Ссылки для упрощенного доступа

Финансировал боевиков, не выходя из камеры?


Аслан Санашоков

Отсидевшего 16 лет уроженца Черкесска подозревают в финансировании НВФ в Сирии

Уроженец Черкесска Аслан Санашоков обвиняется в финансировании незаконного вооруженного формирования в Сирии, ч. 1 ст. 208 УК РФ. Управление ФСБ по Ставропольскому краю инкриминирует ему организацию в 2014 году перевода денег некоему Абдуле Абдулаеву, якобы связанному с террористами.

“Используя неустановленные технические средства для выхода в интернет, Санашоков при неустановленных следствием обстоятельствах скопировал со страницы “Вконтакте” на флекшкарту объявление о сборе средств для боевиков НВФ в Сирии на карту Сбербанка”, – сказано в документах следствия.

Сам перевод, по версии обвинения, сделал по просьбе Санашокова его знакомый Мухаммед Танатаров с карты Сбербанка своей жены на другую карту Сбербанка.

Однако Санашоков вот уже шестнадцать лет находится в заключении. В 2005 году Верховный суд Карачаево-Черкесии приговорил его к такому сроку по статье 317 УК РФ, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов.

22 апреля Санашокова должны были освободить из ставропольской колонии строгого режима ИК №11. Семья и адвокат ждали у ворот колонии, но сотрудники ФСБ скрытно вывезли его в городской изолятор, а близкие его так и не увидели. Возбуждение нового дела против Санашокова датировано тем же днем.

Мужчина утверждает, что обвинение сфабриковано, Абдулаева он не знает и ничего ему не отправлял. По его словам, он опасался фабрикации нового дела еще прошлым летом, когда ОМОН и ФСБ явились с обыском к его жене Рузане Атаковой и свозили ее на допрос с полиграфом.

“В январе 2020 ко мне в ИК прибыл майор ФСБ с допросом об Абдулаеве. 30 января на моё спальное место была подброшена флешкарта, которую потом изъяли с понятыми”, – пишет Санашоков в обращении к правозащитникам и в прокуратуру.

Кроме того, сообщает обвиняемый, в феврале сотрудники ФСБ допрашивали его сокамерников о флешкарте, но те рассказали, что она подброшена. Однако, как заявил адвокат Санашокова Рамазан Узуев, эти доводы ни следствие, ни суд при избрании меры пресечения 24 апреля не приняли во внимание.

“Когда ко мне приехали с обыском силовики, они утверждали, что я перевела деньги Абдулаеву, – расказывает Атакова. – Потом спрашивали меня, просил ли муж делать переводы. Я сказала, да, на еду и нужды Аслана, на счет колонии, но больше никому”.

Адвокат Узуев сообщил, что обвинение также представило тайного свидетеля, который утверждает, что Санашоков являлся имамом и призывал к джихаду посредством денежных переводов.

Это опровергается словами настоящего имама ИК №11, утверждает защитник. Он обращает внимание, что факт просьбы заключенного о переводе пяти тысяч рублей Абдулаеву ничем документально не подтвержден.

Необходимо изучить историю перевода шестилетней давности, чтобы стало ясно, что его подзащитный тут не причем, считает Узуев: “Мы сейчас расследуем путь фабрикации этого дела. Нам предстоит доказать, что флешка подкинута, и выяснить, кто инициатор отправки средств. В 2014 году мой подзащитный уже 10 лет отсидел. Зная, что Абдулаев собирает деньги на джихад, разве он бы отправил? Кроме того, какой смысл копировать номер счета из ‘Вконтакте’ на флешку и шесть лет держать ее в подушке? Было бы безопаснее переписать цифры на бумажку или запомнить”.

В постановлении УФСБ о возбуждении уголовного дела, сказано: “Осознавая, что сбор денежных средств производится для нужд участников НВФ, с целью оказания финансовой помощи, Санашоков не позднее 23 мая 2014 года, попросил Танатарова сделать денежный перевод в размере пяти тысяч рублей”.

По словам адвоката, доводы следствия лишены логики и ничем, кроме слов двоих свидетелей, не подтверждены. Он подчеркивает, дело возбудили в день освобождения Санашокова: “Если бы это сделали в прошлом месяце, было бы психологически легче перенести. Но с Санашоковым поступили подло и цинично. Ему грозит еще полтора десятка лет тюрьмы. Таких дел сотни”.

Санашоков отправлен в СИЗО, его арест продлен до 22 июня.

В УФСБ по Ставропольскому краю по телефону комментарии не предоставили, объяснив, что пресс-службы у местного ведомства нет. Получение письменного запроса “Кавказ.Реалии” о деталях по делу Санашокова в ведомстве подтвердили и обещали ответить в ближайшее время.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG