Ссылки для упрощенного доступа

"Понятые оказались военными". Житель Дагестана пожаловался на пытки в Европейский суд


Иллюстративное фото

Осужденный на восемь лет за вербовку в экстремистскую организацию "Исламское государство" житель Дагестана Тимур Муритов подал вторую жалобу в Европейский суд по правам человека. Он заявляет, что дал показания под пытками.

Муритов - гражданин Казахстана, но несколько лет назад переехал жить в Дагестан. Как сказано в жалобе в ЕСПЧ, в 2018 году его похитили и заставили признаться в хранении оружия и вербовке людей в ИГ, он получил восемь лет колонии. В августе 2019 года юристы "Мемориала" подали жалобу в ЕСПЧ о пытках в отношении Муритова, а после вынесения приговора - о нарушении права на справедливое судебное разбирательство.

Как рассказала Кавказ.Реалиям юрист Тамилла Иманова, представляющая интересы Муритова, до приезда в Дагестан он обучался в Египте арабскому языку и изучал религию. В республике же он организовал группу для изучения ислама, которая просуществовала, по разным свидетельствам, от года до полутора лет.

Свидетелями защиты и обвинения, по словам Имановой, выступали бывшие студенты Муритова.

"Студенты, которые были свидетелями защиты, сказали, что он просто рассказывал основы ислама, никаких запрещенных листовок не раздавал и никого ехать в Сирию не уговаривал. А также что это лицо, которое он якобы завербовал, они ни разу не видели на занятиях, что они вообще не были с ним знакомы. Свидетели обвинения озвучили версию, которую придумало обвинение", - уверена Иманова.

Человека, которого, по версии обвинения, завербовал Муритов, зовут Роман Юсупов, и он воевал в Сирии, поясняет юрист.

Материалы против Муритова, по её словам, начали собирать в 2017 году, о чем Муритов не подозревал. Один из основных свидетелей обвинения еще в 2017 году предупреждал его, что "под него копают", и советовал уехать, но тот отказался.

Свидетелей обвинения, по словам Имановой, было пятеро. Двое из них дали показания под пытками, а на троих оказали давление.

"В деле были показания понятых, которые соврали, что они были просто прохожими. На самом деле по материалам видно, что они подписывались как понятые по этому делу с 2017 года в четырех разных протоколах. То есть они не случайные люди, они каждый раз «случайно» оказываются возле полицейских. Были ещё понятые, которые оказались военными. Они вообще не имели право быть понятыми. Показания Муритова, подписанные под пытками, были приняты во внимание судом, а его опровержение, которое он дал вслух, не было принято", - рассказала Иманова.

В жалобе Муритова в ЕСПЧ отмечено, что суд не должен был принимать во внимание показания анонимного свидетеля, который слово в слово повторил его показания, выбитые под пытками.

Человека могут схватить, попытать, вложить ему в руки оружие, отвезти в лес и задержать на камеру

По данным МВД, за первое полугодие 2020 года количество преступлений террористической и экстремистской направленности в России возросло. Так, с января по июнь 2020 года зарегистрировано 1 183 таких преступления, что почти на 22% больше, чем за аналогичный период 2019 года. Преступлений экстремистской направленности было зарегистрировано 442, что больше на 41%, чем за первое полугодие прошлого года.

Часто по делам террористической направленности обвинение строится на показаниях тайных свидетелей, отмечает юрист Марина Агальцова. При этом засекреченность свидетелей чаще всего не бывает оправданной.

"У нас были дела, где тайные свидетели говорили при допросе защитой, что у них нет оснований опасаться за свою жизнь. То есть они не боятся подсудимого, их родственникам никто не угрожает. При этом они центральная засекреченная фигура в деле. Засекречивание этих свидетелей абсолютно не оправдано. Это нарушает право на защиту. Получается, что это свидетель, которого научили говорить нужные слова, и мы не можем это оспорить", - рассказала адвокат.

По её словам, по делам террористической направленности на Северном Кавказе в качестве дополнения к показаниям тайных свидетелей используются результаты пыток. Например, человека могут схватить, попытать, вложить ему в руки оружие, отвезти в лес и задержать на камеру.

По делам о финансировании терроризма основная проблема, добавляет адвокат, в том, что следствие не доказывает, что обвиняемый направлял деньги именно на финансирование терроризма.

"У нас есть дело, где человек перевел деньги на банковскую карту другого человека, который, как выяснилось, был в списке воюющих в Сирии. Обвиняемый утверждает, что он вообще не был в курсе его дел. Мы можем ему верить или не верить, но факт в том, что обвинение не представляет никаких доказательств того, что этот человек реально хотел финансировать терроризм, а не просто перевел денежку своему дядюшке", - резюмирует Агальцова.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG