Ссылки для упрощенного доступа

Украина и кавказцы: итоги года


Иллюстративное фото

Украина для многих кавказцев продолжает оставаться местом, где можно получить убежище. Но миграционная политика страны в отношении выходцев с Северного Кавказа вызывает опасения.

Дело ингуша

Знаковым делом 2019 года для кавказцев стало освобождение из СИЗО ингушского активиста Салмана Сайнароева. Его полиция подозревала в ограблении ювелирного магазина и убийстве охранника. Сайнароев воевал на Донбассе против пророссийских сепаратистов и российских наемников. Он был инициатором расследования обстоятельств экстрадиции своего товарища по батальону имени шейха Мансура Тимура Тумгоева.

Активист был арестован в октябре 2018 года, вскоре после скандальной выдачи Тумгоева, которого военный суд в Ростове-на-Дону осудил к 18 годам якобы за участие в боевых действиях против войск сирийского диктатора Асада.

С самого начала дело Сайнароева, не смотря на инкриминируемые статьи, отличалось от банальной уголовщины. Лидер Меджлиса крымских татар Рефат Чубаров присутствовал на первом заседании суда, когда Сайнароева брали под стражу. Он же вместе с комбатом Муслимом Чеберлоевским и взял ингушского бойца на поруки.

Сайнароев был освобожден почти через год после ареста. Следователь не смог вовремя ознакомить подозреваемого с обвинительным заключением. Да и сам этот документ был настолько некачественно подготовлен, что рассматривать его отказались сначала два районных суда, а затем апелляционная инстанция решила вернуть его на доработку в прокуратуру.

В правозащитном сообществе страны осенью была озвучена идея добиваться включения выданного России ингуша Тумгоева в список на обмен пленными между Украиной и Россией. Пока не известно, как отнеслись к ней политики и спецслужбы, влияющие на формирование списков.

Ожидания кавказских бойцов

Батальон шейха Мансура, объединивший выходцев из Северного Кавказа, после четырех лет боевых действий сложил оружие по приказу военного руководства Украины. Но, как свидетельствуют источники "Кавказ.Реалии", бойцы подразделения базируются неподалеку от линии размежевания на Донбассе и готовы в случае обострения противостояния присоединиться к украинским военным.

Именно бойцы этого батальона, а также добровольцы батальона имени Джохара Дудаева заинтересованы в том, чтобы как можно скорее был реализован указ новоизбранного президента Владимира Зеленского о первоочередном предоставлении гражданства иностранцам-участникам боевых действий. Ожидалось, что процедуру разработает правительство страны. Недавно премьер-министр в своем телеграмм-канале сообщил, что порядок готов, но подробности его пока неизвестны.

Дело дагестанца

Но о либерализации миграционной политики в отношении выходцев из Северного Кавказа говорить преждевременно. Миграционная служба – единственный орган исполнительной власти в Украине, руководство которого осталось на своих местах после смены властной команды.

О преемственности политики в отношении кавказцев свидетельствует дело дагестанца Руслана Омарова, ветерана российско-украинской войны, который претендует на гражданство по факту рождения на территории страны. Статус ветерана дает еще одну возможность для получения гражданства. Но Служба безопасности Украины, которая заблокировала Омарову все пути к украинскому гражданству, не сдает позиции. В письмах, отправляемых в миграционную службу и суды, спецслужба называет Омарова сторонником ИГИЛ, но никаких доказательств не приводит.

Дело чеченца

Еще одно знаковое дело: запрос Следкома России через Интерпол на выдачу чеченца Амхада Илаева. Он легально въехал в Украину десять лет назад и жил с семьей в Харьковской области.

В Чечне его обвинили в причастности к убийству семьи русскоязычных жителей республики. Правда, оно случилось после отъезда Илаева и его младшего брата в Украину. Российских правоохранителей такие "мелочи" не заинтересовали. А вот украинский суд и прокуратура неожиданно встали на сторону российских спецслужб и посчитали обоснованными их требования о выдаче Илаева. Ему угрожает экстрадиция – миграционная служба отказала в убежище. При том, что Илаев вынужденно покинул родину после того, как кадыровцы запытали троих его братьев.

Надежда есть?

Но есть и положительные сигналы для кавказских мухаджиров. Чеченец Али Бакаев, которого в России обвинили в организации нападения на воинскую часть Росгвардии в станице Наурская, был арестован по прилету в Украину, но впоследствии освобожден.

Пока миграционная служба рассматривала его заявление на статус беженца, чеченская благотворительная организация VAYFOND (Швеция) смогла с помощью опытного адвоката добиться исключения Бакаева из розыскных списков Интерпола. Это случилось в 2019 году и дало надежду другим кавказцам на отмену международного розыска, несколько просителей убежища в Украине инициировали аналогичную процедуру.

Еще одно знаковое событие для кавказской диаспоры в Украине прошло почти незамеченным. В страну вернулся Магомед-Амин Саитов, которого подозревают в избиении депутата Верховной Рады Мустафы Найема в апреле 2018 года. Его адвокат в прошлом году говорил, что Саитов готов вернуться в Украину для объективного судебного разбирательства. В судебном заседании после возвращения он прямо сказал о причинах своего приезда в Киев: "Сменилась власть".

Саитов принадлежит к чеченцам из джамаата хабашитского шейха Ахмада Тамима. До начала войны на Донбассе они поддерживали связи с подконтрольными России чиновниками в Грозном. Примечательно, что надежды Саитова на смену власти частично оправдались – он был освобожден судом под домашний арест.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG