Ссылки для упрощенного доступа

Искренний разговор с мужчинами


Чем живут кавказские мужчины? Что их беспокоит? Чему они рады? На эти и другие вопросы искали ответы гендерные исследователи.

Работали эксперты Фонда Генриха Белля в четырех республиках: Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Чечне. Восемьсот мужчин заполнили анкеты с вопросами об обстановке в регионах, основных трудностях, человеческих ценностях, досуге, семейном положении и т.д.

В анкетах много внимания было уделено проблеме физического насилия, оговаривался личный опыт пережитого или применяемого респондентами насилия. Помимо анкет в рамках исследования проанализированы восемьдесят подробных интервью с мужчинами.

Были выбраны именно эти четыре республики, поскольку там действуют активные НКО, партнеры фонда, пояснила куратор гендерной программы фонда Белля Ирина Костерина.

"Это был искренний разговор с мужчинами. Мы опасались, что они не станут раскрываться, попытаются произвести впечатление неуязвимых, держащих все под контролем. Но реакция оказалась спокойной, респондентам было приятно, что их жизнью интересуются. Образ крутого брутального мужчины на Кавказе уходит в прошлое, нынешние вполне современны, похожи на своих сверстников в Европе", - отметила Костерина.

По ее словам, функция "кормильца семьи" не удовлетворяет мужчин. Конечно, больше всего волнует безработица (свыше 70%) и низкие зарплаты (около 50%). Но, помимо средств, хотят мужчины самореализации, творчества (около 25%). Также опрошенных сильно волнует бесправие перед местной властью.

В Чечне многие из ответивших чувствуют себя беззащитными в отношениях с силовиками и чиновниками. 40% пережили негативный опыт столкновения. Причем, в основном молодежь до 30 лет. Относительно благополучной выглядит КБР, там всего 16% столкнувшихся.

На вопрос об испытываемых эмоциях наиболее оптимистично высказался Дагестан, респонденты упоминают бодрость и оптимизм. В Чечне и Ингушетии, напротив, чувствуют тревогу или безразличие и надеются на перемены к лучшему. В настоящем люди не видят для себя ничего хорошего, никакой опоры. И во всех четырех республиках 46% выбрали именно эту графу в опросе про альтернативы: лучшее - только в будущем.

Авторы отчета по итогам исследования, Екатерина Иванова и Костерина, обращают внимание на ощутимую разницу в ответах в зависимости от региона. Например, в Чечне опрошенных волнуют проблемы с мужским здоровьем (34%), в Дагестане - злоупотребление алкоголем (32%).

Дагестан самый “пьющий” из исследуемых республик. На общие проблемы здоровья жалуются больше мужчины из Чечни и Ингушетии ( 30%), в КБР - 20 %, а Дагестан самый здоровый: всего 12% .

Кабардино-Балкария отличается наименьшим числом требований к поведению женщин. Только 8% мужчин в КБР считают нужным такой контроль. В Чечне, Ингушетии и Дагестане эта цифра составляет 20%.

В то же время контролем семейных финансов озабочены 92% мужчин в Ингушетии, 86% в Чечне, 85% в Дагестане и 75% в КБР.

Проявления ревности и надзор за женским досугом, а также ограничение женщин в общении с друзьями зашкаливает везде. Более 90% ревнивцев в Чечне и Ингушетии. Препятствуют девушкам в образовании от 63% в КБР до 81% в Дагестане.

На первом месте среди критериев мужского успеха - наличие семьи - от 50% в Ингушетии до 74% в Дагестане.

Положительная субъективная оценка своей жизни, как оказалось, также является для кавказцев чертой успешного мужчины.

Судя по ответам, мужчины Кавказа живут насыщенной сексуальной жизнью до вступления в брак. Самые воздержанные в этом смысле чеченцы - всего 53% набрались добрачного опыта, и ингуши (55%) против 63% дагестанских и 75% КБР.

Стоит отметить, что в Чечне и Ингушетии все больше юношей откладывают начало интимной жизни до свадьбы, поскольку в этих регионах увеличивается доля религиозной молодежи.

Многоженство по причине "Коран разрешает" и "невозможность иметь детей в первом браке" и другим, практикуют от 7 до 15% мужчин. Больше всего двое- и троеженцев в Дагестане.

"Многие считают, что традиции им мешают, - говорит Костерина. - В традиционном обществе человек не сам по себе, а часть большего - клана, тейпа, рода. Давит главный регулятор - общественное мнение. Взвешиваешь каждый поступок – «а что люди скажут». Жену за руку нельзя взять на людях – «что подумают». Взять ребенка взять на руки, обнять, поцеловать отцу прилюдно нельзя – «что люди скажут». Говорят, это отжившие элементы, рудименты поведения. Очень многие мужчины, вопреки общепринятому, хотят жить со своей семьей отдельно от родителей, чтобы у жены не было конфликтов со свекровью. Ведь тогда мужчина вынужден встать на сторону матери, как диктует традиция. А жене при этом обидно".

Костерина считает важным, что мужчины признают проблему домашнего насилия на Кавказе: "Они очень хорошо осведомлены и даже оправдывают физическое насилие. По причине измены, например. Не не только. Часть мужчин говорит, что «рука сама бьет», когда жена перечит. То есть, они с себя ответственность снимают".

Среди отмеченных в докладе причин рукоприкладства мужчины называют: "Когда я не сдержался" - 10%, "Дерзит, спорит"- 37%, "общается с посторонними мужчинами" - 38%, "не уважает мою маму, отца" - 27%, "носит нескромную одежду" - 19%, "когда я бываю в алкогольном опьянении" - 10%, "для профилактики" - 9%, "изменяет" - 80% и тд.

В каждом из этих случаев и еще во многих других мужчины также считают оправданным психологическое насилие.

Другие опрошенные говорили, что если мужчина не в состоянии себя сдержать и решить проблему словами, то он не мужчина, добавила эксперт: "И то, и другое - позиция силовой маскулинности, но они совершенно разные. И мы увидели в этом надежду. Участники наших проектов готовы решать проблему домашнего насилия. Они видели рукоприкладство от отцов и не хотят такого для своих дочерей. Можно сказать, что их инициатива «общества без насилия» созрела".

Подытоживая исследование, авторы отмечают, что мужчины Кавказа сталкиваются в первую очередь, с экономическими трудностями, что усложняет выполнение их традиционных обязательств перед семьей и родом. Давление со стороны силовых структур усугубляет ситуацию.

"Будучи включенным в сообщество, которое продолжает поддерживать патриархальный уклад, мужчины продолжают воспроизводить модели отношений и жизненные позиции, которые ухудшают положение женщин и ограничивают их возможности. Тем не менее, существуют потенциальные выходы из сложившейся ситуации, возможные проблемные точки, на основании которых может проводится работа по изменению мировоззрения мужчин на Северном Кавказе", - резюмируют докладчики.

Смотреть комментарии (12)

XS
SM
MD
LG