Ссылки для упрощенного доступа

Нежелательные родственники


Скриншот из программы ЧГТРК "Грозный"

Депутат Госдумы РФ Адам Делимханов заявил: в Чечне не преследуют людей, чьи родственники воевали на стороне сепаратисткой Ичкерии в период двух российско-чеченских войн. Об этом чиновник сказал в эфире ЧГТРК "Грозный" во время встречи в Урус-Мартане с людьми, которых в сюжете назвали родными тех, кто "ушел в вооруженное подполье". Правозащитники напомнили о преследованиях, которые советник Кадырова забыл упомянуть.

"Ахмат Кадыров говорил, что семьи тех, кто воевал против него, он их не считал ответственными за это. Мы не должны допустить, чтобы родственники убитых заново стали на неправильный путь и начали мстить за своих родных. [Глава Чечни Рамзан Кадыров] попросил вас всех собрать и сказать, что у вас такие же права и обязанности, как и у членов семьи Рамзана Кадырова", – сказал на чеченском Делимханов (перевод "Кавказ.Реалии") собравшимся в мечети.

В сюжете новости о преследованиях родственников обвиненных в экстремизме называют "частью информационной войны, которую ведут против Чечни".

"Часть информационной войны – это утверждение, что родственникам бывших членов НВФ здесь не дают работу, социальные льготы и далее по списку. Эти люди давно стали частью общества, их дети учатся в школах и вузах, а родные и близкие, а родные и близкие живут среди нас", – говорит корреспондент чеченского госканала.

"Масштабов Чечни не достигает никто"

В сюжете ловко обходят вопрос о родных тех, кого власти подозревали в уходе в вооруженное подполье уже после второй войны. Дома их родственников, напомним, сжигают, а семьи выдворяют из республики решением оперативно собранного "народного схода".

В 2008 и 2009 годах после взрывов в Грозном сожгли дома в Аргуне, точно так же власти поступили в 2010 и 2011 годах с домами людей, чьих сыновей подозревали в уходе в вооруженное подполье.

Со временем поджоги становились масштабнее. В 2014 году после нападения на грозненский Дом печати в республике сожгли 16 домов родственников предполагаемых участников подполья.

Впрочем, поджоги как способ наказания использовались до прихода к власти Кадырова-младшего. Он не изобрел, а лишь развил эту практику. В 2004 году Ахмат Кадыров заявил, что ответственность несут не только родственники боевиков, но даже их соседи. Тогда силовики сожгли два дома семей, дети которых воевали на стороне Ичкерии, сообщалось в докладе Human Rights Watch.

Правозащитники напоминают: преследование семей подозреваемых в причастности к нападениям или взрывам – отличительная черта политики Кадырова, который неоднократно подчеркивал, что он одобряет такую расправу и призывает к ней.

Преследование родственников боевиков, изгнание их из республики, поджоги домов – это то, чем Чечня отличается от остального Кавказа, говорит Екатерина Сокирянская, директор "Центра анализа и предотвращения конфликтов": "В Дагестане тоже есть такие факты, но масштабов Чечни не достигает никто. Я не могу утверждать, что все родственники членов незаконных вооруженных формирований были подвергнуты репрессиями, но я сама опрашивала нескольких вдов, мужья которых погибли во время второй войны в Чечне. Они не получают социальные выплаты, кому-то велели детей забрать из детского сада. В целом, чем более высокопоставленным был боевик, тем сильнее это давление".

По ее словам, к женщинам, которые вернулись из Сирии, относятся куда лояльнее, чем к тем, чьи родственники воевали во второй войне в Чечне: "Наверное, потому что в последнем случае силен мотив личной мести, ведь их мужья воевали против кадыровцев".

"'Нежелательных' подвергают жесточайшему прессингу"

Близкая к правительству Кадырова чеченская правозащитница Хеда Саратова отметила, что в сюжете говорится именно о родственниках участников войны, а не о тех, кого сегодня подозревают в экстремизме: "Адам Делимханов говорит, что родственники членов НВФ сегодня не несут ответственности, что они могут спокойно жить – так и есть. Имеются в виду родственники тех, кто воевал и сложил оружие. А не тех, кто до сих пор пытается совершить какие-то злодеяния. Не сжигают дома тех, кто тогда воевал. Если и сжигали, то это было именно в отношении тех людей, которые после войны совершали какие-то преступления".

Программный директор Human Rights Watch по России Татьяна Локшина напоминает о принципе коллективной ответственности, распространенном в республике: "Вторая война – как война – давно закончилась. И люди, попавшие под кадыровские амнистии (многие из них в результате служат в республиканских силовых структурах) и их родственники действительно не преследуются – если впоследствии у чеченских властей не появилось к ним претензий. Но принцип коллективной ответственности в Чечне действует, на нем в большой степени держится режим Кадырова. Родственников ушедших в подполье, родных критиков власти и других 'нежелательных' подвергают жесточайшему прессингу, включая похищения, физическое насилие, принуждение к унизительным публичным извинениям 'на камеру"'.

Остается неясным, зачем Делимханов созвал эту встречу именно сейчас.

"Возможно, это просто очередное внушение людям, что местная власть за них радеет, а окружены они врагами, которые эту власть огульно охаивают в целях дестабилизации Чечни", – заключила Локшина.

Смотреть комментарии (7)

XS
SM
MD
LG