Ссылки для упрощенного доступа

"Твиттер они не прогнут". Что стоит за угрозами Роскомнадзора?


Глава РКН Андрей Липов, коллаж

Война Роскомнадзора с неподконтрольными ему западными соцсетями вышла на новый уровень: на этой неделе ведомство замедлило загрузку видео и картинок для части российских пользователей Twitter, объяснив это его отказом удалять "запрещенную российским законодательством информацию". Сразу после этого РКН пригрозил Twitter полной блокировкой через месяц. Сначала ведомство утверждало, что под "запрещенной информацией" имеется в виду "детская порнография" и "призывы к суициду", но вскоре выяснилось, что Роскомнадзор как минимум отчасти лицемерит: чиновники потребовали от администрации Twitter удалить аккаунт российского издания "МБХ медиа".

Тихая война Роскомнадзора с Twitter началась еще в 2015 году, причем тогда, как сообщает Радио Свобода, соцсеть согласилась с требованием ведомства удалить часть ссылок на контент, признанный в России "экстремистским". К январю 2016 года Twitter заблокировал 97% аккаунтов из почти 2 тысяч, перечисленных в запросах РКН. Совсем другая реакция последовала от соцсети на требование перенести серверы с личными данными российских пользователей на территорию РФ в соответствии с "законом Яровой": компания отказалась выполнять это требование, но отделалась символическим штрафом в 3000 рублей, выплаченным в августе 2019 года. В феврале 2020-го Twitter и Facebook были оштрафованы за это же нарушение уже на 4 миллиона рублей, и если Facebook штраф заплатил, то об аналогичных действиях администрации Twitter ничего не сообщалось.

2021-й год начался с удаления Twitter очередной порции российских аккаунтов – но уже не по требованию РКН, а за участие в организованной российскими властями кампании по информационному вмешательству в американские выборы. И хотя соцсеть удаляла аккаунты российских троллей и раньше, на этот раз блокировка стала прологом к новому витку конфликта Роскомнадзора и администрации Twitter, в результате которой чиновники сначала обвинили соцсеть в отказе удалять "детское порно", а на самом деле, как оказалось, потребовали от нее заблокировать аккаунт информационного издания "МБХ медиа", связанного с живущим за границей российским предпринимателем Михаилом Ходорковским. Роскомнадзор объяснил требование тем, что в твиттере "МБХ медиа" якобы есть информационные материалы "Открытой России", которая, как утверждают российские власти, признана нежелательной организацией на территории страны.

Вслед за этим РКН не только пригрозил полностью заблокировать Twitter в России уже через месяц, но и предупредил о возможном принудительном замедлении работы YouTube, Instagram и Facebook – тоже за отказ удалять "запрещенную информацию".

"Власть использует любую возможность, чтобы прижать независимые медиа"

Главный редактор "МБХ медиа" Вероника Куцылло говорит, что пока не уверена, будет ли она оспаривать требование Роскомнадзора о блокировке аккаунта издания в Twitter, – по ее словам, это "достаточно бессмысленное действие". Куцылло также не склонна однозначно связывать это требование с продолжающимся конфликтом этой соцсети и российского надзорного ведомства:

"Роскомнадзор никогда не говорит правду о том, чем конкретно вызваны их претензии. Насколько это связано с борьбой с самим Twitter, насколько это связано с борьбой с нами или борьбой с нашим инвестором – я не имею ни малейшего понятия. Меня смешит попытка сказать, сославшись на некие решения четырехлетней давности, что это законное требование Роскомнадзора к Twitter. Но на самом деле, когда мы получили от Twitter сообщение о том, что РКН требует удалить наш аккаунт, я испытала очень странное чувство. Впрочем, не в первый раз – мы похожее уже несколько раз переживали и как-то пережили. Атмосфера меняется, мы все видим, как идет борьба со всеми независимыми социальными сетями. Пока на уровне слов, угроз и огромных страхов, но мы все понимаем, что, скорее всего, давление на социальные сети и медиа, которыми государство не может управлять, будет усиливаться. Почему сейчас "попали" именно мы – не знаю, наверное, им надо просто кого-то попытаться подавить".

Российские власти давно преследуют активистов "Открытой России" и оказывают давление на организации, связанные с критиком Путина Михаилом Ходорковским на основании закона "О нежелательных организациях" – несмотря на то, что в список "нежелательных" внесена не российская "Открытка", а зарубежные юридические лица, к которым, как признавал сам Минюст, российское движение не имеет формального отношения. Арест Анастасии Шевченко, недавний разгон Форума муниципальных депутатов в Москве – лишь несколько самых свежих примеров.

Михаил Ходорковский
Михаил Ходорковский

"Я думаю, что касается конкретно нашего ресурса, это реакция на его работу. У "МБХ медиа" с 2018 года было три блокировки, но несмотря на это, мы стали вполне заметным и уважаемым медиа. Мы входим в топ-30 российских интернет-ресурсов "Медиалогии" по цитируемости в СМИ, по цитируемости в соцсетях где-то находимся в десятке, где-то находимся в пятерке. Наверное, это кого-то бесит, к тому же власть использует любую возможность для того, чтобы прижать более-менее независимые медиа", – говорит Вероника Куцылло.

"Обрушение гугловской инфраструктуры может привести к непредсказуемым последствиям"

Ровно год назад новым главой Роскомнадзора был назначен Андрей Липов, отвечавший до этого в администрации президента России за проект по созданию "суверенного интернета". Именно под его руководством ведомство стало активнее использовать оборудование для "глубокого" анализа интернет-трафика, позволяющее выборочно блокировать или замедлять работу тех или иных сервисов. Означают ли угрозы РКН в адрес зарубежных соцсетей, что российские власти готовы перейти от слов к делу и дойти до блокировок самых популярных платформ – таких как YouTube, где более 100 миллионов просмотров набрало расследование Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального о "дворце Путина"?

Рабочая встреча Владимира Путина и Андрея Липова в Кремле, август 2020 года
Рабочая встреча Владимира Путина и Андрея Липова в Кремле, август 2020 года

Журналист и исследователь Андрей Солдатов, автор книги "Битва за Рунет" о попытках российских властей манипулировать информацией и следить за пользователями интернета, пока осторожен в ответе на вопрос о том, есть ли у российских властей политическая воля любой ценой заблокировать YouTube, Instagram или Facebook.

"Вся стратегия российских цензоров и Кремля в целом была в том, чтобы производить впечатление, что они готовы идти до конца. Частично это было блефом, частично устрашением. Главная проблема этой стратегии заключалась в том, что, если вы очень долго пугаете кого-то – в данном случае глобальные платформы – тем, что вы можете их заблокировать, и если в итоге ничего не происходит, то в конце концов вам перестают верить и воспринимать эту угрозу достаточно серьезно. Последние пять лет именно это и происходило. За исключением блокировки LinkedIn, Кремль никаким образом не демонстрировал, что они готовы пойти на более серьезные меры в отношении более популярных платформ. Сейчас это изменилось, но мы все равно не знаем, готовы ли они на самом деле пойти на полную блокировку Twitter и других соцсетей и сервисов. Это зависит от политической воли, а не от соображений, касающихся того, что будет при этом происходить с российским интернет-рынком, с инфраструктурой страны и так далее".

Андрей Солдатов согласен с тем, что цена блокировки Twitter или YouTube может быть для Кремля очень высокой, однако, по его словам, глава РКН Андрей Липов является человеком, который привык ставить политическую необходимость выше возможных издержек:

Технически блокировка вполне осуществима

"Технически блокировка вполне осуществима. Несмотря на то что оборудование, которое было установлено в рамках "суверенного интернета", довольно плохо тестировалось и изначально его использование для блокировки Twitter привело к обрушению нескольких не связанных с соцсетью сайтов, сейчас ясно, что оно уже более-менее отлажено. С YouTube вопрос более сложный: в отличие от Twitter, у Google все-таки есть инфраструктура внутри России. Учитывая очень высокую централизацию российского общества и тот факт, что очень большое количество россиян пользуются теми или иными онлайн-услугами, обрушение гугловской инфраструктуры может привести к более непредсказуемым последствиям, чем атака на Twitter. В то же время кредо Липова еще со времен его работы с министром связи Игорем Щеголевым – это выполнение политической задачи, а цена вопроса, в том числе технологическая, финансовая или имиджевая, для него практически не важна. При этом я не думаю, что мы являемся свидетелями какого-то поступательного развития ситуации. Система "суверенного интернета" была все-таки выстроена не для того, чтобы "в лоб" нападать на глобальные платформы, она была выстроена немножко под другие задачи, например, чтобы разбираться с региональными кризисами, вроде протестов в Ингушетии или на Дальнем Востоке. То, что сейчас Липов решил ее врубить, – это скорее реакция на очень эмоциональное заявление Владимира Путина, который совершенно явно потребовал какого-то ответа на недавние протесты [в поддержку Алексея Навального]. Быстро придумать новый закон, который запрещал бы всё в интернете, довольно сложно, слишком много всего уже напридумано. А эта система была под рукой, и ее запустили – как мне кажется, в том числе для демонстрации Путину: "Да-да, мы здесь, и мы готовы ответить на эту угрозу, уже работаем над этим".

Митинг "За свободный интернет" в Москве, 10 марта 2019 года
Митинг "За свободный интернет" в Москве, 10 марта 2019 года

"Надежды на VPN пока не оправдываются"

Главный редактор "МБХ медиа" Вероника Куцылло также отмечает, что YouTube гораздо сильнее, чем Twitter, интегрирован в российскую повседневную реальность – но и для Роскомнадзора, и для самого YouTube эта интегрированность является палкой о двух концах, которая может вынудить российских чиновников и корпорацию Google искать компромисс:

"Twitter не имеет больших рекламных доходов от российской аудитории, поэтому с ним российским властям торговаться довольно сложно. Они понимают, что они не прогнут Twitter, поэтому он, скорее всего, действительно станет пока основной и главной мишенью. У Facebook, Instagram и YouTube гораздо больше финансовых интересов в России. Возможно, власти считают, что с ними они смогут как-то договориться".

Как предполагают многие эксперты и обычные пользователи интернета, вслед за "охотой" на нежелательные соцсети и сайты российские власти, по примеру властей других авторитарных стран, могут начать охоту за сервисами VPN, позволяющими обходить блокировки. Закон, позволяющий блокировать VPN-сервисы, которые отказываются закрывать своим пользователям доступ к запрещенному в России контенту, был принят Госдумой еще в 2017 году, но в реальности он почти не действует и самые популярные VPN-сервисы по-прежнему прекрасно работают в России, позволяя получать доступ к запрещенным сайтам. Несмотря на это, говорит Вероника Куцылло, в период между блокировкой сайта "МБХ медиа" и переездом издания на облачную платформу (как следует из адреса "МБХ медиа", это Google App Engine) крайне небольшое число российских читателей сайта стало заходить на него через VPN:

"Все надежды на VPN пока, по крайней мере, не оправдываются. Люди очень ленивы по своей природе и далеко не все готовы ставить себе VPN на телефон или компьютер, чтобы обходить блокировки. Такие люди есть, но их не так много. После блокировки нам пришлось перестраивать работу, мы очень сильно стали развиваться в соцсетях и нарастили аудиторию вдвое или втрое, то есть не потеряли ее, а, наоборот, увеличили. Наш сайт прекрасно работает, потому что мы находимся на такой платформе, которую РКН трудно заблокировать – если он попытается это сделать, то произойдет примерно то же самое, что с попыткой блокировать Telegram: заблокируется еще очень много других сайтов, которые РКН блокировать не хочет. В этом смысле они сейчас в трудном положении, но, может быть, скоро придумают что-то еще".

Смотреть комментарии (2)

XS
SM
MD
LG