Ссылки для упрощенного доступа

"Фиксируем и фальсификацию уголовных дел, и пытки". Борьба с терроризмом по-дагестански


Иллюстративное фото

Эксперты рассказали, что собой сегодня представляет подполье в республике

В Дагестане пресечена деятельность одиннадцати ячеек экстремисткой организации "Исламское государство", отчитался на днях руководитель Национального антитеррористического комитета Игорь Сироткин.

"Несмотря на достигнутые результаты, на территории республики продолжают распространяться предпосылки к формированию новых террористических групп из числа сторонников радикальных религиозных сфер. Подтверждением служит пресечение в 2019 году деятельности 11 законспирированных ячеек международной террористической организации «Исламское государство» общей численностью более 30 человек", – цитирует его слова ТАСС.

По словам Сироткина, терактов в прошлом году удалось не допустить благодаря усилению профилактической работы.

В Дагестане на сегодня нет организованного вооруженного бандподполья с единым командованием, как было раньше, уверена директор "Центра анализа и предотвращения конфликтов" Екатерина Сокирянская. Есть отдельные люди, сочувствующие идеологии ИГИЛ, и, возможно, готовящие нападения, которых тоже уже очень мало.

По мнению Сокирянской, борьба со спящими ячейками крайне непрозрачна: если раньше информацию о причастности человека к бандподполью можно было легко проверить, поскольку было реальное подполье, об участии в котором часто знали односельчане и родственники, то сейчас это сделать сложно, так как до момента нападения ячейки в основном действуют в виртуальном пространстве.

"Сейчас не понятно, кто эти люди, которые состоят в 11 ячейках. Насколько они действительно являются сторонниками ИГИЛ и планировали ли они теракты? Сколько их всего? Где они сейчас? Что с ними дальше будет? Поэтому анализировать трудно. К сожалению, никто независимый мониторинг не ведет, – считает эксперт. – Для силовиков тишина, отсутствие терактов –критерий эффективной работы. Однако тишина связана не столько с эффективностью борьбы, сколько с отсутствием самого подполья: радикально настроенные люди уехали на Ближний Восток и мужчины там в большинстве своем погибли, а жители Дагестана в целом абсолютно не разделяют идеологию ИГИЛ".

"Что касается других методов работы, мы по-прежнему, к сожалению, фиксируем и подбрасывания, и фальсификацию уголовных дел и пытки. Силовикам нужно постоянно отчитываться, и, несмотря на то, что никакого подполья и терактов нет, задержанных, подозреваемых по-прежнему много, на федеральной уровне ФСБ сообщает о десятках предотвращенных терактов. То есть силовикам нужна отчетность, а на Северном Кавказе реальная отчетность нередко сочетается с отчетностью частично, а то и полностью подогнанной, сфабрикованной", – заключила Сокирянская.

Политический обозреватель газеты "Черновик" Магомед Магомедов тоже считает, что представление о бандподполье, как о группировке, которая бегает в лесу, вооружившись автоматами, ушло в прошлое. Поэтому под ликвидированными ячейками, о которых говорит НАК, нужно подразумевать союзы людей, которые придерживаются идеологии ИГ, приносят клятву верности или может быть готовятся совершить какие-то акции, но не ведут каких-то активных действий.

"Конечно, есть большие вопросы, насколько соответствуют действительности утверждения НАК о том, что какие-то ячейки побеждены. Если рассматривать дело Абдулмумина Гаджиева (журналист «Черновика», обвиненный в связях с ИГ – прим.ред.), его тоже можно преподнести как раскрытие или ликвидация деятельности ячейки ИГ, потому что ему вменяют участие и финансирование этой организации", – сказал Магомедов.

По его словам, в целом борьбу с бандподпольем можно считать эффективной, но есть много вопросов по методам и прозрачности работы силовых структур: возникают сомнения по доказательствам этих обвинений и по людям, которых называют членами ИГ.

"Раньше было очень много спецопераций, ликвидаций, мероприятий, которые носили чуть ли не характер войны. Сейчас этого всего нет. Отчасти, это связано с тем, что многие воюющие люди уехали в Сирию, кто-то покинул территорию республики, и конечно, с какими-то переменами в жизни Дагестана, связанные с углублением изучения религии по этому вопросу. То есть отход от крайностей и упор на внутреннее саморазвитие", – считает эксперт.

Смотреть комментарии (5)

XS
SM
MD
LG