Ссылки для упрощенного доступа

"Долгий взгляд в глаза – это призыв". Зачем вводится курс семьеведения


"На занятиях мы говорим о потенциально счастливой семье, традиционной в нашем понимании", – рассказывает автор-разработчик курса "Семьеведение. Культура взаимоотношений" Юлия Муратова Радио Свобода. Ее предмет школьники с восьмого класса уже изучают в Уфе. Это было региональной инициативой, но в конце марта министр просвещения Сергей Кравцов заявил, что курс "Семьеведение" скоро появится в учебниках по "Обществознанию" и будет преподаваться во всех субъектах Российской Федерации. Исследователи опасаются, что курс будет построен на гендерных стереотипах, которыми до сих пор пронизаны российские учебники.

Отталкивалась я исключительно от потребностей детей

Уроки о семейных ценностях начали вести в некоторых регионах еще в 2009 году. Изначально программа была разработана представителями РПЦ и называлась "Нравственные основы семейной жизни". В 2015 году РПЦ призвала Минобрнауки сделать предмет обязательным – тогда эта идея поддержки не получила. Несмотря на это, уже в 2017 году курс факультативно преподавался в 60 регионах.

Наполнение курса, по словам автора-составителя одного из них Юлии Муратовой, в каждом регионе может отличаться. "Когда я этот курс разрабатывала, я отталкивалась исключительно от потребностей детей, поэтому на время написания взяла часы в школе. Курс мы написали с ребятами фактически коллективно: я предлагала им тему, и если тема была интересна, требовала развития и пояснения, мы ее развивали. Если тема казалась неинтересной, мы ее убирали, – рассказывает Муратова. – Мы говорим о счастье, о целях, о планах. Никакой назидательной составляющей в этом курсе нет. Из тем, которые включены, есть, например, начало отношений, описание конфликта – что это такое, как из него выходить, как в него не попадать и почему конфликты разрушительно действуют на отношения между людьми. Мы говорим также о ценностях. Человек ведь всегда находится перед выбором: каждую минуту в жизни он что-то выбирает, начиная от того, что поесть сегодня на завтрак, и заканчивая тем, какого партнера себе выбрать. У выбора должны быть какие-то критерии. Его человек делает, опираясь на систему собственных ценностей. Мы учим подростков эту систему выстраивать и проводить ее ревизию.

Наш курс разгружает школьников эмоционально

Предмет, разработанный Муратовой, ведут в школах с 8-го по 11-й класс. Девятый и 11-й могут его не проходить, потому что готовятся к экзаменам. Занятия проводят школьные преподаватели, которые прошли специальные девятимесячные курсы.

"Мы считаем, что наш курс разгружает школьников эмоционально. Он им только в помощь. Освобождается много сил, решается много вопросов", – говорит Муратова.

Мария из Уфы посещала курс в школе. "Сначала нам рассказывали о любви к себе, о том, как узнать свои настоящие желания, об отношениях с родителями, с противоположным полом, о том, как построить крепкую семью и как переживать расставания. В общем, я бы не сказала, что этот предмет был бесполезен, рассказывали вполне интересные и нужные вещи", – говорит она.

Курс в Уфе – скорее исключение. Школьники из других регионов жалуются, что семьеведение – один из самых бесполезных предметов. Студентка из Казани Анна посещала курс два года назад, когда еще училась в школе. Ее главная претензия к предмету – выбор преподавателя: "Помню, что вела у нас его пожилая женщина – учительница географии с довольно консервативными взглядами. Вероятно, из-за дополнительных часов".

По словам Анны, никаких учебников или плана занятий у них не было. Преподавательница приходила на урок с заготовленной темой. Предполагалось, что школьники будут просто вести конспекты.

– По факту никто ее [учительницу] не слушал, – признается Анна. – Сейчас смотрю, какие конспекты у меня остались. Тут есть темы "гендерные стереотипы", "семья в современном обществе", "конфликты", "гражданский развод", "сожительский брак". Развод при этом позиционировался как что-то в крайней степени плохое, а брак как то, что рано или поздно приобретут все. Именно к этому у меня больше всего претензий было.

У меня всегда встает вопрос – кто будет преподавать

Недостаточная квалификация преподавателей, которые начнут вести курс "Семьеведение", – главное опасение и исполнительного директора Национального родительского комитета Юлии Матюниной. Она уверена, что учить детей общаться внутри семьи необходимо – это помогло бы избежать многих проблем в будущем.

– В рамках этого курса могли бы, наверное, неплохо преподаваться вопросы семейных ценностей, коммуникации в семье, бережного отношения друг к другу. Но у меня всегда вопрос – кто будет преподавать, кто грамотно донесет до учеников те хорошие задумки, которые в курс должны быть вложены. Сейчас предполагается вести курс в рамках обществознания. То есть преподаватели по обществознанию должны будут доносить до школьников еще и такой тонкий и сложный материал. Как они будут это делать? – спрашивает Матюнина.

Единственное, что мы делали, – рисовали семейное древо

Она считает, что занятия должны вести квалифицированные психологи, а сам курс надо включить в занятия по психологии.

Статистики по тому, как курс по семейным ценностям сейчас преподается в регионах, не ведется. "Есть только отзывы родителей, и они очень неоднозначные и разнородные, поэтому не могу представить пока целостную картину", – отмечает Матюнина.

Рассказы школьников подтверждают тезис о том, что преподавание семьеведения отличается в каждом из регионов. У Ирины из Тульской области курс вел учитель по информатике. "Сами занятия были похожи на уроки риторики в начальных классах. Единственное, что мы делали, – рисовали семейное древо", – вспоминает школьница.

Веронике из Пензы повезло больше. Курс семьеведения у нее преподавался с пятого по восьмой класс. Вела его учительница по истории и обществознанию. "Что именно она рассказывала, сейчас сложно вспомнить, но мы точно разбирали функции семьи, как строятся семьи с разными вероисповеданиями и финансовую грамотность в семьях. Учительница даже затрагивала тему ЛГБТ: рассказывала, в каких странах разрешены однополые браки", – говорит Вероника.

Юлия Муратова в рамках своего курса эту тему осознанно обходит стороной. Во-первых, любое упоминание, согласно закону, может быть расценено как пропаганда, во-вторых, "нет необходимости это озвучивать".

– В рамках школы можно пропагандировать толерантное отношение в целом, но конкретно по этим пунктам мы не можем никакого толерантного отношения пропагандировать, потому что это будет нарушением закона. И вообще это совершенно никому не нужно, это моя личная точка зрения, – объясняет она. – До того, как я начала делать этот курс, мне позвонила моя приятельница из Англии. Она уехала туда с ребенком. Позвонила, рассказала, что у нее дочка пошла в школу. Позвонила со слезами: "Я не знаю, что делать, дочь принесла сегодня такой учебник". И присылает мне фото этого учебника. Учебник по фонетике английского языка. Главный герой учебника – мужчина в юбке с бородой в туфлях, с торчащими из ног волосами, с совершенно безумными глазами, и на первой же странице написано: "Меня зовут так-то, я еще не определился, мужчина я или женщина, и тебе советую того же". Он, на минуточку, с бородой. Как педагог со стажем, я костьми лягу, чтобы до такого бреда в нашей стране ситуация не дошла.

То, что тему ЛГБТК российские преподаватели стараются обходить стороной, не новость. Однако что именно будет преподаваться в рамках нового единого курса по семьеведению, все еще непонятно. Известно только, что учебники уже прошли апробацию в российских школах.

Руководитель экспертного совета Группы компаний "Просвещение" Александр Данилов рассказал изданию "Мел", что раздел новых учебников по обществознанию с включенным в него курсом по семьеведению будет содержать информацию о том, что такое брак, с точки зрения Семейного кодекса, а также сведения о том, что такое личные и имущественные права и обязанности родителей и детей. По его словам, вопросы воспитания, которые будут транслироваться в учебниках, опираются на традиции, сложившиеся в отечественной педагогике.

Опора на традиции – именно тот аспект, который и смущает многих родителей. Среди вопросов, которые они задают друг другу на форумах: как будет освещаться гендерный вопрос, будет ли уделяться внимание проблеме ущемления прав женщин, членов ЛГБТ-сообщества и какую именно семью школьников будут учить строить.

Если опираться на доступное в сети учебно-методическое пособие по курсу "Семьеведение", разработанное в Казани, прогнозы неутешительные. В самом начале учебника авторы четко дают понять, как они относятся к гендерным стереотипам: "У молодых женщин взрослость определяется отношением к материнству" (ст. 23). "Для молодых мужчин наиболее значимым маркером их взрослого статуса выступает экономическая состоятельность" (ст. 24).

Начал изучать учебники и просто обалдел от глупости

Сексизм – это то, что пронизывает почти все российские учебники сегодня. К такому выводу пришел автор книги "Школа темного будущего" Игорь Вережан. Почти полтора года он изучал книги, по которым сейчас учатся школьники.

Темой сексизма в школьных учебниках Вережан заинтересовался около двух лет назад, когда его дочь Алиса пошла в 6-й класс. На уроке труда девочек повели копать картошку. У мальчиков же в это время были занятия на токарных станках. Когда дочь захотела перевестись к мальчикам, завуч начала ее всячески отговаривать: мол, зачем тебе это надо. В итоге дочь все-таки добилась своего, но эта ситуация заставила Вережана иначе посмотреть на российскую систему образования.

Раньше о сексизме он не задумывался, "эта тема была для меня в слепой зоне". "В общем, я заинтересовался – начал изучать учебники и просто обалдел от глупости", – делится Вережан. Больше всего его поразило то, что в учебниках к школьникам обращаются постоянно на "ты" и в мужском роде. Женский род проскальзывает иногда, но авторы про него моментально забывают. В итоге девочки оказываются как будто вычеркнутыми из учебного процесса.

Мальчики мечтают стать банкирами, а девочки – фотомоделями

"Закончив школу, девочки сталкиваются с тем, что на мужском языке им придется говорить всю жизнь: если в школе они были "учениками", то во взрослой жизни они становятся работниками, учителями, авторами и писателями", – пишет он.

Есть и явная дискриминация, например, в учебниках по обществознанию академика Боголюбова за 6-й класс: "Твой выбор профессии еще впереди, но, наверное, ты уже сейчас задумываешься о будущей деятельности... Другие примеряют на себя престижные роли: мальчики – программиста или банкира, девочки – фотомодели".

Не провоцируйте насильников вызывающей одеждой

"Были еще цитаты, которые я из второй редакции убрал. В двух разных учебниках к девиантному поведению относили алкоголизм, наркоманию, гомосексуализм и проституцию", – вспоминает Вережан. Убрал он эту цитату, потому что в последних выпусках учебников "гомосексуализм" из списка того, что можно назвать девиантным поведением, исчез.

Как оказалось, сексизм и игнорирование тем, связанных с ЛГБТ-повесткой, – не единственные проблемы российских учебников. В октябре 2020 года подростки запустили в соцсетях флешмоб, в рамках которого делились информацией о том, как в школе освещается тема насилия над женщинами.

В учебнике "Основы безопасности жизнедеятельности" Смирнова и Хренникова за 10-й класс действительно есть раздел, посвященный профилактике насилия (ст. 24–25). Чтобы его избежать, авторы рекомендуют женщинам носить "свободную одежду и обувь. Не провоцируйте насильников вызывающей одеждой".

Скриншот из учебника по ОБЖ Смирнова и Хренникова за десятый класс
Скриншот из учебника по ОБЖ Смирнова и Хренникова за десятый класс

Другой учебник "Основы безопасности жизнедеятельности" Петрова, Смирнова, Фролова и еще нескольких авторов за 7-й класс содержит параграф, посвященный безопасности девочек-подростков (10.2). Начинается он с обвинения: "Ежедневно в городах происходит много трагедий с беззащитными девушками из-за их легкомыслия, незнания жизни".

Семьеведение – это попытка сохранить статус патриархальной семьи

Что конкретно нужно делать женщине в случае насилия, в учебнике не говорится, зато дается ряд недвусмысленных рекомендаций: "Теперь о тайных знаках, посылаемых людьми друг другу. Например, если 12–14-летняя девочка красит веки, губы и ресницы в немыслимые цвета, надевает очень короткую юбку и идет одна или с подругой в такой же "боевой раскраске" поздно вечером в места, не пользующиеся хорошей репутацией, она тем самым подает сигнал молодым людям или взрослым мужчинам о том, что может составить им компанию".

Помните: долгий взгляд в глаза незнакомца – это призыв, – предупреждают дальше авторы учебника. – Плохо воспитанная девочка часто не знает, что таким взглядом поощряет молодого человека к тому, чтобы он подошел и заговорил с ней. Резко ответив на "приставания", девушка выглядит не очень умно: ведь она подала сигнал.

Учитывая, что по этим учебникам до сих пор учатся школьники, опасения о том, каким будет наполнение курса по семьеведению, вполне объяснимо. По словам Вережана, важно понимать, что включение определенного предмета в школьную программу всегда вызвано государственными задачами. В данном случае – желанием сохранить статус патриархальной семьи как ячейки общества.

"Государство, особенное авторитарное, – это жесткая структура, которая не любит меняться, но со временем все меняется и даже умирает. Наша госсистема со всеми ее стереотипами уже обветшала и разваливается, и эти уроки семьеведения призваны залатать дыры в социальной структуре, при этом не меняя саму структуру", – уверен автор книги о сексизме в школьных учебниках.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG