Ссылки для упрощенного доступа

"Наши книги не для дураков"


Виктор Котляров

В книжной ярмарке "Тарки-Тау" в Махачкале участвовало "Издательство М. и В. Котляровых" из Кабардино-Балкарии, которое регулярно получает признание во всероссийских книжных конкурсах. Основатель издательства Виктор Котляров рассказал "Кавказ.Реалии" о проблемах отрасли.

– Насколько книгоиздательство сейчас это выгодный бизнес?

– Когда мы начинали, в 92-м году, это был очень выгодный бизнес. Первые книги мы издавали в сто-двести тысяч экземпляров, они все расходились. Но с самого начала мы не ставили цель заработать денег. У нас была другая, не меркантильная цель: способствовать узнаванию в России о Кавказе и в Кавказе о тех народах, которые здесь живут.

За эти годы мы выпустили более четырех тысяч книг. Все они о Кавказе и о местных народах. Сейчас этот бизнес стал не просто не выгоден, а катастрофически невыгоден. Мы еле-еле выживаем. Возможно, надо менять редакционную политику, а что уже поменяешь, когда книга уже не востребована. Все наши книги не на дураков, наши книги требуют огромной работы. Наше издательство крошечное – всего пять человек. Чтобы подготовить книгу на качественном уровне нужны огромные усилия. За все эти годы, власть в лице всех структур не выделила ни одной копейки на наши проекты, хотя мы просили. Ограничивается тем, что говорят: "Молодец, Виктор, делаешь святое дело". Но я не жалуюсь, я знаю, что плохое время пройдет, а книга останется.

– Если дело не выгодное и нет господдержки, за счет чего существуют частные издательства, как ваше?

– Частных издательств, которые могут широко влиять, не так уж много. Мы, например, массированно издаем заказную литературу. Это очень примитивная литература, но это литература тех людей, у которых есть деньги. Общество воспринимает и ее, значит мы должны ее давать реализовывать. Заработанные деньги мы пускам на собственные книги, которые не позволяют планке опуститься ниже определенного уровня.

Как организованно распространение книг?

– Это очень тяжелый вопрос, потому что система распространения нарушена по всей стране.

Она была в Советском Союзе. Например, Северный Кавказ настолько изолирован, что в Москве книги отсюда практически не представлены. Вот в Дагестане огромное количество книг, но беда издательств в том, что они, замкнувшись на книгах о собственной истории, эту нишу не развивают дальше. Есть отличные книги, которые не просто будет интересны в республике, они интересны и в Москве, и за пределами. Но литература сосредоточена в этой маленькой лакуне и дальше не уходит, потому что нет тех, кто ее распространяет.

Мы варимся в собственном соку и эти книги так здесь и остаются. Замкнутость влияет и на то, что есть осетинская литература, есть кабардинская литература, а писателей нет. Сейчас в Ульяновске проходит всероссийский семинар молодых писателей. Я посмотрел состав. Даже я, человек, который интересуется литературой, никого из них не знаю. Может, там есть и великие писатели, но мы их не знаем. Это нарушение общенационального литературного процесса. Мы знаем в Дагестане Расула Гамзатова и Фазу Алиеву, а дальше – вакуум. Мы остались на уровне советского времени.

Что же вы предлагаете?

– Нужна господдержка национальных литератур. Мало говорить "Мы воспитываем молодежь в любви к родине", надо подкреплять это чем-то конкретным, а конкретного нет. На ярмарке "Тарки-Тау" был конкурс "Открой рот". Это было настолько печально… Просили просто прочитать с экрана. Слов не знают, ударения где ставить не знают. Это был паноптикум безграмотности. Сюда пригнали студентов. Они прошли и даже взгляд не бросили на книги. Или вот выступали дети, которые должны были прочитать стихи собственного сочинения. Я слушал и понимал, что я это стихотворение знаю, потому что оно отнюдь не собственного сочинения. Здесь надо сказать упреки в адрес организаторов, но что могут организаторы? Они могут организовать. Здесь виновата страна, которая упустила молодежь. Нельзя такими примитивными методами восстановить любовь к словесности.

– Почему ваша книга про Канжальскую битву вызвала негативную реакцию у многих в Кабардино-Балкарии?

– Она была воспринята так, в том числе и потому что ее написал не кабардинец, а русский. Тут надо выбирать сторону, а у меня одна сторона: сторона правды. Я не могу идти против истории. Это было и надо воспринимать прошлое, как прошлое, а не проецировать его на сегодняшний день. Это мешает. После этого я стал врагом балкарского народа. Претензии были со стороны балкарцев в том, что я препарирую историю в угоду кабардинцам, хотя это абсолютная ложь.

Смотреть комментарии (5)

Лента Кавказ.Реалии

XS
SM
MD
LG