Ссылки для упрощенного доступа

Не по-братски. Как соседи отнеслись к памятнику Сталину в Дагестане?


Иллюстративное фото

Иосифа Сталина в большинстве национальных республик Северного Кавказа воспринимают однозначно отрицательно – из-за массовых депортаций 1943–1944 годов. Несмотря на это, активисты отделения КПРФ в 30-тысячном городе Дагестанские Огни уже несколько лет добиваются установки памятника советскому вождю. В этом году у них это почти получилось. И хотя бюст Сталину простоял всего два дня, коммунисты обещают в ближайшее время вернуть его на постамент – уже после согласования с местными властями. Кавказ.Реалии выяснил, что стоит за этой инициативой.

Памятник Сталину в Дагестанских Огнях появился 29 апреля. Во время возведения бюста один из рабочих буквально сдувал с него пылинки. Вместе с бетонным вождем местным жителям презентовали остановку общественного транспорта из металлочерепицы.

В Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, народы которых пострадали от сталинских депортаций, новость об установке бюста восприняли с негодованием. Неоднозначную реакцию событие вызвало и у самих жителей Дагестана.

"Установив этот памятник, они сеют раздор между нами и нашими братьями – чеченцами, ингушами, балкарцами, лезгинами… Мы приносим извинения за тот казус, который случился из-за нерасторопности, из-за каких-то проблем с головой руководства нашего города", – заявил один из жителей Дагестанских Огней на распространившемся в соцсетях видео.

2 мая бюст Сталина убрали с постамента. Однако первый секретарь городского отделения КПРФ Эседулла Рустамов назвал это временной мерой, связанной с задержкой процедуры согласования памятника с местной администрацией ввиду майских праздников.

"Все необходимые документы для установки были собраны. Однако из-за объявления выходными все десять дней не был подписан документ городского собрания. Уже после установки нам указали на это… Надеемся, что все будет согласовано и бюст Сталина займет достойное место в городе Дагестанские Огни", – заявил Рустамов.

"Захотели хайпануть"

В комментарии для Кавказ.Реалии глава городского отделения КПРФ пояснил, что установить памятник Сталину местные коммунисты пытаются уже давно – как минимум с 2018 года, когда исполнилось 140 лет со дня рождения Иосифа Джугашлвили. Но все никак не получалось: "То бюст не могли найти, то в месте отказывали".

Водружение памятника в этом году Рустамов объясняет тем, что ровно сто лет назад "при непосредственном участии" Сталина была образована Дагестанская АССР.

Ахмед Изилов
Ахмед Изилов

Ахмед Изилов, экс-депутат Народного собрания республики и бывший временно исполняющий обязанности главы Дагестанских Огней, считает такую аргументацию неуместной. По его мнению, круглая дата не может быть оправданием для появления оскорбительного для многих народов Северного Кавказа бюста Сталина.

"Фигура Сталина неоднозначная. Да, есть у него заслуги: он выиграл войну. Но еще он депортировал сотни тысяч людей. Пострадали наши братские народы – чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы. Депортировали женщин, детей, стариков, десятки тысяч человек погибли. У меня есть много друзей среди чеченцев и ингушей. Когда они об этом рассказывают, у них – у взрослых мужчин – слезы текут. Нам, дагестанцам, этого нельзя не учитывать", – заявил Изилов.

В действительности попытки увековечить память о советском вожде в Дагестанских Огнях начались еще раньше – при бывшем мэре города Галиме Галимове. Именно он еще в 2002 году назвал именем Сталина проспект, где 29 апреля активисты КПРФ установили окрашенный в золотой цвет бетонный бюст.

Он же в 2015 году первым заговорил об установке памятника вождю. Бывший глава города сам внешне похож на советского вождя и считает его своим кумиром, рассказывает Изилов.

Впоследствии Галимов все же отказался от идеи поставить монумент, признав, что это может оскорбить потомков депортированных.

"Большая часть жителей Дагестана стали жертвами репрессий при нем, и они до сих пор любое позитивное отношение к Сталину воспринимают как оскорбление памяти предков. В Дагестане живут депортированные чеченцы, ингуши и другие народы. Поэтому мы решили остановиться на том, что уже есть улица в честь него, а памятник – будет уже слишком", – заявлял тогда глава города.

Вы что думаете, Сталин против честного народа был? Он против кавказских народов был? Нет

В августе 2015 года Галимов ушел в отставку. Но идея установки памятника Сталину продолжила жить уже благодаря новому руководству Дагестанских Огней.

По словам Изилова, нынешний глава администрации Джалалутдин Алирзаев – тоже "ярый сторонник Сталина", а первый секретарь городского отделения КПРФ Эседулла Рустамов является его помощником по борьбе с коррупцией.

"И вот они, наверное, захотели хайпануть перед 9 Мая и перед сентябрьскими [парламентскими] выборами", – говорит Изилов. При этом он не исключает, что, даже если бюст Сталину в скором времени вернут на постамент, через несколько дней его снова снесут.

"У кавказских народов очень тесные связи. Мы в гости друг к другу ходим, считаем себя братьями-мусульманами. Поэтому нельзя не учитывать преступления Сталина при решении таких вопросов, надо осторожнее подходить к этой теме. Надо принимать во внимание и мнение самих жителей Дагестанских Огней: лично я бы не дал согласие на такой памятник", – заключил бывший дагестанский депутат.

Вопрос местного значения?

По мнению Эседуллы Рустамова, инициативой установить бюст советскому вождю на Северном Кавказе недовольны только "те, кто не знает историю". Как считает собеседник, в репрессиях и депортациях виноват не Сталин, а "предатели".

"Я был как-то в школе, и там одиннадцатиклассница сказала, что царскую семью убил Ленин. Я спрашиваю: "Тогда, получается, у нас в Дагестане братьев Гасангусеновых Путин убил (братья-пастухи Наби и Гасангусейн Гасангусейновы были расстреляны по пути с пастбища в родное село в 2016 году и объявлены "боевиками". – Ред.)?" Она говорит: "Нет". Виноваты предатели, они и сегодня тоже есть", – объясняет Рустамов свою мысль о том, что нельзя связывать преступления времен сталинского правления со Сталиным.

Они просто ложные сведения закинули, блогеры наши. Они даже не знают, за чьи средства этот памятник установили

От вопроса о том, стоит ли учитывать мнение жителей соседних республик по поводу установки памятника, глава отделения КПРФ уклонился. В первую очередь, по его словам, имеет значение мнение жителей улицы, где собираются поставить бюст.

"Это не такой глобальный вопрос, чтобы растянуть его на всю Россию. Это не вопрос общероссийского или общекавказского значения. Это вопрос местного значения", – считает Рустамов.

При этом он признается, что официального опроса среди жителей Дагестанских Огней отделение КПРФ не проводило. Вместо этого коммунисты "просто поговорили" с жителями проспекта Сталина.

Отвечая на критику в социальных сетях, глава отделения КПРФ также выражает недовольство тем, что установку бюста связывают с бюджетными деньгами: "Они просто ложные сведения закинули, блогеры наши. Они даже не знают, за чьи средства этот памятник установили. Администрация никакого отношения к этому не имеет. Это деньги отделения КПРФ. В комментариях пишут, что у людей воды нету, а мы тут памятники ставим, якобы миллионы расходуем. Это вранье".

Он рассказывает, что на изготовление бюста и постамента не потратили ни копейки – их нашли на заводе в Дербенте: "Он не похож был уже на Сталина, разбитый бетонный бюст, вот мы его отреставрировали".

Отвечая на вопрос о том, как Сталин связан с Дагестанскими Огнями, глава отделения КПРФ рассказывает о построенном здесь в начале прошлого века стеклозаводе, который стал "градообразующим предприятием". Согласно открытой информации, это предприятие действительно было открыто в 1926 году, но о какой-либо связи Сталина с ним информации нет.

"Не по-братски"

Чеченский историк Майрбек Вачагаев возмущен оценкой сталинского режима, которую предлагает Рустамов. Он категорически не согласен с тем, что советский вождь не ответственен за репрессии.

Майрбек Вачагаев
Майрбек Вачагаев

"Тогда что получается, что Сталин был умалишенным, недееспособным? Если вокруг него расстреливали людей, создавали лагеря ГУЛАГа, депортировали народы, а он такой миленький и чистенький сидел в Кремле и не понимал, что происходит?" – негодует Вачагаев.

По его словам, главная причина исторических заблуждений при оценке сталинского режима – неграмотность.

"Надо иметь в виду, что все-таки на Северном Кавказе определенный контингент населения, мягко говоря, мало что читал. Недостаток книг восполнялся художественными фильмами, которые показывали в советское время. В них Сталин был героем, спасал Советский Союз. Поэтому есть люди, которые не знают противоположную сторону этого человека. Они воспринимают его только в том контексте, что он спас страну от фашизма, победил в войне", – говорит историк, отмечая, что за 30 лет после распада СССР в этом плане мало что изменилось.

Валерий Хатажуков, руководитель "Правозащитного центра" в Кабардино-Балкарии, тоже называет "бредом" мнение о том, что Сталин не причастен к массовым репрессиям. По его словам, отношение к советскому вождю в республике однозначное.

Валерий Хатажуков
Валерий Хатажуков

"Балкарцам эта тема очень близка, кабардинцы были депортированы не так массово, но они от репрессий пострадали, может быть, как никакой другой народ. Это ужас, что происходило. И поэтому естественно, что здесь подавляющее большинство населения установку памятника в Дагестане восприняло с негодованием", – заявил Хатажуков в комментарии для Кавказ.Реалии.

Он при этом подчеркивает, что в Кабардино-Балкарии не винят в произошедшем дагестанский народ, поскольку понимают, что в конечном счете за установку бюста ответственны власти.

"Это только разве в Дагестане? Такие примеры есть по всей стране. Это общероссийский процесс, идет возрождение сталинизма. Я думаю, это связано с внутренней политикой государства. Поэтому я бы не стал выделять отдельно Дагестан или Северную Осетию. Тем более что там есть люди, которые борются с этим, требуют переименовать улицы Сталина, убрать памятники ему", – говорит собеседник.

Магомед Муцольгов
Магомед Муцольгов

Ингушский правозащитник Магомед Муцольгов считает, что установка памятников Иосифу Джугашвили неуместна на всем постсоветском пространстве, но особенно – на Северном Кавказе: "Я не знаю, может, где-то есть режимы, которые одобряют то, что делал Гитлер или Сталин, но в нашей ситуации это неприемлемо".

По его мнению, вместо установки бюста Сталину коммунисты в Дагестанских Огнях лучше бы сделали что-то полезное для населения.

И чеченцы, и ингуши увидели, что их поддерживают в Дагестане, что там большинство негативно относится к Сталину

"Потратьте свои силы вместо этого хотя бы на одну электрическую подстанцию в каком-нибудь маленьком дагестанском селе, проведите туда лампочку Ильича! Это же самое простое... Я понимаю, что скоро выборы, но лучше бы они тогда газон сделали или скамейки, или освещение на этой улице, где они бюст поставили, переход бы там обустроили, бордюры, кустарники посадили бы. Мне кажется, люди были бы больше благодарны", – говорит собеседник.

Муцольгов добавляет, что установка памятника Сталину – дело жителей Дагестана, но есть "вопрос морали". По его мнению, в Дагестанских Огнях поступили "не по-братски" по отношению к соседним народам. Однако, как подчеркивает правозащитник, в Ингушетии понимают, что решение об установке бюста советскому вождю принимали не сами местные жители.

Такое же отношение к инициативе коммунистов и в Чечне.

"В этой ситуации для всех – чеченцев, карачаевцев, балкарцев, ингушей – было очевидно, что многие дагестанцы тоже возмущались, извинялись за действия администрации Дагестанских Огней. Поэтому я бы не сказал, что из-за памятников Сталину может возникнуть какая-то межнациональная вражда. Наоборот, и чеченцы, и ингуши увидели, что их поддерживают в Дагестане, что там, судя по комментариям в социальных сетях, большинство негативно относится к Сталину", – заключил историк Вачагаев.

"Приступ любви к Сталину"

Дагестанский политолог Руслан Курбанов также указывает, что установка памятника в Дагестанских Огнях – частная инициатива: "Ну, приспичило людям, приступ любви к Сталину был у них".

Руслан Курбанов
Руслан Курбанов

Саму возможность появления такой инициативы Курбанов объясняет тем, что в республике нет единой позиций по отношению к советскому вождю: "В Дагестане есть абсолютно полярные мнения на этот счет. И в Дагестане очень сильный разброс политических предпочтений – от коммунистов до ЛДПР, от строгих верующих до неформальных молодежных субкультур".

По его словам, причина такой разнородности населения Дагестана заключается как раз в разном опыте прохождения через советскую систему модернизации.

"Какие-то районы были оторваны от религиозных корней. Другие, наоборот, остались глубоко в религии. Плюс фактор большого города-миллионника – Махачкала. Плюс фактор развитого туризма: близость моря, доступность горных маршрутов. Все это очень сильно влияет на поляризацию Дагестана. И общественным контролем охватить все частные инициативы невозможно", – отмечает собеседник.

Многие даже не знают, что была депортация и дагестанских народов, и соседей. А дагестанские коммунисты вообще считают это достижением

Говоря о сталинских репрессиях, Курбанов напоминает, что от них пострадали не только соседние народны, но и сами дагестанцы.

"В Дагестане было два уровня депортации, – продолжает политолог. – Первый случился в 1936 году, еще до депортации чеченцев и ингушей, это был период массовой коллективизации и борьбы с религиозными восстаниями. Он коснулся в основном повстанческих районов южного Дагестана, откуда в Киргизию и в Казахстан было переселено огромное количество лезгин, табасаранцев, агулов. Это коснулось и горных районов Дагестана, откуда даргинцы, аварцы тоже были переселены в Киргизию, это 1936–1937 год. Вторая волна депортации дагестанских народов коснулась уже в 1944 году, когда дагестанцев начали переселять на опустевшие земли чеченцев".

Сейчас, по словам Курбанова, в Дагестане помнят только о второй волне депортации, поскольку с теми, кого выслали в Киргизию, связи давно прервались.

"И поскольку в 1944 году депортация дагестанских народов была фрагментарная, частичная, не поголовная, огромное количество жителей Дагестана вообще к ней относится равнодушно, особенно современное поколение. Многие даже не знают, что была депортация и дагестанских народов, и соседей. А дагестанские коммунисты вообще считают это достижением коммунистической партии – борьбу с опасными общественными элементами во время Великой Отечественной войны. То есть они живут вот этими байками, мифами о том, что депортация предпринималась в целях обеспечения безопасности Советского Союза, якобы из-за имевших место случаев коллаборационизма вайнахов, карачаевцев, балкарцев с гитлеровскими войсками. Это абсолютный миф", – утверждает собеседник Кавказ.Реалии.

По мнению Курбанова, даже если отделению КПРФ в Дагестанских Огнях удастся вернуть бюст Сталину на постамент, долго он не простоит: "Естественно, те народы, чьи чувства будут оскорблены, будут предпринимать попытки этот памятник демонтировать – ночью, тайком, с санкции властей, без санкции властей. И это будет долго будоражить и отравлять отношения внутри Дагестана. Зачем нам это? Сегодня нельзя позволять никаким частным инициативам ставить под удар межнациональный мир в Дагестане".

Пожалуйста, поставьте памятник местному герою, выходцу из Дагестанских Огней. Против никто не будет

Курбанов указывает, что в республике живет крупная чеченская община, представители которой занимают места в правительстве, Народном собрании, на уровне местных властей: "Мы должны с уважением относиться к чувствам братских народов – чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев. Точно так же мы никому не позволим ущемлять национальные чувства ногайцев, азербайджанцев, которые живут в Дагестане, русских, евреев, татов, не говоря уже обо всех остальных титульных народах Дагестана".

***

На сегодняшний день порядка 20 улиц имени Сталина есть в населенных пунктах Северной Осетии. В Дагестане улицы, названные именем советского вождя, есть в Каспийске, а также в селах Коркмаскала, Шамхал-Термен, Сагаси-Дейбук, Зеленоморск и в поселке Ленинкент в пригороде Махачкалы.

Смотреть комментарии (25)

XS
SM
MD
LG