Ссылки для упрощенного доступа

Невидимая Аиша


Иллюстративное фото

История искалеченной девочки из Ингушетии показала проблемы традиционного общества

"Рука холодная, придется ампутировать", – говорил врач, осматривая семилетнюю Аишу Ажигову из Сунженского района Ингушетии. У девочки обнаружили ожоги, застарелые раны, переломы и гангрену. Аишу перевезли в Москву в НИИ детской хирургии Леонида Рошаля, где медики сообщили, что сохранить ее правую руку не удастся.

Год назад Аиша попала в семью к Макке, тете по отцовской линии. Родственницу подозревают по ч.2 ст.111 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью малолетнего. По словам врачей, травмы ребенка женщина объясняет тем, что Аиша якобы сама села в кастрюлю с борщом, а потом упала в овраг, обнесенный колючей проволокой. Ситуация ухудшилась из-за того, что девочку не повезли сразу в больницу, а перетянули руку жгутом, с которым она ходила несколько дней.

6 июля Макку заключили под стражу на два месяца. Раньше ее уже судили за причинение тяжкого вреда здоровью.

Как выяснилось позже, муж Макки – сотрудник правоохранительных органов. Он заявил, что не знал об издевательствах над девочкой, "потому что не был дома". Кстати, у двух пятилетних сыновей Макки нет следов побоев, но 9 июля директор республиканского реабилитационного центра для детей-инвалидов Али Дударов сообщил – братья отстают в физическом и психологическом развитии.

"Отбери, а что потом будет с этим ребенком – не важно"

В семье Макки Аиша оказалась после развода родителей.

"Тетя девочку у меня забрала после развода", – говорит мать Аишы в эфире местного телевидения. Она вышла замуж второй раз, бывший муж не давал ей видеться с дочкой.

В тетиной семье Аиша жила без оформления опекунства – по бумагам она оставалась невидимкой, пособие на нее родственница не получала.

"Кавказская традиция отбирать у матери ребенка во что бы то ни стало и приводит к таким трагедиям. У нас есть несколько дел на Северном Кавказе, когда детей отец забирает детей у бывшей жены. Как правило, потом такие дети живут не с отцом. Иногда он кидает их престарелым родителям. Эти дети никому не нужны, они не получают нормальную медицинскую помощь, никто не занимается их развитием", – рассказала в беседе с "Кавказ.Реалии" адвокат Проекта "Правовая инициатива" Ольга Гнездилова.

Обычай после развода оставлять детей в семье отца не предполагает полной изоляции от матери, но зачастую происходит именно так. И это вовсе не следование традиции.

"В адатах сказано, что ребенок остается в семье отца и она несет за него ответственность, но при этом мать имеет право общаться с ним. А тут ребенка выключают из общения полностью", – напоминает Гнездилова.

Отец, который не заберет ребенка у бывшей жены, столкнется с косыми взглядами соседей и осуждением родных.

"Общество будет больше уважать мужчину, который забрал ребенка, чем того, который оставил детей жене, – говорит эксперт. – Видимо, какие-то мужчины поступили бы иначе, но их будут считать менее мужественными. Отбери, а что потом будет с этим ребенком – не важно".

"Соседи всю ночь слышали крики"

Аиша оставалась невидимкой не только для органов опеки, но и для соседей, которые жили на одной улице с ее тетей. За высокими заборами и закрытыми воротами они могли не слышать ее крики.

"Эту девочку я видела один раз, больше ее не видела. Я давно ее не видела. Эта женщина оставляла девочку со своим сыном. Но ее дети и за моими детьми иногда присматривали. Хорошая женщина, хорошие дети", – говорит соседка Макки в эфире ГТРК "Ингушетия".

По словам детского омбудсмена в Ингушетии Заремы Чахкиевой, соседи были уверены, что мать Аиши вот-вот вернется. "Кавказ.Реалии" не удалось получить комментарий от Чахкиевой: на многочисленные звонки и сообщения омбудсмен не ответила.

"В традиционном обществе все друг с другом взаимосвязаны, – говорит президент Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем "Кавказ. Мир. Развитие" Саида Сиражудинова. – С одной стороны, в таком обществе считается нормой чрезмерное вторжение в личную жизнь, а с другой, в нем замалчиваются проблемы соседей и родственников".

Сиражудинова приводит в пример убийства по мотивам чести, которые более чем наглядно демонстрируют двойные стандарты традиционного общества: когда девушку, которую изнасиловали или заподозрили в измене мужу, убивает ее собственная родня, односельчане скрывают преступление.

"Скорее всего, так было и здесь: из-за нежелания вмешиваться в дела чужой семьи и конфликтовать, все молчали", – говорит эксперт.

Гнездилова вспоминает подобные случаи и в центральной России: "У нас были несколько вопиющих случаев в Липецкой области: соседи всю ночь слышали женские крики, и только на утро, когда крики утихли, они позвонили родственникам женщины и сказали, что ее избивают. Позже в больнице она умерла от побоев".

"Нежелание вмешиваться в чужую семью, безразличие к преступлениям, которые совершаются совсем рядом, – действительно убивают, – предостерегает адвокат. – Это нужно разъяснять и работать с культурой. Чтобы соседи, если видят насилие в семье, хотя бы анонимно звонили в полицию".

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG