Ссылки для упрощенного доступа

"Рассчитывать на государство - иллюзия". В Осетии обсудили проблему побоев


Иллюстративное фото

Во Владикавказе, в Национальной научной библиотеке состоялся круглый стол на тему "Стоп насилию над женщиной!" Организатором выступила сама библиотека. Участвовали юристы, психологи, представители общественности. Обсуждали, как сильно не хватает в регионе кризисных центров для жертв домашнего насилия. Они сходятся во мнении: исправить ситуацию можно, если вызвать общественный резонанс путем широкого обсуждения проблемы.

Первой слово предоставили Вандане Джиоевой, жертве домашнего насилия, чуть было не погибшей несколько месяцев назад от рук агрессора. Она рассказала о динамике развития насилия.

"Вначале ничего не предвещало. Он был тихий, спокойный, уравновешенный до поры до времени человек. Бить начал спустя неделю после свадьбы. Я оправдывала, списывала все на обстоятельства. Быт, нехватка средств, тяжело. Несколько пощечин муж называл 'физическим замечанием' и убеждал, что женщина обязана терпеть", - говорит Джиоева.

"Бил профессионально. Синяков не было"

По ее словам, бил ее муж и на улице, а если кто-то пытался помочь, обидчик говорил: "Она моя жена". И помощник отходил. С этого надо начать, надо менять отношение к насилию в семье, подчеркивает женщина.

Издевательства и побои усиливались в течение нескольких лет. Своим близким девушка не признавалась. Согласно кавказскому менталитету, это стыдно. Она надеялась, что супруг изменится. Его семья, живя рядом, все видела и молчала, говорит Джиоева. Ей самой было куда идти, но держало общественное мнение, осуждение старших.

Агунда Бекоева и Вандана Джиоева
Агунда Бекоева и Вандана Джиоева

"Я не могла доказать, что меня били. Бил профессионально. Синяков не было. Бил меня о стены, о пол и говорил, что сама ударилась, сама упала. Полиция, когда я к ним пошла, спросила, а где тебя побили, на тебе ничего нет? Побои были на теле".

Дела не заводили. Нет свидетелей, мало доказательств, нет даже протокола.

Вандана все терпела из-за ребенка. Уйти решилась, когда дочка в двухлетнем возрасте начала проявлять агрессию, - вечный стресс из-за избиений мамы не прошел даром.

Уйдя от мужа, Вандана устраивалась на работу, но он являлся и избивал, вынуждая покинуть это рабочее место. Девушка находила новое.

Только кома заставила полицию заняться обидчиком

После очередного избиения Вандана впала в кому. Ее привезли в больницу с разбитой головой, сломанной челюстью, переломом ключицы, переломами в грудной клетке, тупой травмой живота. Было несколько операций, два месяца в реанимации на аппаратах, утрата возможности ходить, потеря обоняния и вкуса. Некоторые врачи потом не верили, что все эти травмы были, ведь они несовместимы с жизнью.

Сейчас преступник находится под следствием. Только после избиения жертвы до комы полиция занялась им. Три предыдущих заявления от Ванданы игнорировались.

Когда избиения фиксировались камерами, она не могла получить записи. Техработник дал понять, что это, мол, не по понятиям, "не по-пацански", - свидетельствовать в пользу женщины против мужчины.

Юрист Алан Тедеев, присутствующий на круглом столе, напомнил, что в российском законодательстве до сих пор нет понятия "домашнее насилие". Родственников или супруг в первый раз можно избить практически безнаказанно, лишь за штраф. При этом за то же самое махание кулаками, но на улице, в адрес незнакомца, светит реальный тюремный срок.

Кроме того, домашние побои лежат в сфере частного обвинения. Жертва должна сама доказывать факт избиения, а в суде прокурор обвинения не поддержит. У многих женщин нет ни средств, ни знаний для этого. Врачи же обязаны вызывать полицию жертве лишь в случае причинения вреда здоровью.

Как наказывают домашних насильников в Европе

Тедеев упомянул, что в Великобритании насилием являются по закону любые виды слежки, взлом аккаунтов соцсетей, изъятие паспорта у человека. В США за домашнее насилие предусмотрена серьезная ответственность, срок до нескольких лет, обязательная депортация для иностранцев, какими бы богатыми и именитыми они ни были.

В Беларуси закон о домашнем насилии предусматривает охранный ордер, агрессора обязывают покинуть дом на срок до 30 суток во внесудебном порядке. Этот метод доказал свою эффективность.

Во Франции с первой минуты после обращения жертвы агрессору нельзя приближаться к дому. Действует и наказание для свидетелей насилия в отношении ребенка, если те знали и не заявили в полицию. Штраф - 45 тысяч евро.

Юрист советует звонить на горячую линию МВД

Проект закона в России еще никто не видел, но в основу лег документ 2016, который в свое время не приняли. Там прописано, что при поступлении сигнала необходимо отделить жертву от насильника, защитить имущественные интересы жертвы, ввести охранные ордера действием на несколько месяцев или даже лет. Документ обязывает нарушителя покинуть место проживания вне зависимости от того, кто собственник, вернуть жертве отнятые документы, возместить вред, расходы по лечению пострадавшего и взыскать средства на помощь жертве.

Участники круглого стола
Участники круглого стола

"Это серьезные меры по борьбе и профилактике с насилием. Непонятно, почему так сложно его принять. Но даже в рамках действующего законодательства есть статья 116.1 (Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию). Надо перевести ее из частного обвинения в публичное", - говорит адвокат.

Он советует в любом случае подавать заявление в полицию, а если не принимают, звонить на горячую линию МВД. По словам юриста, это действенный метод.

"Общественный резонанс может что-то изменить"

В поддержку пострадавших от насилия выступила Агунда Бекоева, представительница осетинской организации "Сестры". Она уже два месяца с соратницами занимается информационной работой.

"Мы принимаем обращения от пострадавших в личку инстаграма или в анонимную форму. Пишем посты, стараемся привлечь внимание к ситуации. В нашей маленькой республике несколько десятков обращений за два месяца, при том что большинство молчит. Это тревожный показатель, это говорит о масштабе проблемы. Пишут сами женщины, либо их близкие. Жалуются на рукоприкладство, угрозы, преследования, экономическое насилие. Официальной статистики по случаям домашнего насилия в России нет", - отметила активистка.

Агунда заявила о необходимости создания кризисного центра. Нужен юрист, психолог, соцработник. Квалифицированных специалистов по теме насилия не так много. У жертв глубокие травмы, надо уметь их прорабатывать.

Блогер Алик Пухаев говорит, что в данный момент единственный инструмент борьбы с домашним насилием в обществе - это именно освещение отдельных случаев, публичный разговор о проблеме.

"Рост домашнего насилия - результат разрушения традиционного общества. - поясняет блогер. - Человек не связан со своим родом ни экономически, ни имущественно, ни морально. Так что родовые связи сейчас только на словах имеют роль. Сейчас общественный резонанс может что-то изменить".

По его словам, сейчас в России нет ни традиционного общества, ни гражданского, "мы в безвременье". Домашнее насилие - это ущемление прав человека, а в стране как раз с правами человека "все плохо".

"Рассчитывать на государство - это иллюзия. Полиция пока что последнее место, куда хочется обратиться. Общественное обсуждение может изменить ситуацию", - уверен Пухаев.

Смотреть комментарии (3)

XS
SM
MD
LG