Ссылки для упрощенного доступа

"Дело с обвинительным уклоном". В Ростове снова судят "банду амазонок"


Ростовский областной суд, Ростов-на-Дону

В Ростовском областном суде начался второй судебный процесс над самой известной местной преступной группировкой – так называемой "бандой амазонок". Несколько лет назад их признали виновными в серии убийств и грабежей, совершённых в нескольких регионах на протяжении около 15 лет, и приговорили к длительным срокам заключения. Сейчас их обвинили ещё почти в сотне преступлений. Родственники подсудимых считают, что на них пытаются повесить все нераскрытые за последние 20 лет "висяки".

По версии следствия, в "банде амазонок" состояли пятеро: убитый при задержании Роман Подкопаев, его сожительница Инесса Тарвердиева и дочь Виктория, а также родная сестра Романа Анастасия со своим мужем, бывшим инспектором ГИБДД, Сергеем Синельником. Родственники подсудимых уверены, что их судят за одни и те же преступления второй раз.

"Банда амазонок" или банда разбойников?

По версии следствия, Роман Подкопаев и Инесса Тарвердиева в 2007 году создали банду для "нападения на граждан, правоохранителей, краж имущества и оружия для дальнейших преступлений". Позже в нее вступила дочь Инессы Виктория, а также Анастасия и Сергей Синельники. В то время Синельник служил инспектором ДПС отдельного взвода ГИБДД отдела внутренних дел Аксайского района.

"Средства массовой информации окрестили эту преступную группу как "банду амазонок", но было бы правильнее называть их обычной бандой разбойников. Дело в том, что жили эти люди исключительно разбоем. При этом в банде, основанной во многом на родственных связях, существовала характерная сплоченность и распределение ролей", – сообщали в Следственном комитете.

— Подписывайтесь на наш телеграм-канал!

По официальной версии, планирование преступлений и руководство бандой взяли на себя Тарвердиева и Подкопаев. Синельник с позиции правоохранителя помогал скрыть следы, укрывал преступников в своем доме, помогал определить будущих жертв, вывозил членов банды с места преступления и сбывал похищенное. Позже Синельник якобы предоставил всем радиостанцию, с помощью которой можно было слушать переговоры полиции.

Для сокрытия преступлений они использовали средства конспирации – специальную одежду и маски, радиостанции, автотранспорт

"Участники банды имели различное огнестрельное оружие и боеприпасы, в том числе и похищенные у потерпевших, а для сокрытия преступлений они использовали средства конспирации – специальную одежду и маски, радиостанции, автотранспорт. Этим и объясняется тот факт, что банду не могли задержать несколько лет, но, обезвредив эту преступную группу, следователи стабилизировали криминогенную обстановку в регионе и обезопасили местных жителей от нападений, которые эти лица явно не собирались прекращать по собственной воле", – заявили следователи.

В новом процессе рассматриваются еще несколько десятков эпизодов краж и убийств на территории Ставропольского края и Калмыкии, которые приписывают банде – всего около 300 томов. Согласно карточке дела на сайте областного суда, банду обвиняют в 61 краже, посягательстве на жизнь правоохранителей, незаконном хранении и кражах оружия, разбое и десяти убийствах. Сергея Синельника также обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями. При этом никакие официальные заявления о начале нового суда над бандой не делали ни прокуратура, ни Следственный комитет, тогда как о первом процессе в разное время было опубликовано порядка десяти пресс-релизов.

Мать Романа Подкопаева и Анастасии Синельник Галина Подкопаева уверена, что разделение уголовного дела на два процесса незаконно.

"По первому делу, где уже вынесли приговор, выходил срок рассмотрения и подсудимых нужно было отпускать. Поэтому дело разделили и сейчас рассматривают еще более абсурдное обвинение – это просто невозможно читать. По сути, их второй раз судят за то же самое. Процесс идет с огромными нарушениями, а судья выступает как гособвинитель", – рассказала она Кавказ.Реалии.

О нарушениях в деле заявлял на заседании 17 июня сам Сергей Синельник. Он выступил с ходатайством о вызове в суд следователя по фамилии Хазиков. По данным Синельникова, в деле есть протокол выемки 2003 года, произведенной в Светлограде. При этом в тот же день с разницей в несколько минут следователь провел осмотр места происшествия в ставропольском селе Дивном на расстоянии в 100 км, которые Хазиков смог преодолеть якобы за пять минут.

"Это свидетельствует о противоречии действительности, что дает основания сомневаться в законности протокола. Считаю необходимым после допроса свидетеля решить вопрос о допустимости данного доказательства", – сказал Синельник.

Гособвинитель настаивала на отказе в заявлении подсудимого, так как "протокол составлен по закону уполномоченным лицом".

"Другое время не говорит о том, что в процедуре были допущены ошибки, это субъективное мнение", – заявила прокурор.

Суд должен принять решение по ходатайству в следующих заседаниях.

Как сказала Галина Подкопаева, таких нарушений в прошлом и нынешнем заседании было несколько, однако суд постоянно списывал это на технические ошибки и отклонял ходатайства. Ранее супруги Синельники заявили также отвод гособвинителю из-за подозрений в ее предвзятости. По данным Кавказского узла, подсудимые указали, что прокурор при присяжных обращалась к прошлому делу, по которому они уже осуждены, а также допускала обобщения при сообщении о выемке оружия у членов банды, хотя его нашли только у Инессы и Романа. Суд отклонил и это ходатайство.

Ни Насте, ни Сергею, ни адвокатам толком слова не дают, каждый раз грозятся их удалить, потому что они пишут, борются и не собираются останавливаться

"По сути, суд идет сейчас только над супругами Синельник, потому что Инесса и Виктория Тарвердиевы давно признали свою вину и дали показания на Анастасию и Сергея. Все дело и построено на этих показаниях, которые Инесса, кажется, даже не читала, она столько ошибок сейчас допускает. Сейчас она сваливает все на покойного Рому. А по протоколам получается, что он в одно и то же время в разных местах находится. Синельники свою вину не признают. Ни Насте, ни Сергею, ни адвокатам толком слова не дают, каждый раз грозятся их удалить, потому что они пишут, борются и не собираются останавливаться", – заявила Галина Подкопаева.

Сейчас всех подсудимых защищают адвокаты по назначению – на платного защитника у Подкопаевой не осталось средств. Адвокаты Анастасии и Сергея Синельник выразили желание дать комментарий Кавказ.Реалии, но оперативно прокомментировать ход дела оказались не готовы.

По мнению Подкопаевой, "банда ростовских амазонок" была придумана искусственно. Благодаря признательным показаниям Инессы Тарвердиевой, данных под давлением, на "банду" повесили все нераскрытые преступления на юге за последние 15–20 лет, считает она. Спусковым крючком в развитии этой истории она назвала дело спецназовца Чудакова, разобраться в котором потребовал глава следственного комитета Александр Бастрыкин.

37 ударов ножом по 11-летней девочке

Самым громким среди рассмотренных в 2015 году 95 преступных эпизодов банды, стало убийство нижегородского спецназовца Дмитрия Чудакова, его жены и двух детей. В июле 2009 года на трассе недалеко от Азова был найден его автомобиль – внутри находились тела Дмитрия, его жены Ирины, одиннадцатилетней дочери Вероники и шестилетнего сына Александра. Всех, кроме Вероники, застрелили. Девочка погибла из-за 37 нанесенных ей ножевых ранений. Александр Бастрыкин взял расследование громкого дела на личный контроль.

Осенью 2009 года обвинение было предъявлено жителю Аксая Алексею Серенко – согласно экспертизе, именно из его гладкоствольного ружья были совершены выстрелы. Серенко не признал свою вину, жители Аксая стали выходить на акции протеста в его защиту, адвокат подозреваемого Светлана Манукян добилась отказа в утверждении обвинительного заключения в 2011 году. Серенко в качестве компенсации за четыре года преследования выплатили 300 тысяч рублей.

В сентябре 2013 года сотрудники полиции в лесополосе в районе Аксая попытались задержать Викторию Таривердиеву и Романа Подкопаева. В ходе перестрелки Подкопаев и один из сотрудников были убиты, Виктория с ранением в живот и бедро скрылась, но ее поймали в одном из хуторов. Позже оперативники задержали и Инессу, скрывавшуюся в тот момент в палатке на берегу Дона вместе с несовершеннолетней дочерью Анастасией.

"Новая газета" опубликовала видео задержания Тарвердиевой, снятое сотрудниками. На нем ее тыкали в голову и убеждали сообщить, кого она убила, ведь "уже один есть, без разницы теперь". Когда она назвала омоновца, ей ответили "правильно". Сейчас это видео удалено из YouTube из-за нарушения условий использования.

Оперативники пообещали посадить малыша на иглу и отправить в детдом

"Признательные показания были даны Инессой под давлением, пока ее дочь топили в Дону. Настю и Сережу схватили ночью, увезли на допрос, куда взяли и их маленького сына. Настю заставили подписать все документы под огромным давлением – иначе оперативники пообещали посадить малыша на иглу и отправить в детдом. А Сергею говорили, что если он все подпишет, то его жену и ребенка отпустят", – рассказала Галина Подкопаева Кавказ.Реалии.

Она также добавила, что ей не давали свидание с дочерью в течение года, а на первой их встрече Анастасия не узнала мать. Подкопаева связывает это с систематическими пытками подсудимых.

О многочисленных нарушениях суда по делу Чудакова неоднократно писали СМИ и заявляли как родственники подсудимых, так и потерпевшая, мать убитого спецназовца, Валентина Чудакова. Согласно обращениям, составленным ею в адрес в том числе Ростовского областного суда и регионального ФСБ, она указывала, что не верит в виновность банды, а в убийстве сына виноваты совсем другие люди. Однако Чудаковой не давали заявить это в присутствии присяжных, удаляли из заседания и пытались вовсе исключить из процесса.

Одним из основных доказательств в деле, как и в нынешнем процессе, является так называемый "чемоданчик Бастрыкина". Его при повторном обыске нашли у дяди Тарвердиевой, внутри обнаружилось оружие, документы Чудакова и других жертв и похищенное у них имущество. Спустя несколько лет экспертиза обнаружила на вещах биологические следы Сергея Синельника, что и стало основой обвинения, сообщила Галина Подкопаева.

"Этого чемоданчика на самом деле не было, его никто не откапывал. Первый протокол обыска – ничего, через месяц – килограммы золота. Что прошлый, что нынешний суд идет с обвинительным уклоном, никто не хочет проводить честное расследование. Какие могут быть следы спустя столько времени? Мне ничего не давали сказать, за руки выводили из зала суда. Подсунули мне платного адвоката, ради которого я продала квартиру, машину и взяла огромный кредит. Он вводил меня в заблуждение, убеждал не писать жалобы, потому что моих детей отпустят и так. Позже я написала на него жалобу в Следственный комитет и уже никому не верю", – сказала она.

В декабре 2017 года Инессу Тарвердиеву приговорили к 21 году лишения свободы, Виктории дали 16 лет. Сергей Синельник получил 20 лет заключения, его супруга Анастасия – 19. Все, кроме Сергея, отбывают срок в колонии общего режима. Бывший правоохранитель приговорён к строгому.

Главные новости Северного Кавказа и Юга России – в одном приложении! Загрузите Кавказ.Реалии на свой смартфон или планшет, чтобы быть в курсе самого важного: мы есть и в Google Play, и в Apple Store.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG