Ссылки для упрощенного доступа

Этнос и экстремизм. Как изменилось положение чеченцев в Европе после убийства из-за карикатур?


Полиция во Франции, архивное фото

27 января состоялся международный онлайн-семинар, посвященный вызовам праворадикального и религиозно мотивированного насильственного экстремизма в период пандемии коронавируса. Его проведение было продиктовано, в частности, событиями минувшей осени, когда во Франции из-за карикатур на почитаемого в исламе пророка Мухаммада был убит учитель, а в Австрии в ходе теракта погибли как минимум четыре человека.

Как примирить ценности свободы слова и чувства верующих, почему в пандемию выросла активность радикальных группировок, к кому обращаться и с кем работать, чтобы не повторились подобные убийству Пати инциденты, почему часть европейских выходцев из Чечни любят "кадыровскую эстетику" и как последние события влияют на их имидж в мире – вот вопросы, на которые искали ответы ведущие эксперты из России, Центральной Азии, Великобритании, Бельгии, Германии, Австрии и Нидерландов. Мероприятие организовал Центр анализа и предотвращения конфликтов совместно с Информационно-аналитическим центром "Сова".

Франция. "Феномен доносов"

По официальной версии, убийство учителя Самюэля Пати из-за тех злополучных карикатур совершил выходец из Чечни Абдуллах Анзоров. До этого случая о чеченцах трубили СМИ в контексте июньских беспорядков во французском Дижоне с участием выходцев из Северной Африки. А вот происхождение виновников других преступлений занимает французскую общественность куда меньше, отметила в ходе онлайн-семинара доцент университета Париж Нантер, исследователь Института социальных наук Анн ле Уэро, которая много лет исследовала ситуацию в Чечне и в европейских диаспорах.

"За два дня до этого (до убийства Пати. – Ред.) выходец из Пакистана совершил нападения возле бывшей редакции газеты "Шарли Эбдо", публиковавшей карикатуры, – напомнила Анн ле Уэро. – Но никто не интересовался экспертной точкой зрения у специалистов по Пакистану во Франции. А с убийством учителя этот вопрос появился. Стали спрашивать про диаспору, говорить о ее замкнутости, искать цифры, сколько их в стране… Возможно, потому что долгое время чеченская диаспора была малоизвестной во Франции. Были лишь смутные представления о войне и о [главе Чечни] Рамзане Кадырове".

Появился феномен доносов, или "белых справок" о потенциально опасных чеченцах

В отличие от других мусульманских общин Франции, у чеченцев нет старых связей с этой страной, нет колониального прошлого, поясняет эксперт.

Отношение к чеченцам в целом не усугубилось, считает исследователь, но правоохранительные органы и миграционная служба стали более настороженны к ним, подозревая в экстремистских взглядах. И это несмотря на то, что большинство чеченцев публично осудили убийство Пати, добавляет она.

"Появился феномен доносов, или "белых справок" о потенциально опасных чеченцах. "Белые" – потому что не подписаны (возможно, информация из самих спецслужб). Во Франции идет ожесточенная дискуссия о борьбе с терроризмом, законе о сепаратизме. В городах и пригородах есть кварталы или районы, чье население живет по правилам сепаратистского общества. Наш министр внутренних дел сказал, что собирается в Москву, чтобы обсудить высылку чеченцев, нарушивших закон во Франции. Депортации периодически происходят", – констатирует Анн ле Уэро.

Что же касается дискуссии о светских и религиозных ценностях, то они здесь не в новинку, замечает эксперт: первый масштабный спор о хиджабах вспыхнул в 1989 году, ему более 30 лет, и согласие до сих пор не достигнуто.

Комментируя усиление борьбы с экстремизмом в стране, ле Уэро указывает на то, что большинство мусульман Франции восприняли усилия президента Эммануэля Макрона как направленные против них всех.

Анн ле Уэро также упомянула понятие "кадыровская эстетика", связанное с внешним отличием чеченской молодежи от представителей других этносов. По ее словам, оно подразумевает социальный конструкт, превозносящий показную брутальность.

"Иногда во Франции учителя начальных классов удивляются, почему чеченские семилетние мальчики гуляют в футболках с надписью "Калашников", и мне задают вопросы об этом. Но у меня нет точного ответа, исходит эта демонстрация – или монстрация – из "кадыровской эстетики" или восходит к народным идеалам воинственности", – подчеркнула ле Уэро. ​

Австрия. "Античеченская пропаганда"

На некоторую степень сочувствия Анзорову среди его земляков в Европе указала Майнат Курбанова, руководитель организации "Чеченские матери Австрии", проанализировав тематические комментарии в пабликах в соцсетях.

"Анзорова, убийцу Пати, называли "къонах", – резюмирует Курбанова. – В чеченской национальной этике это важное понятие: благородный рыцарь, готовый рискнуть жизнью и отдать ее на благо общества. На инстаграм-странице, где было опубликовано фото отрезанной головы Сэмюэля Пати, человек с ником Абрек раскритиковал это убийство. Другие пользователи стали его оскорблять и подвергать сомнению его мужское начало и маскулинность, предлагали сменить имя "Абрек" на женское. Такое ведение дискуссии для кавказских обществ недопустимо, оно ведёт к требованию сатисфакции в реальной жизни. Другие, особенно поколение старше 30, осуждали преступление и говорили о теории заговора, мол, не мог 18-летний задумать и воплотить кровавую расправу".

Говоря о положении чеченцев в Австрии, Курбанова подчеркнула предвзятость к чеченцам со стороны местных медиаресурсов.

"Нигде в Европе я не встречала такого уровня античеченской пропаганды в СМИ, хотя ни один чеченец не совершал здесь терактов, – поясняет она. – В Австрии проживает примерно 30 тысяч чеченцев. Этот настрой обусловлен тесными связями праворадикальных и правоконсервативных австрийских политиков с Россией и тесными экономическими связями с Россией".

Нигде в Европе я не встречала такого уровня античеченской пропаганды в СМИ, хотя ни один чеченец не совершал здесь терактов

Рассказала она и о мерах по борьбе с радикализмом в стране. Один из проектов против экстремизма в Австрии называется "Школа матерей против радикализации". Среди тех, кто ее прошел за шесть лет, – двести чеченских женщин.

"Проект рассматривает мам как сейсмологов в смысле происходящего с подростками, мол, мамы все чувствуют. Их учили распознавать первые симптомы радикализации и вовремя принимать меры и находить помощь", – говорит Курбанова.

В Австрии, добавила спикер, чеченские подростки попадают в тюрьму из-за мелкого хулиганства, из-за повторяющихся уличных драк. Они испытывают огромное чувство отчуждения, с которым они живут и растут здесь. "Они оторваны от своих корней, при этом у них сильно развито самосознание, самоидентификация себя как чеченцев", – подытоживает Курбанова.

"Не там ищут"

К антитеррористическим мерам, принимаемым правительством Франции против религиозного экстремизма, скептически относится руководитель научного направления "Политическая экономия и региональное развитие" Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара Ирина Стародубровская.

"У меня ощущение, что ищут не там, где потеряли, а под фонарём, – пояснила она на онлайн-семинаре. – Политика исходит из того, что есть некоторые недобросовестные политические предприниматели-исламисты, которые неправильно трактуют религию и убеждают людей в необходимости сепаратизма и подрывают единство нации. Но люди – не пассивные фигуры, принимающие всё, что вкладывается в голову. И если на такие призывы реагируют, значит есть запрос, который такой идеологией удовлетворяется".

По словам Стародубровской, это может быть связано с дискриминацией, маргинализацией и отчуждением не только на индивидуальном уровне.

"Об этом говорят сейчас авторы теории сегментной ассимиляции. Что ассимилируются все, вопрос – куда? То ли в мейнстрим, то ли в маргинальную культурную среду. Последняя может стать естественной сферой их существования. И меры, принимаемые политиками, играют против заявленной цели. Основная идея – "мы вас заставим любить родину". Мол, вас, неправильных, мы рассматриваем как некий объект нашего правильного культурного воздействия и наших правильных ценностей. Такой подход работает на усиление маргинализации и контркультурных проявлений".

Она видит выход в исследовании низовых исламских сообществ, тех, где идет основная жизнь.

***

Вскоре после убийства Пати в октябре 2020 года ряд мусульманских лидеров Франции подписали "Хартию республиканских ценностей", следуя инициативе президента Макрона, направленной на борьбу с терроризмом. В ней прописан отказ от идей радикализма и обязательство соблюдать законы государства. Теперь для разрешения проповедовать все имамы Франции должны будут подписывать этот документ.

Кампания Макрона против радикализации, включая законопроект против сепаратизма и враждебного влияния на французское общество, предусматривает ответственность за разглашение личных данных, влекущих вред для человека, ужесточение наказания за запугивание госслужащих по мотивам религии, обязательство под страхом тюремного срока для родителей обучать детей в школах, а не на дому.

Смотреть комментарии (10)

XS
SM
MD
LG