Ссылки для упрощенного доступа

"За еду и выпивку". Трудовое рабство в Дагестане


Иллюстративное фото

На Северном Кавказе именно Дагестан чаще всего попадает в новостные сообщения о трудовом рабстве. По словам экспертов, это самый распространенный вид рабства в регионе.

Дагестан давно заслужил репутацию одного из самых проблемных регионов в плане трудового рабства, отмечает координатор движения "Альтернатива" в республике Закир Исмаилов. Самому движению уже десять лет, за это время они вызволили из плена более тысячи людей.

Исмаилов рассказал корреспонденту Кавказ.Реалии, как сегодня обстоит ситуация с проблемой в республике.

– В Дагестане трудовых рабов больше, чем в других регионах?

– Трудовое рабство есть везде и не меньше, чем у нас. Но по количеству кирпичных заводов, которые часто используют принудительный труд, мы были в лидерах. В других регионах кирпичных заводов в таких масштабах не было.

Откуда вы узнаёте об удержании людей? Кто вам об этом рассказывает?

– В основном нам об этом сообщают люди, которые уже побывали в такой ситуации. После освобождения, по приезде домой, они нам звонят и говорят, что там остались ещё люди, которым нужна помощь. Нас находят и через интернет. Если набрать в поисковике "рабство, Дагестан", всплывут наши номера. Почти везде: и на федеральных постах, и у местных РОВД есть наши номера. Часто нам звонят и сотрудники полиции.

– Как чаще всего люди оказываются в рабстве?

За каждого человека они получают по пять тысяч рублей

В основном это жители провинции, которые приехали в Москву искать работу. Если они её не находят, они в основном остаются на "площади трёх вокзалов" и начинают искать работу там. А там уже работает специальная группа, которую мы называем "вербовщиками". Они выполняют заказ из Дагестана или любого другого региона. Им говорят, что, к примеру, нужно пять человек. Они находят их и отправляют сюда. За каждого человека они получают по пять тысяч рублей, как нам известно. По прибытии "хозяин" им за них платит.

– Кто те люди, которые используют подневольный труд?

Это предприниматели. Они много лет занимаются заводами, и у них всё налажено. Если они наймут на работу какого-то дагестанского парня, должны будут платить ему как минимум 25 тысяч рублей, потому что работа очень тяжёлая. А зачем они будут платить нашим парням, если могут привезти из Москвы бедолаг, которые будут работать за еду и выпивку? Рабский труд используют и на фермах. Мы их называем "кошарами". Это встречается в кочубеевской, ногайской и кизлярской зоне. В последнее время мы находим людей и в частных хозяйствах, в районах и в Махачкале.

Недавно вы одного освободили из Левашинского района...

– Я хочу отметить, что Левашинский и Акушинский районы очень сильно нам помогают. И начальство их отделов полиции тоже. Если они обнаруживают такие факты, то жёстко их пресекают. Они собирают всех приезжих, узнают, у кого есть документы, у кого нет, разговаривают с ними. В этих двух районах рабов было больше всего, потому что там есть каменные карьеры. Сейчас у них рабский труд практически не встречается. Мы очень рады этому.

– Вы говорите, что полиция вам помогает, а почему она сама этим не занимается? Разве это не их работа?

Как правило, люди заявление не пишут, потому что боятся

Чтобы начать такую работу, должно быть заявление. Как правило, люди заявление не пишут, потому что боятся. Тем более находясь на территории чужой республики. По приезде домой тоже очень мало людей обращаются с заявлением в органы. Если человек не говорит, что его удерживают, что могут сделать полицейские?

Если выявлен факт удержания человека, как вы его оттуда вызволяете? Вы туда приходите и вам его просто "отдают"?

Как правило, я связываюсь с пресс-службой МВД или с уголовным розыском. Говорю, что есть сигнал, что в таком-то районе удерживается человек. Они звонят участковому или в местный РОВД и говорят, что нужно выяснить, что происходит. То есть поддержка МВД сейчас даёт нам такую возможность. Раньше мы это делали без них, потому что к нам у них было недоверчивое отношение, а в последние несколько лет всё поменялось.

– Есть случаи, когда по факту незаконного лишения свободы или трудовой эксплуатации возбуждались уголовные дела?

Несколько лет назад в селе Мекеги была целая спецоперация, когда село полностью окружили военные. Там на каменном заводе работали граждане Украины. Они все написали заявления о том, что их удерживали, но в итоге просто вернулись на родину, а уголовных дел, считайте, что не было. Они должны были бы здесь пробыть около двух месяцев, пока шли проверки и следственные действия. Кто будет их здесь два месяца кормить, одевать? Если сейчас человек, которого мы вызволили, напишет заявление, что его удерживали, полиция будет это расследовать. Но человеку придётся здесь оставаться, чтобы он мог приезжать на опросы. Содержать его некому.

Дагестанские власти интересуются проблемой рабского труда в республике?

На одной из сессий Народного собрания бывший глава республики Абдулатипов сказал: "Все хозяева кирпичных заводов сидят здесь, в парламенте"

– На одной из сессий Народного собрания бывший глава республики Абдулатипов сказал: "Все хозяева кирпичных заводов сидят здесь, в парламенте". Он сказал, чтобы закрыли все кирпичные заводы на территории Дагестана и выделили для них отдельную зону. Но слова остались словами. Потом пришёл Васильев, и принудительно закрыли все кирпичные заводы в каспийской зоне. Там осталась только пара предприятий, которые занимаются обжигом в закрытых помещениях специальной техникой.

Что происходит с людьми, которых вы освободили? Вы поддерживаете с ними связь?

– Если человеку некуда идти, мы с партнёрами можем помочь, поместить его в какой-нибудь реабилитационный центр или куда-то ещё. Но чаще после освобождения мы уже не поддерживаем контакт. Наша задача – отреагировать на сигнал. Мы отработали, отправили домой. Когда удостоверимся, что они уже дома, связь не поддерживаем. Если они сами захотят, могут позвонить, мы поговорим.

Вы писали, что вы с "Альтернативой" все десять лет их существования. Как вы начали этим заниматься?

Это началось, когда я работал в газете. Был случай с узбеком, которого сильно избили и оставили на окраине Махачкалы. Оказалось, что он работал в одном из сёл чабаном. Его так же привезли в Дагестан, а когда он перестал приносить пользу – у него был цирроз печени, видимо, ему наливали, – его просто выбросили. Представляете, просто взяли и выбросили! Его нашли ППСники, вызвали скорую, а скорая отвезла в больницу. В итоге парень умер. Мы его тело отправили в Самарканд. После этого всё началось. Примерно в это время Олег Мельников (основатель движения. – Прим. ред.) приехал в Дагестан освобождать первых рабов. Мы с ним познакомились, и с тех пор я и занимаюсь этой темой.

***

Последний случай освобождения из рабства в Дагестане был зарегистрирован в феврале. Тогда "Альтернатива" вызволила семейную пару, Артёма и Екатерину. Их хозяин, местный фермер, заявил, что "купил их" и теперь они обязаны год бесплатно отработать на него. В случае отказа им угрожали "проблемами".

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG