Ссылки для упрощенного доступа

Ингушка из Казахстана: "Башни нас всегда зовут"


Мадина Алмазова

Предприниматель Мадина Алмазова – о собственном деле и советах "поскорее выйти замуж"

Мадина Алмазова ингушка, родившаяся и выросшая в Казахстане. Ее родители – потомки жертв сталинской депортации. Мадина экономист и юрист по образованию, у неё бизнес в сфере финансового консалтинга и управленческий опыт за плечами. О том, тяжело ли ей быть руководителем, как живется ингушской диаспоре в Казахстане и почему в ближайшее время Ингушетии не светит экономический рост, Мадина рассказала "Кавказ.Реалии".

– Казахстан я ощущаю своей родиной, – говорит она. – А Ингушетия моя историческая родина. Так что родины у меня две. Мой первый язык ингушский. Любой ингуш, даже ни разу не бывавший там, всегда ощущает связь с родными горами, башнями. Они нас всегда зовут. На чужбине мы селимся недалеко друг от друга, помогаем землякам и держим связь с родней в Ингушетии.

– Почему после реабилитации часть народа осталась в Казахстане?

– В депортации многие потеряли близких, кто-то целые семьи. Моей бабушке по материнской линии в год высылки было всего четыре, она потеряла родителей. Бабушка по отцу потеряла первого мужа и всех их детей. Я предполагаю, что пережив такое и худо-бедно сумев обустроить быт, некоторые люди решили остаться. Кроме того, Северная Осетия отказалась возвращать земли в Пригородном районе. Выходцам оттуда оказалось некуда возвращаться. Даже после реабилитации ингуши получили некое клеймо, государство долгое время ограничивало нам возможности для образования и работы. Но сейчас ингушам, проживающим в Казахстане, очень комфортно, у нас равные со всеми возможности.

– Зачастую ингушские предприниматели встраиваются в существующий семейный бизнес, вы выстроили свой личный. Расскажите, чем именно вы занимаетесь?

– Сейчас я работаю в двух направлениях. В частном порядке мой профиль – управление проектами. Я создаю бизнес-планы, финансовые модели, консультирую и многое другое. Работаю в основном со средним и крупным бизнесом. Малым предприятиям я помогаю привести финансы в систему, понять, какого результата стоит ждать от разных направлений деятельности. Кроме того, мы совместно с партнерами открыли компанию на площадке Международного финансового центра Астаны.

– На ваш взгляд, что нужно, чтобы в Ингушетии развивался бизнес?

– Нужна политическая воля, создание государством благоприятных условий для развития предпринимательства и привлечения инвестиций. В Ингушетии очень талантливые люди. Кстати, ингушские девушки, если семья поддерживает их стремление к профессии, очень больших успехов добиваются. Надо давать им шанс. Одна моя подруга работает в университете в Москве, другая известная ингушка в Казахстане была главой крупного села, а сейчас работает руководителем образовательного учреждения. Интересная личность, умная и успешная женщина. Очень горжусь ими.

Мадина Алмазова (в центре)
Мадина Алмазова (в центре)

– Вы тоже неоднократно работали на руководящих должностях. С какими трудностями вы сталкивались?

– В одном из банков я руководила отделом финансового анализа. До этого работала в турецкой строительной компании, там в подчинении у меня были 600 человек. Надо учитывать менталитет, мужчины там очень не любят подчиняться женщинам. Директора проектов чувствовали себя "царьками" и поначалу не желали воспринимать меня как руководителя. Возникали проблемы и с моим помощником по закупкам. Приходилось ставить их на место. Конечно, я старалась все разрешать дипломатическим путем, реже более жестко. Если после этого человек продолжал переходить границы, с ним расставались.

Я не сторонник иерархических отношений, стараюсь строить уважительный партнерский диалог и прислушиваюсь к людям.

– На незамужних женщин на Кавказе, как правило, давят. Говорят, что надо думать о семье, а не о карьере. Вы с этим сталкивались?

– Моя мама всегда говорила, что в первую очередь необходимо развиваться как личность, получить образование, расти профессионально, а замуж успею всегда. Я ей за это очень благодарна. А про необходимость устроить мою личную жизнь, как правило, мне говорят малознакомые случайные люди, в основном ингуши. Пишут в личные сообщения, дают советы. Меня возмущает такая бестактность, это мое личное дело. Казахи более эмансипированы. Но и от них, бывает, слышу "тебе бы замуж". Обычно просто отшучиваюсь. Против семьи и брака я ничего не имею, но не ставлю это самоцелью.

– Ингушские девушки в Казахстане могут ходить в брюках?

– Нет, абсолютно. Не трагедия, конечно, но эти ограничения национального дресс-кода необходимо соблюдать.

Смотреть комментарии (15)

XS
SM
MD
LG