Ссылки для упрощенного доступа

"Где депутаты, в какой норе они сидят?"


Иллюстративное фото

В Дагестане растет число нуждающихся. Пока власти отмалчиваются, людям помогают другие люди

Республика находится в лидерах среди регионов Северного Кавказа по числу заболевших коронавирусом. По данным на 12 мая, заболевание подтвердилось у 2888 человек. Официально от COVID-19 умерло 17 человек, но в республике считают, что жертв гораздо больше (независимые НКО заявляли о 157 жертвах вируса).

Вирус подкосил не только здоровье дагестанцев, но и бизнес: магазины закрыты, предприниматели оказались под угрозой банкротства. Много семей в республике нуждаются в простой продуктовой помощи. Участники одной из групп помощи людям рассказали "Кавказ.Реалии", как они помогают и почему государство в этом не участвует.

Статистика и реальная проблема

"Наш народ сейчас в ужасном положении, хотя и говорят, что все нормально и умерло 17 человек. Мы общаемся с врачами и знаем, что творится. Больницы переполнены, люди умирают каждый день. Видимо, правительству не очень выгодно, чтобы люди знали об этом", – рассказывает Разита Муршидова из представительства Дагестана в Москве.

Разита с командой организовали группу по помощи нуждающимся через WhatsApp, через нее они находят волонтеров и координируются: "Благотворительного фонда у нас нет, мы себя просто называем командой ‘Поддержим народ вместе’. Постоянных участников 5-6 человек. Помогаем малоимущим семьям, многодетным и семьям врачей. Мы собираем продуктовые наборы, вчера я отправила из Москвы 2 тысячи масок и сто комбинезонов для скорой помощи в Махачкалу. Работники скорой обратились к нам сами. Я обратилась в республиканский Минздрав, а они сказали – дайте имя того, кто пожаловался, мы ему устроим. Проблема их не заинтересовала".

Собеседница рассказывает, что идея проверять аптеки Махачкалы исходила также от их группы: "Мы подняли шум, начали распространять видеоролики и рассказывать, где по завышенным ценам продают медикаменты".

Заявок на адресную помощь очень много – в день иногда нужно развозить до 300 пакетов с едой: "Там бывает мясо, куры, яйца, мука, яблоки, сахар, груши… Стараемся уложиться в 2 тысячи рублей на набор. Сами собираем, скидываемся, пять человек постоянно вкладывают свои личные средства, другие тоже помогают".

Она составляет списки адресов и телефонов, передает тем, кто работает в Махачкале. Все люди участвуют как волонтеры. Добровольцы уже охватили Каспийск, Кизляр, Махачкалу, Семендер и Ленинкент.

"Только люди сейчас друг другу и помогают. Где депутаты, в какой норе они сидят? Никто не знает, – говорит Разита. – Власти местные сказали, что раздали продукты по своему району. Мы звонили и спрашивали. Нам ответили, что никто ничего не получил. Какие у них районы, мне непонятно".

Подход к контролю за распространением вируса в республике Разиту удивляет: "В Дагестане никого не проверяют в аэропорту. Я слышала о парне, у которого заболела мать, он не смог положить ее в больницу в Махачкале, у нее на компьютерной томографии подтвердили пневмонию. Он на обычном самолете ее вывез в Москву. В чем виноваты люди, которые с ними летели и могли заразиться? Людей, которые так поступают, я не понимаю. Человек взял и заразил 200 людей получается".

Более 1000 семей, больше ста волонтеров

Закупкой и передачей продуктовых наборов по адресам в Дагестане занимается председатель общественного движения "Матери России" в республике Сефижат Магомедрасулова. Она говорит, что на сегодняшний день непосредственную помощь постоянно оказывают 10 человек, всего за время работы помогли более ста человек: "Сама я развожу продукты каждый день. Семей нуждающихся все больше, мы развозим с утра и до самого вечера. Начали мы с 30 марта, люди тогда уже начали терять работу, на сегодняшний день около тысячи семей мы посетили".

Впервые столько людей у нас нуждаются в продуктах, говорит собеседница: "Есть семьи, которые стоят на учете в благотворительных фондах, но так много не было никогда. Люди звонят нам сами. Сработал эффект соцсетей, мои контакты теперь есть у многих. От 20 до 50 заявок в день приходит, так что обращаться за списками нам никуда не пришлось. Про государственную организованную программу помощи в республике я ничего не слышала".

Не все понимают, что помощь осуществляется за счет исключительно частных средств: "Бывает такое, что люди звонят с агрессией – мол, мы к вам обратились несколько дней назад, а вы еще не приехали. Некоторые, когда обращаются, говорят ‘Нам же положено, мне и дочке’. Были ситуации, когда мы приезжаем и видим большой частный дом, была заявка от семьи сына. А он дал заявку еще на свою маму в соседнем доме. И мы поняли, что люди думают, что это господдержка какая-то обязательная для них. Не все в курсе, что это частная благотворительность. Были случаи, когда люди, узнав, что мы это делаем за свой счет, отказывались от помощи и говорили, чтобы мы отдали ее кому-то более нуждающемуся".

Товары Сафижат закупает мешками, фасовкой занимаются дочери, а старшие сыновья помогают развозить. Все, кто доставляет продукты, обязательно используют маски и перчатки, их также раздают вместе с наборами. Продукты оставляют у дверей, чтобы не было контакта.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG