Ссылки для упрощенного доступа

"По большому счету мы без отдыха и все время на колесах"


В период пандемии почти в два раза увеличилось количество вызовов бригад скорой помощи. И почти все нуждающиеся во внимании медиков – с признаками пневмонии. Очень часто врачам приходится выбирать – кому дать шанс на жизнь.

Заура Газимагомедова работает выездным врачом бригады дагестанского центра медицины катастроф. "Кавказ.Реалии" записал ее монолог.

- Смена у нас длится 24 часа. До аврала вызовов было под 600. На одну бригаду, если говорить о средних цифрах и с учетом того, что в смену дежурит около 35-40 бригад, приходится 15-17 вызовов в обычные дни. Сейчас в одну смену – около тысячи вызовов. На каждую бригаду примерно 25, иногда 27-28 бывает. По большому счету мы без отдыха и все время на колесах. Раньше мы могли на обед получить какие-то 30 минут. Вчера мы пообедали в 7 часов вечера. И то, на колесах.

К сожалению, из всех вызовов, которые мы получаем сейчас, 98% - пневмонии. Куда-то исчезли все остальные заболевания. Не все вызовы скоропомощные, не все угрожающие жизни человека. Но люди переживают, боятся, присутствует страх. Но сейчас этот страх оправдан. Когда мы приезжаем, мы видим действительно состояние, которое заслуживает внимания.

Если человек в крайне тяжелом состоянии и он пожилой, к сожалению, он остается дома. Потому что мы все понимаем, чем это все закончится

Пневмонии бывают разной степени тяжести. И они все нас ждут, все нас вызывают, практически все хотят в больницу. Госпитализация зависит от клиник, которые готовы принимать их. Допустим, сегодня нам могут дать пять мест с инфекционной больницы, два с республиканской и еще два места из другой больницы. И тут же они забиваются, не успели больницы открыть для нас двери, там уже все занято.

Республиканская клиническая больница
Республиканская клиническая больница

Если человек в крайне тяжелом состоянии и он пожилой, к сожалению, он остается дома. Потому что мы все понимаем, чем это все закончится. Объясняем родственникам. Если это тяжелый пациент, который должен быть в реанимации, я отвозила их в городскую клиническую больницу номер один. В основном, все тяжелые на моей практике попадали туда. Огромное человеческое им спасибо. Отвозим туда, как правило, там не отказывают. Несмотря на то, что они просто заезжены и просто без сил.

Это огромная моральная нагрузка на врача, когда он должен выбирать. Это ужасно

Помните, когда в Италии была такая ситуация, они вынуждены были откючать от аппаратов пожилых пациентов в пользу молодых. Они об этом открыто заявляли. Немного к такой ситуации приблизились и мы.

Приоритеты в госпитализации мы выставляем по состоянию здоровья. Беременные – безусловно да, дети до трех лет – тоже. Все остальные, пожилые, молодые… Это огромная моральная нагрузка на врача, когда он должен выбирать. Это ужасно. Как я могу выбрать в пользу пенсионера, хотя я с глубоким уважением отношусь к людям в возрасте? Представляете, как я выбираю его, а оставляю молодого, допустим, у которого маленькие дети, который еще не пожил, не успел. Ну вот как это сделать врачу? Это огромная ноша на врача – делать выбор. Слава богу, таких, которых мы оставляем дома, меньшинство. Это люди, у которых пошел уже обратный отсчет, и там ничего уже не сделаешь, куда бы мы их не отвезли.

Этот вопрос убивает. Я пытаюсь в себе подавить и раздавить. Это ужасно, это очень тяжело морально. Я прихожу домой и два часа могу просто пытаться смыть с себя этот день. Эмоции людей, свои эмоции, когда ты понимаешь, что он не жилец, уже все. Его обратные минуты пошли, минуты. Но ты должен успокоить больного, поддержать, сказать, что он поправится, встанет на ноги. Ты заведомо врешь и смотришь ему в глаза, понимая, что ему осталось всего ничего. Это ужасно.

У нас был взрыв. Постепенного увеличения больных не было. До сих пор есть люди, которые не верят в коронавирус, пневмонию

Если взять нашу станцию, мы обеспечены разовыми костюмами, и противочумных костюмов достаточно. Был какой-то период в самом начале, когда на нас моментально обрушилось это количество больных. И нас застали врасплох. Честно сказать, не были даже на 50% готовы. Не только мы, любые клиники. Мы не представляли масштабы. Вначале нам выдавали противочумные халаты – тысячи слоев одежды, в которых тяжело работать. Сейчас это удобные комбинезоны. Очки, маски, перчатки, все есть. Сейчас нет никакого дефицита.

Сегодня утром я сдала дежурство. Если до сих пор 98% вызовов, которые я обслуживала, это пневмонии, то вчера 50% это были привычные для меня артериальное давление, больное сердце и так далее. Я этому безмерно рада. Думаю, что сейчас мы проходим пик. Потерпим еще немного.

У нас был взрыв. Постепенного увеличения больных не было. До сих пор есть люди, которые не верят в коронавирус, пневмонию. Может быть большое количество этих людей и привело к моментальному росту. С одной стороны это и хорошо, наверное. Все друг с другом уже контактировали. Уже должен быть спад.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG