находиться под иностранным влиянием? Дело в том, что нахождение под иностранным влиянием влечет для человека довольно негативные, дискриминационные последствия. Оно, по сути дела, поражает его в гражданских правах. Он много чего не может делать, вплоть до того, что ему нельзя воспитывать детей. Так вот, что человеку не надо делать, чтобы не оказаться под иностранным влиянием? Как Агафья Лыкова, уйти в тайгу и жить изолированно? Или ему достаточно не читать Шекспира? Или ему нужно отказаться от того, что он когда-то получил образование в иностранном вузе? Или исключить всех своих друзей из фейсбука, у которых есть иностранное гражданство? Что он должен сделать – непонятно. Поэтому введенный юридический термин "иностранное влияние" не имеет никакого аналога в законодательстве, и в этом законе он тоже не толкуется. Такого юридического понятия нет. Таким образом, получается абсолютно широкий термин, с открытой возможностью произвольного толкования. В любой ситуации он может применяться так широко, насколько хватит фантазии у конкретного правоприменителя, – говорит Галина Арапова.

Нет в законопроекте и четкого объяснения, что конкретно может быть расценено как помощь: это может быть как предоставление денег или имущества, так и "организационно-методическая, научно-техническая помощь и помощь в иных формах".

Можно ли считать такой помощью, например, научные конференции, организованные иностранными организациями? Создает ли это риски для взаимодействия с иностранными учеными и институтами?

Тут такое поле для толкования, что вам и не снилось!

– Абсолютно точно создает. Под угрозой – организационно-методическая, научно-техническая помощь и любая другая помощь. Но все это должно разъясняться, и достаточно четко. К примеру, раньше в "законе Димы Яковлева", который был про физических лиц – "иностранных агентов", говорилось о возможности включения в реестр физлиц – "иностранных агентов" за получение "организационно-методической помощи" из-за рубежа. Единственное упоминание этой помощи в российском законодательстве связано с повышением квалификации учителей. Это когда им в качестве организационно-методической работы предоставлялись методички для ведения уроков. Все, больше нигде в законодательстве этот термин не употреблялся. Поэтому и тогда, когда они использовали организационно-методическую помощь в "законе Димы Яковлева", уже было непонятно, что они хотят этим сказать, что они имеют в виду – семинары, или учебную литературу, или еще что-то. А как быть с Booking.com как иностранным ресурсом, который позволяет вам бронировать отели, это же организационная помощь? Безусловно. Она иностранная? Конечно. Или, например, "Алиэкспресс", который вам доставляет посылки – это организационная помощь? Безусловно. А что имеется в виду под научно-технической помощью? Использование компьютера иностранного производства будет научно-технической помощью? Сам компьютер, который, безусловно, является результатом научно-технической разработки? А еще в России, например, не выпускаются мобильные телефоны. Тут такое поле для толкования, что вам даже не снилось! Обратите внимание, что этот закон изобилует и окончаниями – "и иная", "и в иных формах", "и иные виды". Это означает, что это не исчерпывающий перечень. И это прямо противоречит позиции Конституционного суда, который говорил, что в ситуации неких ограничений это недопустимо. То есть этот закон специально написан так, чтобы можно было его применить к кому угодно, кроме Агафьи Лыковой.

Надпись на здании общества "Мемориал" (тоже иноагент)
Надпись на здании общества "Мемориал" (тоже иноагент)

При этом иностранным источником также могут считаться российские граждане или организации: если они получают деньги или имущество от иностранных государств, организаций или иностранных граждан. Помимо иностранной помощи или иностранного влияния для включения в реестр иноагентов нужно заниматься одним из перечисленных в законопроекте видов деятельности. Это политическая деятельность, сбор военных сведений или распространение материалов для неограниченного круга лиц. При этом политической деятельностью считается участие в проведении митингов, пикетирований, публичных дебатов, в наблюдении за проведением выборов и многое другое. Также в реестр будут добавлять людей, аффилированных с иностранными агентами – это люди, которые работают или в прошлом работали в организации-иноагенте. Утверждается, что на них не будут распространяться требования или ограничения, которые наложены на иностранных агентов.

Зачем тогда вообще включать в реестр людей, аффилированных с иноагентами?

Вася Пупкин аффилирован со Львом Пономаревым, какой нехороший человек... Это список врагов народа

– В марте мы делали подробный анализ на эту тему. Минюст тогда публиковал проект по поводу аффилированных лиц. Уже было понятно, что они хотят это использовать в избирательном законодательстве в период выборов. То есть человек идет на выборы, и если он является сотрудником организации – "иностранного агента" или является членом ее правления, попечительского совета и так далее, вот во всех этих случаях избиркому хотели облегчить работу. Чтобы они залезли в один вот этот единый реестр и увидели: а, Вася Пупкин аффилирован со Львом Пономаревым, он раньше работал в "Мемориале", какой нехороший человек. Предполагалось, что у этого человека будет стоять пометка, что он аффилирован с "Мемориалом" или с "Голосом", или он работал в какой-то другой правозащитной организации. Это "черная метка". То есть это такой крен в стигматизацию, выдавливание гражданского общества из каких-либо политических процессов, которые могут повлиять на общественное сознание, на управление государством и так далее. И на этом, я думаю, они не остановятся. Я не исключаю, что, несмотря на то что там написано, что на них не распространяются эти обязанности, то есть, условно говоря, они не должны будут сами писать отчеты, они не должны ставить пометку на своих постах в соцсетях и так далее, они не должны учреждать юридическое лицо, но они все равно будут с этой пометкой, и если они пойдут на выборы, они будут с этой пометкой, что они аффилированы, и они будут в этом списке. То есть это такой, знаете, список "врагов народа".

Защищены от попадания в реестр иноагентов все, кто так или иначе связан с российским государством: органы власти, госкомпании, госкорпорации и подконтрольные им лица. По этому закону такие СМИ, как RT и ТАСС, которые получают иностранное финансирование, в список иноагентов не попадут. Также в реестр не станут включать зарегистрированные религиозные организации и политические партии.

Этот законопроект предлагает позволить Минюсту проводить плановые и внеплановые проверки, причем не только юридических, но и физических лиц. Ведомство сможет запрашивать информацию о финансово-хозяйственной деятельности иноагентов, в том числе у банков, и отправлять своих представителей на мероприятия иноагентов.

Получается, чтоб получить информацию от банка, нужно только желание и запрос от Минюста? Судебное решение не нужно?

Это вторжение в частную жизнь и нарушение банковской тайны. И судебного решения не нужно

– Этот законопроект позволяет Минюсту проводить плановые и внеплановые проверки, причем не только юридических, но и физических лиц. Такого не было никогда. Раньше в отношении граждан могли проводиться только административные расследования в рамках возбужденного дела об административном правонарушении или оперативно-розыскные мероприятия в рамках уголовного дела. Никаких проверок Минюст проводить не мог. То есть это в определенном роде расширение полномочий контролирующих органов в сторону, которая связана с частной жизнью человека. Условно говоря, если человек работает журналистом, Минюст не имеет права его проверять. Он находится в зоне компетенции своего работодателя. И поэтому эти внеплановые проверки Минюста, которые он теперь может проводить в отношении физических лиц, – юридический нонсенс. Кроме того, теперь это ведомство может запрашивать информацию о финансово-хозяйственной деятельности "иноагента". Обратите внимание, что в законе говорится о том, что это может делать не только Минюст. Во-первых, Минюсту передают сведения Росфинмониторинг, Налоговая служба, полиция и почему-то Пенсионный фонд. С какого бодуна там вообще Пенсионный фонд? Понятно, что в Пенсионный фонд отчисляются средства, пенсионные взносы с заработной платы, но этот же взнос, только на социальное, медицинское страхование отчисляется и в другие фонды. Почему Пенсионный фонд должен что-то сообщать Минюсту? Появление Пенсионного фонда в этом списке очень странное. Ощущение, что люди, которые писали этот закон, не очень понимают, что эти органы делают, в том числе Пенсионный фонд. Вообще, то, что теперь Пенсионный фонд, налоговая и Росфинмониторинг имеют право передавать сведения Министерству юстиции, – очевидный выход за пределы их полномочий, это вторжение в частную жизнь и нарушение банковской тайны. Росфинмониторинг сейчас вообще работает на основании закона о легализации незаконно полученного дохода и финансирования терроризма. То есть против ИГИЛа и сокрытия денег в офшорах. В рамках этой своей контрольной функции Росфинмониторинг имел право получать сведения от банков напрямую, в автоматическом режиме. Условно говоря, банки обязаны были иметь личный кабинет на площадке Росфинмониторинга. И в рамках этого личного кабинета Росфинмониторинг имел доступ ко всем сведениям обо всех счетах пользователей, клиентов банка. Минюст вообще не занимается контролем финансовой деятельности, у него таких полномочий по закону нет. А банк не имеет права Минюсту ничего передавать. А тут получается вот такая цепочка: банк автоматически предоставляет это Росфинмониторингу. Соответственно, это будет не запрос Минюста в банк, это просто банк будет сливать информацию Росфинмониторингу, а если этот закон примут в такой формулировке, как она есть, Росфинмониторинг дальше будет сливать эту информацию в Минюст, и уже это будет делаться на основании этого закона. Хоть мы и понимаем, что это, мягко говоря, вторжение в частную жизнь и нарушение банковской тайны. И судебного решения не нужно, – говорит Галина Арапова.

Внеплановую проверку, согласно законопроекту, можно будет проводить по доносу фактически кого угодно: достаточно обращения от органов публичной власти, граждан или организаций о нарушениях закона об иноагентах. Также основанием для проверки является обращение органов власти, партий, общественных объединений, Общественной палаты и общероссийских СМИ о лицах, которые, по их сведениям, должны быть признаны иностранными агентами.

Обязанности и ограничения

В законопроекте предлагается ввести одно послабление – частично отменить обязанность иноагента сообщать о своем статусе в публикациях. Сейчас, даже публикуя в соцсетях фотографии детей или котиков, иноагенты должны сообщить о своем статусе целым абзацем. В законопроекте предлагается маркировать только те публикации, которые связаны с деятельностью иноагента. Российские юридические лица из реестра должны будут проводить ежегодный аудит, раз в полгода отчитываться о своей деятельности и ежеквартально отчитываться о количестве денег, полученных из иностранных источников, и об их использовании.

Для иноагентов предусмотрено много ограничений. Они не смогут работать в органах публичной власти, стать членом избирательной комиссии, проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных актов и законопроектов, участвовать в избирательных кампаниях. Иностранный агент не вправе быть организатором публичного мероприятия. Также запрещено заниматься преподавательской, просветительской и воспитательной деятельностью в отношении несовершеннолетних. Делать информационную продукцию для несовершеннолетних тоже нельзя. Кроме того, иностранный агент не вправе получать государственную финансовую поддержку. Формально к такой поддержке относится помощь малоимущим и многодетным семьям, инвалидам и так далее.

Выход из реестра

В законопроекте предусмотрена возможность исключения из реестра иноагентов – на данный момент такой процедуры нет, и иноагент может лишь через суд оспорить решение Минюста. При этом практически никому это не удавалось: в феврале этого года суд впервые обязал исключить организацию из реестра. Этого решения добился благотворительный фонд "Гуманитарное действие", который был включен в список НКО-иноагентов.

Теперь предлагается дать возможность иноагенту подать заявление в Минюст об исключении из реестра. Исключение будет возможно, если в течение года до подачи заявления иноагент не получал финансовую или какую-либо другую помощь от иностранных источников или не занимался никаким из описанных в законе видов деятельности. Все это Минюст должен выяснить во время внеплановой проверки иноагента. После повторного включения в реестр выйти из него можно будет не раньше, чем через три года. Также добиться исключения будет возможно, если вернуть деньги или имущество иностранному источнику в течение трех месяцев с момента включения в реестр. Люди, аффилированные с иностранным агентом, могут быть исключены из реестра, если в течение более двух лет с момента включения в список они не имели отношения к организации-иноагенту.

Галина Арапова в ответ на вопрос, можно ли считать появление возможности исключения из реестра хорошим изменением, замечает:

То, что людей будут включать в этот реестр, – в любом случае дискриминация

– Это нельзя считать хорошим изменением, потому что само по себе появление аффилированных лиц – уже плохо. Когда мы говорим о газовой камере, не имеет никакого значения, какого она будет цвета – зеленого или желтенького, это газовая камера. То, что людей будут именовать аффилированными, то, что их будут включать в этот реестр, – это в любом случае дискриминация. И для того, чтобы выйти из этого реестра, они вынуждены будут изменить свою работу, уволиться с работы, уйти из учредителей организации, поменять свое мировоззрение, сидеть тихо и не отсвечивать, это все плохо. Поэтому называть это хорошим у меня язык не поворачивается. Это примерно то же самое, как то, что основанием для исключения из реестра "иностранных агентов" является смерть физического лица. В целом сама по себе эта процедура хирургическая. Здесь нет никакого варианта, кроме того, что вы должны полностью поменять свое сознание, мировоззрение, политические взгляды, место работы, перестать быть журналистом. Потому что, если вы даже, например, ради этого уйдете с работы, но у вас все равно останется весь предыдущий год зарплата и переводы от Радио Свобода, и они вас могут включать в реестр "иностранных агентов" еще целый год. То есть не факт, что вас спасет то, что вы уволились и сменили работодателя. На мой взгляд, этот закон вообще не должен существовать, потому что он настолько дискриминационный, что его трудно с чем-то сравнивать, – полагает юрист Галина Арапова.

***

Закон об "иностранных агентах" был принят в России в 2012 году. Сейчас Минюст ведёт четыре реестра "иноагентов" : список НКО-"иноагентов", СМИ-"иноагентов", незарегистрированных организаций -"иноагентов" и физических лиц, выполняющих функции "иностранных агентов" .

Радио Свобода

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG