Ссылки для упрощенного доступа

"После соглашения о границе с Чечней он подписал себе приговор". Могут ли в Ингушетии ликвидировать Конституционный суд


Иллюстративное фото

Накануне в кавказских телеграм-каналах появилось фото подписанного главой Ингушетии Махмуд-Али Калиматовым документа о ликвидации Конституционного суда республики. Согласно распоряжению, подлинность которого официально не была опровергнута, Ингушетия может лишиться этого органа уже через неделю - 1 октября.

Конституционный суд Ингушетии стал известен после того, как признал незаконным соглашение о границе с Чечней, которое вызвало многотысячные протесты в республике. Получив отказ у себя дома глава региона Юнус-Бек Евкуров был вынужден обратиться в Конституционный суд РФ, который подтвердил правомерность земельного договора.

Впоследствии Конституционный суд Ингушетии признал необоснованными региональные ограничения на проведение митингов. Это было связано с отказами в согласовании акций в поддержку арестованных участников протеста.

Справка: осенью 2018 года было подписано соглашение между главами республик Юнус-Бек Евкуровым и Рамзаном Кадыровым о передачи части земель Ингушетии Чечне. 26 марта жители Ингушетии вышли на митинг в знак несогласия с земельным договором с соседями. На следующий день митинг продолжился и закончился разгоном. После протестов в Магасе к уголовной ответственности оказались привлечены 44 человека. Правозащитный центр "Мемориал" признал восемь из них политзаключенными.

"Приговор региональным органам конституционного контроля"

С точки зрения закона ликвидация Конституционного суда какого-либо субъекта Российской Федерации вполне возможна, говорит юрист Института права и публичной политики Виталий Исаков.

"Если законопроект, внесенный главой республики, будет принят Народным собранием, то его можно назвать законным. За него должны проголосовать две трети депутатов. Односторонним распоряжением руководителя региона такой суд ликвидировать нельзя", - отмечает он.

Этот суд чрезвычайно полезен, поскольку в нем можно проверить конституционность региональных подзаконных актов, чего нельзя сделать на федеральном уровне, добавляет Исаков: "В Конституционный суд РФ нельзя, к примеру, пожаловаться на указ губернатора или постановление правительства субъекта. Поэтому в случае ликвидации суда ингушский народ лишится еще одного из способов защиты своих прав".

В правовом государстве на любом его уровне обязательно должны присутствовать все три ветви власти, обращает внимание собеседник: "Если удалить одну, баланс нарушится. И общество потеряет цивилизованный способ решения конфликта между исполнительной властью и парламентом".

Если Конституционный суд Ингушетии всё-таки будет упразднен, это может стать негативным примером для других регионов, считает доцент Российского государственного университета правосудия Ольга Кряжкова.

"Таких судов немного: вместе с ингушским всего 15, - перечисляет Кряжкова. - Вскоре с институтом региональной конституционной юстиции мы можем расстаться вообще. Почему так происходит? Это прямое следствие поправок в Конституцию РФ. В новой редакции статьи 118 перечислены все суды, кроме Конституционных. Это приговор региональным органам конституционного контроля".

"Власть не потерпит самовольность"

В регионе возможную ликвидацию Конституционного суда восприняли негативно. "Совет тейпов" уже направил главе республике Махмуду-Али Калиматову обращение, в котором потребовал отозвать законопроект, названный "покушением на государственность".

"В 2018 году, когда Евкуров подписал антинародное соглашение о границе с Чечней, Конституционный суд Ингушетии оказался единственным государственным органом, занявшим принципиальную позицию по отстаиванию законности и справедливости в отношении ингушского народа", - говорится в обращении.

Идея упразднения суда исходила из Москвы, полагает общественник Башир Балаев: "Ликвидационный процесс - это точно не инициатива главы республики, а указ сверху. Когда председатель Конституционного суда не поддержал незаконную передачу земель Чечне, этот орган подписал себе приговор. Власть не потерпит самовольность и демократию без своей указки, абсолютно все суды нашей страны работают через призму ее интересов, а не народа".

О том, что Конституционный суд Ингушетии пошел наперекор местной власти вспоминает и политолог Высшей школы экономики Евгений Иванов. По его мнению, Калиматов, назначенный год назад главой республики, поторопился воспользоваться открывшимися возможностями, так как его позиции пока неустойчивы.

"Калиматов заинтересован в сокращении институтов власти, способных в легальном поле оппонировать его политике, - говорит Иванов. - Глава исполнительной власти Ингушетии не имеет формальных рычагов влияния на Конституционный суд республики. Сейчас председателем суда является Аюп Гагиев, который открыто выступал против пересмотра границы между Ингушетией и Чечней".

Конституционный суд Ингушетии противостоял руководству региона и по другим вопросам, добавляет эксперт. Например, Гагиев признавал недостаточной сумму, которую бюджет выделил на закупку лекарств.

"Сам Гагиев принадлежит к одному из четырех тейпов, поддержавших бойкот голосования за внесение поправок в Конституцию РФ. С ликвидацией суда Гагиев и те, кого он представляет, потеряют свой рупор в публичном поле и один из последних рычагов влияния на принятие решений в республике", - заключает Иванов.

Отдел правового обеспечения Народного собрания Ингушетии написал отрицательный отзыв на законопроект, назвав упразднение суда преждевременным и необоснованным, сообщил источник Кавказ.Реалий в правительстве республики.

После публикации информации об упразднении Конституционного суда Ингушетии в одном из провластных телеграм-каналов Северной Осетии появился развернутый анализ работы североосетинского Конституционного суда. В сообщении подробно рассказывалось о том, как дорого обходится республике содержание его аппарата. Однако после того, как правовой отдел парламента Ингушетии написал отрицательный отзыв к законопроекту, это сообщение исчезло.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG